Хорошие газеты
Газета Быть добру Международная газета
"Быть добру"


Родная газета Международная газета
"Родная газета"
Подписаться на рассылку
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка о хороших событиях,
интересных мероприятиях
и полезных объявлениях.

Рассылка группы Google "Быть добру"
Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом











Группы








Загрузка...










2012.07 Девятая книга. Истории из поместий (цикл статей)

Здравствуйте.
Блок тем «9 книга» задуман, как описание практического опыта строительства поместий. Девятая книга пишется реальными делами, их описанием. Если вы уже строите поместье – напишите о своём опыте! Если что-то неясно, приветствуются уточняющие вопросы. Напишите о своём опыте.
Начинаю тему «Девятая книга. Истории из поместий». Это разные истории, случившиеся в поместьях, при создании поместий.
 
Улыбаясь!!! Подняли брёвнышко!!!
Позвал меня сосед помочь ему пол черновой настелить в его деревянном доме.
Утром мы оказались возле этого дома втроём: хозяин – худощавый и невысокий, я ростом 1,76 метра, скажем так, не очень худой и другой сосед – невысокий, среднего телосложения.
Оказалось, что сначала надо покласть лаги. А в качестве лаг выступили лафеты. Если с бревна с двух противоположных сторон снять горбыль, то получится две противоположные стороны у бревна плоские, а две другие – выпуклые, это и есть лафет. Так вот лафеты эти были сделаны из брёвен длиной 8 метров, а диаметр брёвен составлял 40–48 сантиметров. При строительстве дома бригада отказалась такие толстые брёвна обрабатывать, вот хозяин и решил их пристроить. Ну, пол такой получался… Как раз на случай прямого попадания артиллерийского снаряда. Опять же, надёжности, её ведь много не бывает.
Ну, заволокли мы эти лафеты внутрь сруба, а там выяснили, что поднимать нам их придётся на высоту вытянутых вверх рук (где-то 1,8–1,9 метра) и там класть на небольшой выступ, а они сырые, тяжёлые-е! Ну, постояли мы, посмотрели, подумали. Распределили, кто куда разбегается, если эта махина вниз поедет, приготовили несколько палок, чтобы подставить под лафет, если чуть-чуть не достанем до опорной площадки, подложили себе обрезки брёвен под ноги, чтоб можно было повыше встать, а всё-таки как-то не по себе. Взяли!!! Нет, не получилось.
Стоим, дышим. И тут сосед говорит: «А давайте мы, улыбаясь, поднимем это брёвнышко!». Вторая попытка – есть! Причём, как-то легко пошла. Мы все остальные лафеты на место уже играючи забрасывали, каждый раз приговаривая: «Улыбаясь!!! Подняли брёвнышко!!!». Хорошо в тот день поработали.
Как говорил нам учитель истории в школе, человека облагораживает только тот труд, где результатом труда для него является результат труда, а не оплата. Сколько времени прошло, а это «Улыбаясь!!! Подняли брёвнышко!!!» до сих пор улыбку вызывает.
 
За грибами
Здравствуйте.
Расскажу ещё несколько историй из жизни нашего поселения.
Недалеко от нас есть посреди полей с овсом и рожью тополёвые полосы. Они были высажены когда-то для защиты почвы от эрозии, для снегозадержания и наверное ещё для чего-то. Среди этих полос встречаются такие, где тополя толще, кроны у них гуще, а под кронами растут…
Мы впервые в жизни видели столько сухих груздей сразу. Вдоль трассы выстроилась целая вереница торговцев грибами, и у каждого по несколько вёдер! Да крепкие, ядрёные, чистые все, как на подбор. Жена, увидев это, внутренне как-то вся преобразилась (наверное так преображаются полководцы перед битвой) и выдала: «За грибами!!!».
…Мы прочёсывали уже не помню который по счёту околок, лесочек, ложок, перелесок или ещё как это называется. На дне корзин сиротливо болтались несколько сыроежек, подберёзовиков и сухих груздей. Но это были не те грузди! Что-то отличалось в них от красавцев, которые мы видели на трассе. Выехав из леса на трассу, увидели одинокую женщину на обочине, а рядом с ней ведёрко с этими вот… которых мы уже который час пытаемся безуспешно, только под пни не заглядывая, найти. На вопрос: «Где такие растут?» женщина, честно глядя прямо в глаза и указывая прямо туда, откуда мы только что приехали, ответила: «Да вон, в окрестных лесах…», а потом, вероятно неверно истолковав смятение в моих глазах добавила: «Вы не сомневайтесь, у меня грибы свежие, и недорого прошу!».
Это было фиаско!!! Моей репутации грибника был нанесён тягчайший, непоправимый урон! Дело в том, что там, откуда я родом, я в лесу чувствую себя почти как дома в кладовке. Знаю, где, что и в какое время можно найти. Да только земля, на которой мы обустраиваем поместье, на 100 километров южнее родительского дома. Здесь всё не знакомо, мест грибных не знаем, известные мне грибные приметы, по которым можно найти грибы там, здесь чаще не работают.
Мимо шеренги торговцев с грибами в этот раз мы проезжали, отвернувшись в другую сторону.
Положение спас местный товарищ, у которого мы покупали перегной. Он рассказал нам: то что мы видели на трассе, не совсем сухой груздь. Называют его по-разному: тополёвый груздь, земляной груздь, белянка. Ну, как его не назови, а суть такая. От сухого груздя он отличается меньшей белизной, снизу он розово-серый (светло-карамельный), даже крупные (до 30 см в диаметре) экземпляры сохраняют упругость. Этот гриб почти никогда не бывает червивым. А растёт он в старых тополевых лесополосах. В удачные годы не знаешь куда наступить, чтобы ни одного гриба не раздавить.
Когда мы повезли за ним наших соседей с детьми, то заехали попутно за настоящим сухим груздём. Вскоре после начала сбора тополёвых груздей маленькая Полинка бежит к маме, в руках по грибу с характерными следами укусов детскими зубками: - Мама! Посмотри! Этот груздь гойкий, а этот – сладкий!
- А я знаю! - отвечает мама, доставая из своей корзинки два таких же гриба. Только откушено от них побольше.
Тополёвый груздь, когда его сырым жуёшь, сначала сладкий, как обычный сухан, а потом - не горький, а как-то жжёт во рту. Из сухого груздя можно сварить вкусный грибной суп, а из тополёвого – горчить будет сильно. К засолке тополёвый груздь дольше вымачивать надо, в засолке он чуть менее вкусный (ну это уже только гурман отличит или тот, у кого две банки с разными груздями перед ним стоят). Но все недостатки тополёвого груздя компенсируются тем, что он практически всегда чистый, и его много!
Много - это когда багажник джипа втроём забили за два часа под завязку. Сколько там вёдер, даже в голову не приходит считать. Много – это когда жену приходится отрывать от ближайшего к ней тополя, чтоб увезти домой, потому что их уже складывать некуда, а ещё переработать надо. А ещё, это когда после получасового непрерывного ползания и срезания, очень хочется поискать грибы…
Зимой эти грузди со сметаной под варёную картошку…!!! Вопрос о количестве – всё-таки очень качественный вопрос.
 
Будёновка помещицы
Здравствуйте.
Здорово, всё-таки, что мы открыли тему «Помещичьи истории». В «Обмене опытом» пытаешься чего-нибудь умное, важное сказать, так сказать, сухой остаток. А здесь… простор для эмоций и всяких интересных деталей.
Мы с женой эксперименты любим ставить. Если растения садим, как в книгах описано, то обязательно вместе с контролем, семенами, которые во рту не держали. А есть ещё часть растений жены, а часть моих. Забавно наблюдать, как сильно эти растения отличаются. Рассада помидор одного и того же сорта – мои крепкие, тёмно-зелёные, растения жены какие-то синие, низенькие. Я шутил, что они для неё очень стараются, но разнообразие питательных веществ, необходимых жене, так велико, что растения еле справляются с таким серьёзным «заказом». Постепенно растения жены догнали мои по росту, но всё равно были фиолетовые. Когда пришла пора попробовать плоды, выяснилось, что томаты, выросшие для моей половины, обладают, в отличие от контрольных, отчётливым привкусом йода. Другой сорт томатов «Будёновка» она садила, подержав во рту, а контроль просто в землю. Плоды с кустов, посаженных через рот, были значительно крупнее контрольных и другой формы. Я называл их «Будёновка помещицы». Если представить, что обычная Будёновка на обычную голову, то Помещичья будёновка – на очень большую голову. Как же в них надо было нуждаться в момент посадки!
Болгарские перцы, семена которых садила жена, для меня были просто хорошими перцами. Настоящее потрясение меня ждало, когда я попробовал перец с куста, посаженного мной. Как описывал Владимир Мегре сцену лесного обеда, когда он вкушал овощи, выращенные Анастасией, я потом вспомнил, но когда я откусил от перца… Это было состояние какого-то выпадения из реальности, когда весь организм блаженствует от того, что происходит. Вырвало меня из этого состояния ощущение, что я укусил свой палец. Осознав, что весь перец вместе с семенами и зелёным черешком съеден, я тут же обнаружил, что руки уже перебирают кусты перцев в поисках нового плода.
Следует заметить, что всё это происходило на фоне голодания. Жена летом уехала на море, а у меня вдруг обнаружилось столько дел, что жалко было времени готовить, а тем более мыть посуду. Ел я только тогда, когда «кончался бензин» и наступала слабость. Готовил горячее где-то один раз в два дня. Выяснилось, что вокруг полно съедобного. Когда надоедало то, что растёт на огороде, я шёл «в поля». Руки тащили в рот иногда то, на что обратил внимание впервые в жизни (это на третий год жития в поместье!), и уж подавно я не знал, да и сейчас не знаю, как называется. Странно то, что после таких походов, хоть съедал совсем немного, слабость исчезала, а чувство голода трансформировалось в ощущение сжатой пружины, которая, распрямляясь, даёт мне силы. Вот в один из таких дней и произошла история с болгарским перцем. Интересно, что пережил всё это я со второго плода (первый был с куста жены).
Посадили мы однажды помидоры в траву… Но об этом в следующий раз.
 
История о помидорах в траве.
В книгах Мегре вообще много чего написано полезного. Только вот мы всё как-то стремимся по-своему делать. Ну… мы же сами с усами, в конце концов. Вот там, например, совет есть, как утро надо встречать. Про то, что хорошо в росе искупаться, про ложку мёда натощак… Я знаю, что если я утром сразу после восхода Солнца по своему газону покатаюсь, да лицо росой умою, то потом весь как наэлектризованный хожу, только ощущение есть, что энергия силы такой разрывает, что тело своё готовить к ней надо, чтоб прочно энергию ту удержать могло. Если ложку мёда съем натощак, то печёт в животе потом. Это не боль, как при язве, а как горячее что-то во мне появилось. Про томаты же в книге читал, что под снегом их прятала Анастасия. Под снегом на следующий год мы попрячем, а в этом году посадили в гряду, как всегда, но рассада осталась. Решили разделать мы дёрна кусок у забора, внесли немного перегноя, посадили рассаду, полили и забыли, даже не подвязали. Поливал их в течение лета я дважды, они заросли все травой, лишь ботва кое-где проступает. На грядке обычной томаты уже налились, покраснели, а там, у забора, в траве помидоры все мелкие, только чуть-чуть розовеют. Когда ж покраснели…
Вот, если сравнить помидоры с теплицы и с грядки открытой, конечно с открытой гряды помидоры вкусней, но когда я сравнил их с плодом из травы у забора, других помидор после этого больше не надо. И если в траве не наспели – других не хотелось. И сытные были они, после них как бы сил прибавлялось. Да только немного их было, раз в 10 меньше, чем с растения гряды…
 
Пример с домашними животными, собаками
Здравствуйте.
Истории эти произошли, точнее, продолжают происходить, как водится, с нами, в нашем поселении.
Мы все одни и те же книги прочитали, там многое про образы, про детальность мышления написано, да только восприняли из книжек все разное и мыслим мы по-разному.
Взять, хоть пример с домашними животными, собаками. Приехала наша соседка к себе на поместье. Привезла с собой своего любимца кавказской породы. Огораживать гектар высоким забором ведь никто не собирается, а кусты по ограде ещё не выросли – из травы не видно. Все знают, что животные на поместье – друзья человека, они ему помогают, любят. И вот, идёт по тропинке молодая мама с трёхлетним ребёнком, а навстречу - вот такой друг человека без намордника и без хозяина. Конечно, если собаку не бояться, если понимать, что вот этот её рык – это просто приветствие – вопрос: «Кто ты?», то она друг, а если испугался, на испуг среагирует почти наверняка, как на агрессию. При хозяевах поведение питомца, конечно, гораздо более дружелюбно, вот они и не могут понять, как их верного друга кто-то может бояться.
Вообще, интересно, когда постоянно рядом есть кто-то, но не человек. Пчёлы, по нашим наблюдениям, приветствуют только доброжелательно–сосредоточенное состояние. Если от тебя благость исходит – воспринимают, как естественную часть окружающей среды, что бы ты с ними ни делал. Если настроение «не очень», или мысли «не совсем те», то люди вокруг могут и не заметить, а можно им объяснить, в конце концов, почему это с тобой. Пчёлам, как и собакам и прочей живности объяснять бесполезно. Стоит, находясь невдалеке от улья, удалиться в состояние, отличное от благостного – реакция будет прямо пропорциональна степени отличия.
У нас весной на участке много клещей. Стремление заработать толкает бизнесменов от медицины на подробное и несколько однобокое освещение этого вопроса, это порождает некоторую, на мой взгляд, излишнюю нервозность. Кстати, собака, если её не осматривать ежедневно, является прекрасным инкубатором для этих кровососов. Мы находили под собачьей шерстью и удаляли до сорока штук, а через пару дней история повторяется. Так вот, жена постоянно опасается укуса. Она носит герметичную одежду (в жару!), постоянно осматривается, умудряясь обнаруживать клещей при этом даже на соседних кустах. В сезон ежедневно она снимает с себя до семи штук. Я хожу по тем же тропам того же участка, никогда не заправляю брюки в носки и не отказываю себе в удовольствии снять с себя лишнее. За прошлый сезон я обнаружил на себе одного клеща, он уползал с криком: «Извини, обознался!». Я понимаю, что умничать на тему страха, которого в тебе нет перед тем, кто боится – дело дохлое, и приношу извинения, но почему ещё клещи цепляются за одного и игнорируют другого? Кстати, когда я был подростком, и мы с отцом ездили в лес весной, там была обратная картина. Конечно, я тогда говорил, что «тобой уже клещихи не интересуются», что «да ты просто не вкусный», но из двух десятков обнаруженных нами клещей, девятнадцать, как правило, были на моей одежде.
 
Зима за окном, метёт, снег, ветер, а в доме тепло, укоренённые черенки роз на подоконниках зеленеют…
Появились у нас в поселении двое на снегоходах. Снегоходы дорогие, у каждого по ружью. Ездят, головами вертят, по виду, по повадкам молодые, поразвлечься выехали из соседнего дачного общества. Ну, им поразвлечься, а нам – потоптанные насаждения. Они ведь, как зайца увидят, не будут разбираться что кусты аккуратным рядком сидят – через них и ломанут. Ну, а если случайно на линии выстрела кто окажется…
Мы с охотниками в прошлые годы разъяснительные беседы проводили. Так те мужики пешие, на лыжах. Спокойно окликнешь, объяснишь, что охотиться здесь опасно, и всё – больше его и не увидишь, все, кстати, говорили, что они и не охотятся вовсе. А этим попробуй, докричись. Позвонил соседу – у него снегоход спортивный, дак он в городе оказался. Стою, смотрю в окно, думаю, как бы это донести до человека, что не рады ему здесь. Жена в это время тоже переживает, да «добра» этим охотникам изо всех сил желает. Она у меня вегетарианка, даже рыбу, в отличие от меня, не ест, когда охотников увидела – бежать готова была по снегу «разъяснительную работу» среди них проводить. В общем, дома обстановка напряжённая, эти двое туда-сюда катаются, а я стою, смотрю в окно. Вдруг… До сих пор не понимаю, чего одному из них в логу понадобилось? Там ветром подушку снежную наметает – в запрошлом году жена залезла – еле вытащил. В общем, сел он там и сидит, вылезти пытается, в аккурат напротив нашего дома. Оделся, вышел. Слышу – охотник по рации помощь вызывает.
- Мил человек! Ты не охотился бы здесь. Тут люди живут, и у нас все зайцы посчитаны.
- А я не охочусь.
- А ружьё зачем?
- Для самообороны.
- Ну-ну…
Через час глянул – уехал охотник. Надеемся, что больше мы этих двух не увидим.
 
Я где-то читал, что раньше у человека чувство направления было. Что он раньше мог направление держать безо всяких ориентиров и точно выходить в намеченное место, но сейчас эту способность утратил. У нас ведь одна нога длиннее, поэтому, если в чистом поле постоянно идти прямо, сделаешь большой круг и вернёшься, откуда пошёл.
В первые годы на земле, при попытке пройти узкой тропинкой, которая занесена снегом, постоянно проваливался выше колена, приходилось идти «на ощупь», предварительно пробуя на прочность место, куда собираешься ступить.
Выехали мы с женой в город рано утром, ветер только начинался, а по дороге уже мело во всю. Обратно возвращаться - машину оставили в городе, ехали на автобусе, а от трассы 2 километра с рюкзаками. Дорогу и в правду замело с верхом. Есть сосед со снегоходом, но его неудобно беспокоить, позвонили только, узнали, где снегоходная тропа идёт. Снегоходная тропа – след от трака снегохода сантиметров 50 шириной, но её замело снегом. На ощупь, по пояс проваливаясь в снег, нашли тропу, а дальше – держи направление. Не удержал – провалился по пояс. Оглянулся с полпути назад – цепочка следов ровная, как по линейке.
Вечером следующего дня пошли с женой в гости к соседке. До неё пешком метров пятьсот по тропинке. Тропинку сильным ветром выдуло, нынче вообще ветра сильные, паханые в зиму поля чёрные стоят, так вот эта тропинка – возвышение над уровнем снега сантиметров на пятнадцать. Шли туда и обратно по-темну, откуда-то возникает ощущение в темноте, куда надо ногу поставить, только слушать себя надо внимательно. Чуть отвлёкся – провалился. Провалились мы с женой по паре раз, а так дошли нормально. Я утром вышел, посмотрел, где вчера ходили – там ширина тропинки сантиметров сорок, и она выпуклая, легко соскользнуть, а мы ничего, прошли.
Анастасия говорила, что у людей в поместьях необычные способности открываться будут. Способности ходить прямо безо всякого ориентира и в темноте угадывать путь, у меня раньше точно не было.
 
Чистишь дорогу САМ
Заказали прочистку дороги, а снегу намело… и уехали в город. До трассы пешком по снегоходной дорожке, потом на попутках, наша машина стояла в городе. Вскоре позвонили, что дорога прочищена, и как назло, хоть синоптики и обещали ветер 3-6 м/с (при таком ветре дорогу у нас не заметает), подул сильный ветер.
Из города выезжали часов в десять вечера, в машине - купленные накануне луковицы георгинов, саженцы пионов, роз и много ещё чего. Свернули с трассы на прочищенную позавчера дорогу…
Хорошо любителям всяких трофи, сафари и прочего «экстрима». Выехали колонной машин в десять. Светло, день, если засел – выдернет сзади идущий автомобиль, если нет – десять человек машину хоть на руках унесут. Техническая помощь, если что с машиной случится - с собой, специалист по оказанию первой медицинской помощи – с собой. Экстримь, сколько влезет!
А главное отличие - дом у них за спиной. Не проехали - и ладно, впечатлений уже набрались, поехали домой!
Ночь. Эскудо на первой пониженной, 4 WD, ревёт на пяти тысячах оборотов. Жена рядом как пружина напряглась. Снег в лобовое стекло через капот летит так, что дворники не справляются. Машину по узкому прочищенному тоннелю кидает, а он (тоннель этот), ещё и виляет так, что успевай рулём крути… сели!
Прекрасная возможность сбросить нервное напряжение, поработать лопатой на свежем воздухе, послушать комментарии моей манеры вождения в исполнении жены, подумать о том, что помощи ждать всё равно неоткуда, а цветы в руках не донесёшь - замёрзнут… Наша эскудочка не подвела и на этот раз, вылезли.
Наутро взял я свой снегоуборочник и пошёл дорогу чистить. Надо сказать, что работа в городе – это работа в основном головой, с нервным напряжением, так что добрая физическая нагрузка на свежем воздухе – самое то, что нужно. А нагрузка, надо сказать, очень «добрая». Дорога длиной в два километра, ширина снегозаборника у ротора – метр и четырнадцать сантиметров, чистить надо в два конца. Загвоздка в том, что наметённый ветром снег – это очень плотная и тяжёлая штука, снегоуборочник приходится постоянно толкать, часто – что есть мочи, ещё и раскачивая из стороны в сторону, иначе не идёт. Если снег, даже неглубокий, успел занастоваться, его предварительно приходится раскалывать лопатой. Зато ты чистишь дорогу САМ. Это не «иди и сделай, я сказал» и не «я плачу, а ты делаешь». Когда доходишь до конца дороги у трассы, возникает чувство ликования, радости какой-то, хочется смеяться и прыгать на месте. И прыгал бы, но сил уже не хватает. Кто делал что-то, преодолевая серьёзное сопротивление, и добивался своего, меня поймёт. Обратный путь – уже легче. Последнюю пару сотен метров очень хочется, чтоб снегоуборочник вёз меня, а не я - его. Дома тепло, жена, еда и ощущение выполненной самостоятельно работы. Теперь отъедаться, отдыхать и отсыпаться. Завтра свозить соседку и съездить самому за продуктами, водой. Приезжайте, люди добрые, дорога чистая!
 
Вареникин день
Здравствуйте все!
Прошёл почти год с тех пор, как была написана и размещена последняя история. Сколько всего напроисходило!!! Приятно вспоминать длинными зимними вечерами…
Совсем недавно появился у нас новый праздник. Называется он – Вареникин день. Проводится в любой день, когда хорошая погода и настроение.
Впервые Вареникин день был проведён позапрошлым летом. Жена тогда согласилась с уговорами родни и поехала отдыхать на Юг, на море. Летом дел интересных на поместье очень много, ну просто не успеваешь всё переделать. Готовить есть, мыть посуду мной к интересным делам относится только тогда, когда есть кому оценить. Поскольку единственный человек, обладающий способностью выражать свой восторг по поводу мной приготовленного был далеко на юге, а невымытая посуда могла быть отмыта только с помощью стамески (ну или болгарки), питался я исключительно свежими овощами, ягодами и зеленью с огорода, а также растительным маслом из бутылки, солью и хлебом. Надо сказать, что эта оздоравливающая диета по Анастасии прекрасно снимала слабость, но совсем не избавляла от чувства голода. Я познал радость от съеденного чего-то зелёного, сорванного мимоходом, неземное блаженство от вкуса свежих ягод, не важно какого они цвета и многообразие мира запахов, когда твой нос пытается отыскать что-нибудь съедобное. Раз в два-три дня я варил какую–нибудь крупу или лапшу, и это была не только сама вкусная крупа, которую я ел в своей жизни, она ещё приносила несравнимое ни с чем восхитительное ощущение сытости… Жизнь была прекрасна! По крайней мере, первые две недели.
Как–то я зашёл в гости к соседям, и наблюдая за нехитрыми хлопотами хозяйки на кухне, исполнился такой тоской… А на следующий день, с голодухи, пришло озарение, и понеслось…
Проведя тщательную ревизию оставшихся съестных запасов (для осуществления моего замысла хватало, пожалуй, только соли и картошки), обзвонил соседей и соорудил из подручных материалов длинные столы и лавки, разместив их в тени. После пяти вечера стали собираться соседи. Надо сказать, что летом забот у всех хватало, а пообщаться, поделать чего-то вместе, попеть песен хотелось всем. Мне, кроме всего этого хотелось вкусно поесть, и ждать мне пришлось ещё часа четыре. К этому времени все вместе мы налепили и наварили ведра два вареников с разными начинками. Процесс совместного творения так всех увлёк, что мои попытки перевести его в радость от поедания оного длительное время дружно игнорировались, к тому же каждый хотел попробовать вареники именно со своей, самой вкусной начинкой. В качестве досок для налепленных вареников использовались цельные отшлифованные листы фанеры. В итоге все восемь килограмм запасённой муки кончились.
И дело было не в том, что вареники получились фантастически вкусными и исчезали из тазиков с потрясающей воображение скоростью. Не в том, что ещё пару часов после пели песни у костра, а потом доели всё, что осталось. Дело было в том, что мы все вместе сотворили одну на всех всеобщую, единую совместность. Мы были этим вечером одной единой большой семьёй.
А следующим летом праздник Вареникин день повторился. И снова это было здорово! Только муки опять не хватило.
 
Сказка о Благодатном
Здравствуйте!
Произошло у нас в поселении обсуждение устава нашего. Долго обсуждали, не сказать, что всё гладко было, только родилась у нас идея описать всё языком сказки. Понятнее так, добрее.
Итак, представляю вам Сказку о Благодатном.
 
Стали как-то жители нашего поселения вечерами субботними на полянке вместе собираться. Чайку попить, у костра посидеть, песни попеть, да о делах разных поговорить. О погоде, о видах на урожай, о том, у кого что и как выросло, как торговля да строительство идёт. Решали, какой тема следующего занятия в общественной школе будет, как с дорогой быть, чем гостей занимать и много ещё чего решали. Обсуждали вопросы не торопко, обстоятельно, высказывались по кругу, старались в решениях своих все мнения учесть. Бывало, и дети малые такое подсказывали, что удивлялись все, как сами до того не додумались. А бывало, что и слов не надо было – и так всем всё ясно. Что-то такое в этих посиделках было, что теплее всем становилось. А потом, радовались ещё раз, когда видели, как от их решений жизнь преобразилась. Знали все, что только вместе, с огоньком да с весельем сделанное, радость каждому принесёт.
Жили также в то время люди, для которых посиделки такие непонятными были. Не верили те люди, что вот так, сообща, без руководства да без принуждения жить можно. И поселенцы тогда придумали для них свои посиделки называть то расширенным заседанием Правления, то Общим собранием и даже Председателем иногда кого-нибудь называли… Вот такие непонятливые люди в то время ещё жили. Для них же поселенцы написали руководство к действию, как и что тем делать, чтоб такого же уровня взаимного доверия достигнуть да такие же мудрые решения принимать. Руководство это Уставом поселения назвали. Кто по Уставу такому жить начинал, у тех в поселениях получаться начинало всё замечательно. А места те сплошь благодатными да гармоничными становились.
 
Волияр, Новосибирская обл., поселение Благодатное
 
Волияр, Новосибирская обл., поселение Благодатное
Планируя жизнь в поместье, я всегда возвращался к приобретению животных. Когда я был маленьким, у нас был пуховый козёл. Вероятно, вспоминая о нём, я мечтал о дойных козах. Я хотел приобрести двух козочек сестричек и вырастить их. Жена довольно скептически относилась к этим идеям. Её настораживала привязка к животным, их зависимость от хозяина, невозможность надолго отлучиться из поместья (козу, например, доят три раза в день). Ситуация радикально изменилась после того, как мы отравились некачественными молочными продуктами с рынка. Жена сказала, что мы покупаем дойную козу. А было это в конце октября.
Какую козу!? Ни кормов, ни хлева, да и кто продаст дойную, покрытую козу в зиму?! Коз, то есть молодых козочек продают весной! Летом, на худой конец!
«Будем искать – найдём, корма купим, хлев ещё есть время построить» - был мне ответ.
Нашли козу мы где-то в течение недели. Собственно, это был не первый попавшийся вариант, и даже не второй. Оказывается, есть немало людей, которые хотят продать своих коз, а язык может довести иногда очень далеко. Проблема была в том, что коз многие хозяева держат не в лучших условиях, не всегда за животными следят. Когда приезжаешь смотреть козу, настраиваешься на знакомство с животным, как бы настраиваешься на него и ловишь страдания, которые оно испытывает от неправильного обращения, от плохих условий содержания. А бывают «пустые» козы. Это внешне довольно ухоженные, откормленные животные с отсутствием интеллекта в глазах. Они не проявляют интереса к человеку, не спешат слушаться хозяев, слабо проявляют эмоции, и основным их качеством можно назвать упрямство.
«Наша» хозяйка держала двух коз, маму и дочку, обе были покрыты, мама доилась, дочке предстояло ягниться первый раз. Их нам посоветовала одна знакомая, порекомендовав хозяйку аккуратной и доброй, а коз воспитанными и доброжелательными, к тому же и довольно высокомолочными. Собственно, коза на продажу (вторая дочка), была уже продана и больше там продавать коз никто и не собирался, но через пару дней хозяйка позвонила сама и предложила купить старшую козу.
Надо ли говорить, что всю эту неделю, параллельно с основной работой на стройке у соседа, шло возведение хлева – пристройки к бане, а в последний день – сооружение клетки для перевозки. Сено нам уступили в обмен на будущее молоко соседи, которые заготовили его для коровы, но там что-то не срослось.
Сама коза оказалась чрезвычайно приветливой, терпеливой и, я бы даже сказал, деликатной животиной. Воспитанная женщиной, она долгое время бегала за моей женой как привязанная, воспринимая меня, как просто обслуживающий персонал. В первый же день мы по незнанию накормили её коноплёй, она потом буянила в недостроенном сарае, пока жена не догадалась успокоить её пустырником, съеденным козой с жадностью. Кстати, позже я подводил козу к пустырнику – всякий раз безрезультатно. Начитавшись о диетах для коз, а так же об опасности перекорма, мы в первые же дни посадили козу на голодную диету. Это выяснилось потом, когда в ноябре я выпустил её пастись на неглубокий снег и увидел, сколько коза съедает на пастбище, с ней потом ничего не бывает и она потом тихо, спокойно стоит в хлеву. А в первые дни в неутеплённом сарае без дверей, при морозе в минус двадцать с лишним на голодной диете мы учились понимать нашу козу. Иногда пустырник нужен был мне. Вскоре выяснилось, что наша умница никогда не подаёт голоса без необходимости. Чаще всего – это требование покормить, подоить, погулять или просто приветствие. Наблюдая, что и как коза ест в свободном выпасе, мы поняли, что ест она практически всё, что в кормах ей требуется разнообразие, что заставлять её делать что-то – занятие бесперспективное.
О молоке могу сказать, что оно – на любителя. Даже не имея козьего привкуса, оно настолько сладкое и «плотное», что коровье после него воспринимается разбавленным. Творог, творожный сыр, блины на сыворотке – выше всяких похвал. Но важнее молока для меня оказалось наличие существа, которое всегда радо тебя видеть и выражает тебе всяческое приятие.
А впереди очередное приключение – рождение козлят.
Продолжение следует.
10.12.2009 г.
 
А у нас в Благодатном традиция новая родилась – хлеб домашний печь, да на особой закваске.
Началась эта история давно, лет десять уже. Я тогда врачом в больнице работал, так наша повариха, Марья Васильевна, на свой день рождения гостей окрошкой угощала - удивительно вкусной. На мой вопрос ответила, что вкус необычный от кваса особенного, ядерного. Почему ядерного? Не знаю, не спросил тогда, но закваску вместе с подробной инструкцией по применению Марья Васильевна мне принесла. Инструкция простая: жареные сухари нужны, сахар, мука да закваска. Квас вкусный, особенно в жару из погреба достанешь, сядешь в тенёк… А спустя некоторое время мама, как на пенсию вышла, стала дома хлеб печь. Только на пекарских дрожжах он не всегда вкусным получался. Вроде всё по технологии, по рецепту делает, а чего-то в нём не хватает… Посоветовала ей соседка хлеб на квасной закваске делать, которая в магазине продаётся, а мама возьми, да попробуй свою закваску, да ловко так получилось! Он, хлеб то, на квасе долго подходит. Если с утра поставишь тесто, к вечеру хлеб только поспевает, да не любит закваска сильного подогрева - не подходит тогда. В общем, особое отношение к ней нужно. Зато хлеб получается мягкий, вкусный да ароматный! Корочка хрустящая, мякиш упругий, тяжёлый, весь в дырочках. Хлеб этот долго может храниться и не черствеет, не портится, а главное, лишён дрожжевого привкуса. И делать всё ещё проще стало: из кваса – хлеб, а из хлеба – квас.
Мы, как поселились в поместье, года четыре прошло, как об этой закваске вспомнили. К слову сказать, жена у меня покупной хлеб не ела почти – сухарики в основном сушила. А попросила закваску соседка, ей первой хлеб печь захотелось. Мы потом всем поселением к ней по очереди ходили хлеб пробовать… А после уже мы стали печь, да остальные соседи. Все свои рецепты выдумывали: с кедровой мукой, с льняным семенем, с геркулесом, с отрубями, с мёдом, с кориандром – красота!
Когда хлеб в духовке подпекается, по всему дому аромат! А когда готов, сразу без корочек остаётся с двух сторон. Горячую хрустящую корку намазываем деревенским маслом сливочным, оно тает и в мякиш впитывается. Вкуснотища! Иногда к хлебу соседи в гости приходят, так вчетвером полторы булки сразу и уговорим тёплыми - завтра снова хлеб ставить.
 
Как-то собрались мы вечером у соседей, а там торт испекли. Мы с соседями любим зимними вечерами собираться песни попеть, поиграть, поговорить, и чтоб к чаю что-нибудь было. Когда в гости уходили, я хлеб в духовку поставил. Через час сходил домой, достал и исходящую паром булку к общему столу преподнёс. Так даже дети, известные сладкоежки, сказали, что торт – это так, баловство, а вот хлеб с маслом – серьёзная еда.
Хлеб заводить – это как влюблённость. Есть в этом страсть какая-то. Тесто замешиваешь, сам думаешь, хорошо так на душе становится. А потом оно расти начинает! И хлеб будто чувствует тебя: рецепт один, а каждый раз разным получается, и всегда по вкусу приходится!
Кстати, жена хлеб ест теперь с удовольствием, бутерброды из него разные делает, да сухарики свои любимые – они из этого хлеба лакомством получаются.
Валера.
 
А вот из этой истории статья получилась несколько нравоучительная, уж извините.
 
Что глаголет устами ребёнка?
Или учебники истории и обществознания глазами непрофессионала
Сравнительно недавно, около года назад, одна соседская девочка, Саша, попросила родителей перевести её на домашнюю форму обучения. В школе она звёзд с неба не хватала, но и сложностей у неё не было, просто подумала она, что заниматься дома и периодически сдавать зачёты по предметам в школе будет для неё интереснее, и больше времени свободного будет оставаться. Родители у неё оказались прогрессивными, легко пошли на встречу ребёнку и утрясли все формальности, а так же предложили соседям, кому интересно, с Сашей по разным дисциплинам позаниматься. Кто-то хорошо английским владел, кто к биологии, кто к математике склонность проявил, а я в школе историю любил, ну и обществознание – предмет для себя новый, тоже на себя взял. Посмотрел на учебники – вроде новые, «История России. С древнейших времён до конца XVI века», авторы Данилов А.А. и Косулина Л.Г издательства «Просвещение» и «Обществознание» А.И. Кравченко и Е.А. Певцова, издательство «Русское слово», оба для шестого класса. Родители, как люди обстоятельные, их вместе с Поурочными планами для преподавателей купили, словом, все условия для занятий. Интересно, имея за плечами Высшее образование и годы работы в самых разных организациях и разных условиях вновь взять в руки школьный учебник.
Материал в учебниках изложен вроде логично, одно проистекает из другого… Если б не способность детского ума смотреть на вещи под своим углом и задавать неожиданные вопросы.
- Почему именно богатых называют высшим классом? Не благородных, не добрых, не умных, а именно богатых? Или они сами себя так назвали?
- Почему достойный уровень жизни – когда человек способен удовлетворить все разумные потребности? По-моему, достойная жизнь – это когда тебя вспоминают и говорят: «Как хорошо, что есть такой человек!»
- Почему в учебнике важнейшим условием образования семьи является брак? А я думала, любовь…
- Зачем людям нужно государство? Они жили в своём родовом общинном строе, решали всё все вместе и вместе всё делали, сильные оберегали слабых, умные делились знаниями, богатства были общими и распоряжались ими сообща. Зачем понадобились люди, которые ничего не делают, только управляют?
- Саша, давай вспоминать. Люди начинали торговать, появились купцы, которые ездили далеко, чтоб продать свои товары с прибылью, им нужна была охрана. Иногда на мирные селения случались набеги. Тогда люди стали призывать вооружённые отряды для охраны и военной помощи, этими отрядами руководили князья. Князья поддерживали порядок в городах, где родственные связи были не сильны и люди не могли договориться.
- А почему люди не могли договориться и сами решать всё по справедливости? Что им помешало? И когда не было войны, или никто не нападал, чем жили эти вооружённые отряды под предводительством князей? Может это они сами и грабили и нападали, а потом приходили и предлагали помощь против самих себя? То есть государство появилось в результате обмана одних и глупости и страха других? А почему эти князья не хотели возделывать землю и добывать себе пропитание мирным трудом, как все? У них что, руки не из того места росли? И почему, если эти князья были такими мудрыми, достойными власти, они постоянно убивали своих братьев, обманывали, нарушали клятвы, грабили? А династические браки? Если человек торгует любовью, что хорошее он вообще способен сделать? Или за князей ни одна нормальная девушка замуж не хотела? Судя по скульптурам Ярослава Мудрого и Андрея Боголюбского, так и было, таким только в династические браки… Почему Московское княжество при Иване Калите, который скопидомствовал, нарушал договора, занимался подкупом, шантажом, шёл войной на соплеменников превратилось в духовный центр русских земель? Это что, шутка такая?
И ещё:
- Я тут в теме о конституции прочитала, что нельзя издавать законы, которые бы унижали человека, отменяли его права, ущемляли интересы. Я не хочу учить историю и обществознание, мне это неинтересно, тут в учебниках всё про плохое, про неправду, про обман, про несправедливость. Почему для получения аттестата зрелости я вынуждена читать всё это? Иначе я буду незрелой? По-моему, это ущемление моих прав и интересов.
- Саша, а что тебе интересно?
- Интересно с ребятами играть, интересно интересные книжки читать, интересно за своей грядкой в огороде ухаживать, всё на ней садить, смотреть, как всё растёт. Интересно с котом играть, на санках кататься, когда взрослые поют, с ними петь интересно.
- А какие книжки для тебя интересны и чем?
- Люблю книги про Полианну, про Аню из Зелёных Мезонинов, люблю про приключения, Джека Лондона, Марк Твена, прочитала «Войну и мир» Толстого, в основном про «мир», правда…
- Погоди, погоди… Давай так: покажи мне две твои любимые книжки и отметь в них главы, которые ты с удовольствием перечитываешь, ты ведь их перечитываешь?
- Конечно, и не по одному разу.
- Ну вот, отметь места, которые перечитываешь с удовольствием, и те, которые предпочитаешь пропускать, а потом позволь мне их прочитать. Хорошо?
После недолгих манипуляций с оглавлением, в моих руках оказалась «Полианна вырастает» Элинор Портер и «Аня из Зелёных Мезонинов» Люси Мод Монтгомери. Так в тридцать с небольшим я стал читателем книг из серии «Любимые книги девочек».
Могу сказать, что книги эти о прекрасных чувствах, о жизнелюбии, о светлом и хорошем, о человеческом мужестве и взаимопонимании, о том, что добро всегда побеждает. Меньше понравились Саше главы, в которых описываются придуманные взрослыми условности и осложняющие жизнь ограничения и главы, где описывается несправедливость и боль.
 
Дмитрий Сергеевич Лихачёв писал, что история – основа культуры, что изучение истории имеет первостепенное значение в формировании нравственности человека.
Если в учебнике описаны сплошь войны, кровопролитные реформы, убийства, вероломство, стяжательство и даётся подробное описание прогрессивного значения всего вышеперечисленного, то какой нравственный урок вынесет ребёнок из таких занятий историей?
Если основным условием рождения семьи утверждается её государственная регистрация, а брак по расчёту (династический брак) преподносится, как необходимость, как должное – чего нам ждать от обученных таким образом детей в будущем?
Я читал где-то, что история является важнейшей гуманитарной наукой. Гуманитарной, значит наукой о человеке. В учебниках, такое ощущение, что не люди описываются, а роботы. Ничего о личных качествах, о том, почему были приняты те или иные решения, никакой нравственной оценки их действий. Опущены примеры людской доблести, благородства, самоотверженности, проявления лучших человеческих качеств. Складывается ощущение, что единственным движущим мотивом русских князей было увеличение личной власти, накопление богатства, захват новых территорий и интересы не людей, а государства. При этом государство представляется, как некая высшая ценность, оправдывающая что угодно. Чего удивительного, что ребёнок не хочет этим заниматься?
Как-то повелось считать, что детское несогласие - это каприз, что нынешнее поколение всё такое пошло – ленивое, им бы только в компьютерные игры играть, в интернете сидеть, да фантастику читать, ничто другое их не интересует. Сейчас мне кажется, что мы со своим вечным стремлением самоутвердиться, построить карьеру, обустроить собственную жизнь, забыли, что взрослый прагматичный подход нередко неуместен, что дети, вполне обеспеченные всем необходимым и даже более, испытывают постоянный нравственный голод. И вот такие учебники, вполне, собственно отражающие нашу сегодняшнюю действительность, вместе с самой нашей действительностью таковы, что молодёжь предпочитает заниматься чем угодно, чтоб только не видеть тот «счастливый» мир, который мы построили. Мир, в котором высшей добродетелью в обществе (высший класс) у нас считается не способность радоваться, не благородство, не доблесть, а богатство, способность удовлетворить свои материальные потребности, навязать свою волю. Мир, в котором внутреннее, настоящее достоинство подменено уровнем материального достатка. Вот и получается, что молодёжь следует наставлениям взрослых и занимается приобретением этого самого богатства, а потом мучается, поскольку материальное богатство счастья не приносит. Либо, если более остро чувствует неправильность такого положения вещей, мучается сразу, разрываясь между генетически заложенной потребностью учиться у взрослых и генетической же тягой к справедливости, честности и достоинству. А уход в виртуальные миры, пристрастие к наркотикам, бесцельному времяпровождению… Не напоминает ли это попытку восполнить чем-то дефицит культуры, дефицит сильных, красивых чувств, общности, согласия, сформировавшийся в условиях дефицита человечности и правды?
События, описанные в статье подлинные, имя героини изменено.
Новосибирская область, январь – май 2009 г. Валера.
 
Волияр, Новосибирская обл., поселение Благодатное.
 
 
SD7575 (Сергей), Омск, 11 декабря 2009 г.
Волияр, к твоей теме про тополевый груздь.
Я тоже прожил полжизни в лесу, отдыхая летом у бабушки. Много грибов насобирал.
А вот тополевый груздь впервые увидел в 35 лет. Поехали как-то мы с женой за грибами. Взяли с собой её сестру, что живёт в деревне.
Подъехали к тополиным посадкам. Она и говорит - давай подтопольников наберём. Я спрашиваю - каких подтопольников - первый раз слышу о таких грибах.
Ну вышли мы из машины.
А возле тополиной посадки - поле пшеничное. И прямо в земле, на границе поля и леса растут эти подтопольники огромными семьями.
На поверхности их не видать - а копнёшь ЛОПАТОЙ - и вот они все на лопате лежат. И действительно, червивых практически нет - есть только старые, а молодые - все как на подбор.
Набрали мы тогда три мешка этих подтопольников, или тополиных груздей, или валуев (другое название их - валуи).
Привезли домой радостные.
Тёща увидела - расстроилась.
Оказалось, что перерабатывать эти грибы - одна маета. Вымачивать их следует только три дня - чтобы горечь ушла. Затем чистить каждый грибочек - это тысячи штук.
Провели мы за этим занятием всей семьёй, в том числе и малые дети, два дня.
Правда, и замариновали на всю зиму 10 трёхлитровых банок.
А какие они на вкус!!! Просто объедение - со сметаной и с картошкой, да с лучком.
Не поленитесь, кто ещё не знает - обязательно соберите таких подтопольников себе к зимнему столу.
 
А вот ещё история про картошку.
Решил я после прочтения книжек Курдюмова посадить картофель неглубоко, с мульчированием, и глазками.
Как решил, так и сделал.
А невдалеке от этой экспериментальной грядки посадил картофельные очистки. Жена с детьми смеялись: папа картофельные очисти вместо мусорной кучи посадил в землю. Положил я их в небольшую ямку. Присыпал слегка землёй и замульчировал сорванной травой. Периодически поливал, как и всё остальное на участке.
Шло время. Наряду с обычными посадками стали появляться проростки и на грядке с очистками.
Пришли мы осенью собирать урожай. И каково же было моё удивление, когда на грядке с очистками урожайность оказалась даже выше, чем на обычных грядках. А одна картофелина была весом в 800 грамм - огромная такая, как маленькая дыня. Удивления у всех родственников не было предела.
Вот такой у меня был огороднический опыт картофелеводства.
P.S. После моего опыта ни один родственник или знакомый не перешёл на такую технологию - все выращивают также по старинке.
 
AndrewP, Беларусь, Могилёвская область, поселение «Смогилёвка».
С разрешения Волияра, попробую разместить здесь несколько историй из жизни в поместье.
Ранее они публиковались в ныне удалённой теме "Анекдоты о нас", поэтому носят юмористический оттенок.
Заранее прошу прощения у тех, кто их уже читал и некоторую вырванность из контекста (часто эти истории были ответами на реплики в той теме).
Постараюсь восстановить здесь, что там находило наибольший отклик, перемешая, естественно, новыми историями.

Таланты…
К моему «сельскохозяйственному гению» Татьяна всегда относилась снисходительно, или, уж точно не относилась к его ярым почитателям.
Чего стоят только весенние посадки.
Я вычерчиваю на компьютере (в Автокаде) план огорода. Закапываюсь в литературе. Составляю схемы взаимоотношений растений. Тру и переподписываю участки на плане с календарными датами и лунными циклами.
Татьяна сколько-то времени молча наблюдает «за этим безобразием». А затем к моему «священному ужасу» хватает что из семян под руку попадёт и тыркает их в какую ей заблагорассудится грядку.
И когда я, уж после всех посадок, разбираюсь, что она «натворила», всё к удивлению оказывается посажено не только в срок, но и в соответствии с аллелопатией и даже по фен-шую!

…И почитатели.
Я же в огороде, надо сказать, питаю самые нежные чувства лишь к выращиванию морковки да белокочанной поздней (такой вот заяц).
Возвращаемся как-то через несколько дней в поместье, ну, и сразу к своим растениям. Как там наши любимые?
- Андрей,- с крайней грядки зовёт меня Татьяна.
Сама стоит и показывает куда-то в заросли лопушащейся капусты:
- У твоего сельскохозяйственного таланта наконец-то появились почитатели…
Подхожу, вижу: кто-то упёр самый большой кочан-красавец. (Наверное, кто из проезжавших деревенских: капустные посадки хорошо просматриваются с дороги в ярком обрамлении цветущих настурций). Чешу макатырку. М-да…
Гляжу на Татьяну. Принимаю гордую позу. Важно подымаю палец:
- Я бы даже сказал, не просто почитатели,.. а та-айные поклонники!

"Бизнес-идея"
Конец осени. Утро.
Звук буксующей машины прерывает мои мысли о предпринимательстве в поселении.
Выглядываю в окно – кто-то увяз. Из остатков соседского забора выламывает доски под колёса. Одеваюсь, выхожу.
- Здоров! А я тут смотрю: кто из моего (вру) забора доски тягает?
Мужик испуганно начинает оправдываться:
- Ну, извини, понимаешь такое дело… на щуку приехал. Понимаешь…
- Понимаю!
Копаю, подкладываю, толкаю…
Через четверть часа задком-задком таки удаётся выбраться на сухое.
Я уходить, мужик вновь с извинениями за «мой» забор. Деньги суёт. Беру мелкую купюру, объясняю «типа» примирительным тоном:
- Чисто символически: лучше подвезёшь когда.
День. Снова кто-то буксует. Выглядываю в окно, начинаю одеваться. Это местный Толик пробует перескочить ту же лужу. Руль вывернул, да так потихоньку-потихоньку вырулил.
«Эх! Сорвался клиент!» – уже одетым смеюсь про себя, и возвращаюсь к раздумьям о предпринимательстве:
«А, чё? Чем не бизнес - выталкивать машины рыбаков? Очень даже эко-бизнес… Рыбы больше - заборов меньше … Пойти что ль лопату взять – лужу поболе сделать?...».

На понятном
Как-то ещё в городе на собрании обсуждали, на каком языке общаться в поселении. Кому-то был родным русский, кому-то белорусский или украинский. Договорились общаться на «понятном».
Но как показала практика жизни на земле - идёт крен к древнеславянскому.
Заходишь к хлебосольному соседу, а он тебе с порога:
- Чай чаю чаешь?
- Чаю?... Чаю!
Всех с прибывающим солнышком!
 
Кто же мы?
Вначале мы были бандитами, ездящими по деревням и расспрашивающими, где места поглуше…
«… да бабки постарее, а патом по голове дадут чем, да пенсию вытянут. Ты их только слушай, Фёдоровна, они тебе и про пчёлок расскажут и про природу красивую».
Когда по второму разу объезжали понравившиеся места, приходилось слышать:
- Фёдоровна, иди, встречай, это опять твои бандиты приехали!
Версия эта жила не долго, а вернее до того, как начали покупать дома. В глазах местных мы пошли на повышение… «… точно, Ивановна, тебе говорю – спекулянты. Дома поскупливают, в район перевезут, да продадут там за тыщы долларов».
Очередное повышение, к которому мы, правда, были готовы это - «секта». Но здесь мы сработали чётко: местных спокойно пускали к себе в дом и даже приглашали на вечерние чаепития. Поскольку никаких икон, крестов и прочего не было обнаружено, а «сектанты» за чаем говорят об обычных вещах - огороде, детях и т.п., то странности в виде «телевизор не смотрят, водки не пьют» были нам прощены.
Измученная догадками народная мысль не сдавалась и в виде секретаря сельсовета, подписывая бумаги на регистрацию, пошла в «последний и решительный»:
-Ну, ладно Андрей, скажите нам честно, чего вы приехали в эту глушь, кто вы такие?
-Нина Александровна, я вас умоляю, (а с ней мы не раз говорили на эту тему)… ИНОПЛАНЕТЯНЕ МЫ!..
Казалось бы, тема закрыта, и народ в округе потихоньку начал к нам привыкать, но творчество народное не может стоять на месте, и мы, по последним слухам,
…Собираемся строить кирпичный завод!?

Забытые Боги…
Мауэрлат выставляем в уровень, стропила стягиваем на винты да и беседуем. Зашёл разговор о древних Богах славян.
Много Богов было у наших предков. На каждое явление по Богу. Ветром ведал Стрибог, солнышком – Ярило, дождиком – Даждьбог. Были у прадедов и Боги грибов, деревьев, облаков…
На вопрос - кто из них покровительствует строителям крыш пришли к мнению - Бог Крышень, сохранившийся в Индии как Кришну.
Поскольку работали под открытым небом и утихомиривать кучу Богов (норовящих то ветерком пошалить, то солнышком припалить, то дождиком примочить) было хлопотно, то главным над ними на время строительства поставили Крышня.
С утра принимаясь за дело:
«Здравствуй, Крышень! Давай-ка там растусуй всех как положено!».
Шутки-шутками, но туча на горизонте висит ровно до обеда. Как только берёмся за ложки – идёт дождь. А ко времени мытья тарелок уже светит солнышко сквозь капельки на оконном стекле, да Стрибог лёгким ветерком их подсушивает.
Приободрившись вниманием Крышня и далее развивая тему мы стали поминать нужных нам Богов.
Если надо было, чтобы шуруп точно вошёл в обрешётку (а не попал в щель на сучёк или гвоздь) поминали Бога шурупов – Шурупня. Можете смеяться, но после этого все шурупы входили словно по команде.
Славили Шиферобога и шифер кроился (а там сложная вальмовая крыша) как по маслу и в размер!
«Забытые Боги» радовались и помогали нам.

А это из моей любимой темы о взаимоотношениях с моей любимой
Первым делом
Лето. Утро в поместье. Татьяна знает, что я с утра навострился в лес. Проснувшись, нежимся в постели, мило препираемся:
- Андрей, ну зачем нам столько черники, и так вон сорок литров стоит?
- Жадный я, пусть ещё десять литров будет! Пять литров завезём бабушке, десять племянникам, ещё пятилитровое твоей коллеге обещали, по ведру тёте Ане и в Минск. Да и нам литров двадцать пусть останется…
- А нам столько зачем?
- Толкую ж тебе – жа-адный я!
Встаём, каждый занялся своими утренними ритуалами, но чувствуется, что разговор не окончен.
Намыливаюсь, в зеркальце наблюдаю поглядывающую в мою сторону Татьяну. Оно и понятно: я целый день в лесу, а ей первым делом огороды.
Бреюсь, мурчу себе под нос:
- Потому, потому что мы пилоты,
Небо нам, небо нам – родимый дом.
Первым делом, первым делом… кхе-кхе…
Повышаю голос в её сторону:
- Первым делом, первым делом ОГОРО-ДЫ,
Ну, а ЯГОДЫ…?
- … А ягоды потом!!! – радостным голоском подхватывает Татьяна…
 
Волияр, Новосибирская обл., поселение Благодатное
Один день из жизни соседа Попова. И его козы.
Четыре дня стояли морозы. Сначала заваливало за тридцать пять, потом потеплело, градусов этак двадцать восемь, но С ВЕТРОМ! Пока дойдёшь до соседей четыреста метров, раз шесть останавливаешься, чтоб встать спиной к ветру, лицо онемевшее по-человечески ощутить, что-нибудь жизнеутверждающее прокричать, типа А-А-АХ! Как ни странно, такие крики согревают, и нос, грозившийся совсем недавно отвалиться окончательно, милостиво даёт очередную отсрочку.
Всё комфортная жизнь в поместье… расхолаживает. Раньше, пока в городе жил, на работу ходишь в любой мороз. Ну, конечно, первые минут пятнадцать на улице шибко не сладко, а потом – ничего, привыкаешь и целый день уже вроде как и не холодно совсем.
В поместье зимой жизнь другая. На работу не надо, только к соседям поговорить о том, о сём, чайком побаловаться, на репетицию очередного спектакля, да козу покормить. Все основные работы в тепле, дровяной склад в тепле, вот и разбаловались, разнежились нынче соседи.
А тут с утра теплынь настала, градусов пятнадцать, да ветер стих, солнышко проглядывает – красота! Жена говорит: «Сходил бы козу прогулял - вон снова холода по прогнозам, а козе, да на последних сроках беременности гулять полезно». Надо сказать, что козе этой я с утра порядочную охапку сена отсыпал. Ну, получилось так, что из мешка много вывалилось, не складывать же обратно.
Пошёл я, стало быть, её выгуливать. Захожу в сарай, глядь, а сена в кормушке – как не бывало. «Ты куда, говорю, сено подевала?». Коза в ответ переводит взгляд с меня на потолок и начинает его внимательно рассматривать, вероятно, в поисках пропавшего сена. «Куда сено подевала, я спрашиваю!», - повторил я вопрос, когда внимание козябины снова вернулось ко мне. Опять – сначала внимательный взгляд прямо в глаза, потом длительное рассматривание потолка. Изучив внимательно все квадранты слева направо и не обнаружив там сена, коза опять стала глядеть на меня, но уже, кажется, с вопросом: «Какое сено? Что, было какое-то сено?».
- Ладно! Пошли гулять! Беляна, Беляна! – сказал я, выходя из сарая и направляясь в сторону дороги.
Коза вышла на улицу, огляделась, посмотрела в сторону моей удаляющейся фигуры, проблеяла и потрусила за мной.
Надо сказать, что коза на последнем месяце беременности, которая стремится успеть за хозяином по зимней дороге – это ещё то зрелище! Она немного проваливается, да ещё большой живот раскачивается из стороны в сторону на каждом шагу, так, что у неё задние ноги аж заносит. Немного напоминает красавицу на высоких каблуках, спешащую куда–то с двадцатилитровым тазом, полным воды. Её жалобное блеяние навело меня на мысль о том, что, во-первых, идти можно и помедленнее, а во-вторых, если мужчина привык быстро ходить, все женщины одинаково протестуют.
Поскольку снег на обочине был уже довольно глубоким, а кроме променада для животины, стояла задача разнообразить козячье меню, я стал протаптывать тропинки от дороги ко всяким аппетитным, на мой взгляд, растительностям, торчащим из-под снега. Коза некоторое время внимательно и молча наблюдала за моими манипуляциями, потом, когда я углубился достаточно далеко от дороги, произнесла то единственное, что вероятно могло служить оценкой целесообразности моих действий в данной ситуации: «Ме-е-е-е?» Я обернулся и, выдержав полный недоумения козячий взгляд, позвал: «Беляна, Беляна!». В ответ животина неуверенно вступила на только что появившуюся тропу, сделала два шага и опять: «Ме-е-е-е-е???»
- Беляна, иди сюда, посмотри, сколько тут всего вкусного!
- Ме-е-е-е-е!
- Не пререкайся со старшими!- начал я сердиться.
Отойдя ещё на несколько метров вглубь лога, я присел так, чтоб меня не было видно, и позвал снова: «Беляна, Беляна!»
Вскоре коза появилась в пределах видимости, и как ни в чём не бывало, стала объедать всё, до чего могла дотянуться, не сходя с тропинки. Так мы и гуляли некоторое время: я протаптывал в снегу тропинки, а коза шла по ним и объедала понравившиеся ей засохшие листочки, веточки, пока не насытилась. После этого мы вернулись, и коза сразу зашла в стойло, что вообще-то редкость. Обычно она любит клумбы прореживать, к неудовольствию жены.
Я присел на скамеечку, начал её гладить и расчёсывать, а она, упёршись лбом мне в колено, замерла и, вероятно, ловила свой козячий кайф. Потом она тщательно вылизала мне руки, и я не успел глазом моргнуть, как большой палец правой руки оказался у неё во рту в положении, в котором она раскусывает толстые ветки. Она лишь чуть успела сдавить его, но вскрик и шлепок по лбу остановили гастрономические пристрастия козы в отношении моей персоны.
Я принёс ей тополевых веток и сел в проходе. Мне всегда нравится смотреть, как она с аппетитом ест. Коза вдруг прервала своё занятие, подошла ко мне и положила голову на плечо. Я ощущал её благодарность за прогулку, внимание и ласку. Всё-таки козы – очень умные и ласковые животные!
 
Воспоминания козы соседа Попова за этот же день.
Накануне холода стояли!!! Вся подстилка колом встала. Ждёшь утром хозяина, ждёшь, есть охота, а он приходит такой тёплый, вкусно пахнущий и не торопится, зараза… Я ему: «Давай быстрее! Давно кормить пора!». А он сначала зайдёт, потом дверку за собой закроет, потом дверку в загон откроет, потом в загон зайдёт, потом дверку в загон закроет, потом поздоровается, потом погладит… Ага, а плошку с отрубями всё это время высоко держит! Ну… ну давай, ну… вот.., вот так бы и сразу.., и несколько раз подряд… Плошка всё-таки маловатая какая-то. Говорю, говорю хозяину, чтоб побольше завёл… Непонятливый он у меня… Так, отруби кончились... Погоди, погоди, там, кажется, осталось ещё немного! Ну, дай, я хоть плошку вылижу, чтоб ты отруби мне в чистой посуде носил. Эх!!! Маловата плошка! Ага, теперь сена. Ох, ты!!! Сколько мне нынче сена перепало! Это ж тройная норма! Да вкусное какое! Вот люди говорят, что мы, козы, в холода в еде непривередливыми становимся. Посидели бы вы ночью, когда холод козячий, на пустое брюхо! Конечно, есть больше хочется, а норма-то прежняя остаётся, вот и приходится съедать всё дочиста, как и сейчас, например.
Так, кажется, опять хозяин пришёл. Что-то зачастил он сегодня. Что? Куда я сено подевала? В смысле…??
И, между прочим, невежливо указывать другим на то, что они много, по вашему мнению, съели. У всех свои слабости, в конце концов… Там и сена, между прочим, было… на один, ладно, на два укуса.
Ну вот, опять: куда я сено подевала!!!... А сам не пробовал подумать?
Что? Гулять? Ну, если бок о бок, а он будет срывать и подавать мне цветы, растущие вдоль тропинки… Эй! Ты куда так быстро! Стой! Вот опять в который раз размечталась, а этот дубина ушёл далеко вперёд. Подожди ме-е-е-ня!
А идти-то как неудобно, снег проваливается, живот большой, болтается, а так хочется сохранить красоту походки, природную грацию, так сказать. Ну что ты ржёшь!!! Тебе бы так. А я ведь за ним, между прочим, спешу. Подожди меня!
Ну вот, догнала. Уф-ф-ф! Так, а это что такое? Хозяин зачем-то в сугроб полез… Да такой радостный. И меня туда к себе зовёт. Что? Чтобы я туда, в снег? Ни за что!
Нет, я сказала!
Ну, разве что, на пару шагов.
Ага, вон чего хозяин удумал: ушёл в лог и присел, сам меня зовёт, а шапку-то видно. Чего он там нашёл такого, что аж присел? Может, что вкусное? Пойду, посмотрю… Ну, нет, не вкусное, а так, скорее съедобное. А как звал, как звал…
И чего он такой радостный по сугробам лазит? Вымя себе отморозит ещё, или чего у него там… Ну всё, пора домой.
А вот ещё интересно: зачем он вперёд меня в стойло заходит? Что там интересного? И зовёт ведь, как будто что вкусное нашёл. Одно хорошо: пока он в стойле, есть возможность пощипать побеги с клумб, вот это действительно вкусно. Почему мне их не разрешают? Так, ничего не поделать, пора домой, а то хозяин догадается, что я слишком долго иду.
Ага! Когда меня чешут и гладят, я люблю…
Интересно, руки у него, вроде ничего особенного, а язык так приятно пощипывает, может там внутри вкусно… Ой!!! Да что ты у меня нервный такой. Я только попробовать хотела один пальчик. И ничего бы я не перекусила. Сразу в лоб!
Так… Что там у нас? Тополёвые ветки?... Ну, не эспарцет, конечно, но, что поделаешь, есть можно. Вот там, за спиной у хозяина стоит мешок с сеном. Сенца бы сейчас свежего. Так… Голову мимо его головы и тянемся. Тянемся, тянемся, тянемся… Как бы ему объяснить, чтоб сена дал, а? Ох нет, придётся тополёвыми ветками перебиваться. Хороший у меня хозяин, только непонятливый немного. Но ничего. Говорят, у людей интеллект высокий, как-нибудь столкуемся…

Просматривая старые записи в теме «Замысел родового поместья» \ «Откликнитесь, действующие поселенцы! Обмен опытом» обнаружил там среди прочего несколько самых настоящих поселенских историй, которые и размещаю с удовольствием в Девятую книгу.
 
О том, как деревья разговаривают
Точнее, в этой истории разговаривал куст.
Забор вокруг участка мы с женой садим в несколько этапов. Сначала редко, а потом подсаживаем. И вот подсаживаем мы в забор вишни, а жена рассказывает, что тут уже растёт (она это ещё до меня посадила): «Это дёрен, это бузина, а это…. Как же его зовут?...» Не вспомнила и пошла за новыми саженцами, а я остался около безымянного куста стоять. Стою, на душе хорошо!!! Ну, вы знаете, как когда садишь растения. Как-то отвлёкся от всего, а в голове тем временем разговор:
- Как тебя зовут?
- Бересклет.
Стою и думаю: «Что это было? Бересклет какой-то… Какой Бересклет? Кто такой Бересклет?». А жена обратно бежит и кричит: «Я вспомнила, как он называется – бересклет».
 
А ещё со мной произошла одна история, после которой я подумал... Я вообще врач в прошлом… Ну, в общем, судите сами.
Сосед строил баню. Бревна нетолстые, но тягали они их наверх с женой. А она у него тоненькая такая. Я проезжал мимо, увидел, решил помочь. И получилось то, что бывает, когда два работника ещё не сработались. Я приподнял свой конец бревна, а сосед его толкнул на меня. Бревно торцом ударило во внутреннюю сторону лодыжки опорной ноги. Я упал, боль дикая, в глазах темно…
 
Когда немного улеглось, допрыгал до машины и домой, дома сделал компресс, а голеностоп отёк весь и покраснел.
Ночью снится мне сон. Женщина, госпожа, а с ней лекарь китаец. Она показывает на меня и говорит: «Видишь, у человека плохо с ногой? Помоги ему». Китаец подошёл ко мне, ногу посмотрел и сказал, чтоб я накопал вон там глины, аккуратно её отделил от корешков, которые в ней найду и растирал эту глину ногами с небольшим количеством воды в тазу. Когда я это сделал, он что-то помял на ноге, что-то пошептал… Вот и весь сон.
Утром просыпаюсь, откинул одеяло, а голеностопный сустав сини-и-и-й! Отёк ещё сильнее, чем накануне вечером. Ну, думаю – влип! Встал на здоровую ногу, а потом аккуратно на ушибленную… ничего. Я сильнее опёрся – ничего! Отёк у меня держался недели две, но я не хромал ни дня, боли не было!
 
Кто охраняет поместья?
Сосед строил дом зимой. Детали опущу, только приезжает он однажды на своём снегоходе после недельного отсутствия, а от его стройки следы свежие. Он кинулся – не хватает электроинструмента разного и, главное, дорогой электрической тали. Она тяжёлая, её на волокушах утащили. Погоревал сосед и поехал в деревню электроинструмент покупать. Надо сказать, что приехал-то он в поселение на машине, машину оставил у соседки, а до своего поместья на снегоходе. К нему и дорогу поэтому не прочистили (метров триста), он всё равно на снегоходе ездил. Купил он электроинструмент, да без тали как? Один на себе ведь тяжёлое не поднимешь. Сел он опять на снегоход и поехал по следам воров. Возвращается вскоре обратно - аж сияет! Воры чего-то испугались, по чищеной дороге до трассы идти побоялись, полезли через лог, по грудь в снегу, петляя по кустам. Сначала бросили таль, потом по очереди весь похищенный электроинструмент, а последние триста метров до трассы, судя по следам, уже ползли на четвереньках. Вот так.
 
AndrewP, Беларусь, Могилёвская область, поселение «Смогилёвка».
Несколько весёлых рассказов из серии о начинающих поселенцах, начинаются словами: «Настоящий поселенец это тот, кто…»
 
…Не будет пугать пространство Любви и кричать через него, а позвонит по мобильному телефону и тихо скажет:
- Ва-ася, у-ужинать!
 
…Заранее будет готовить себя к выходу на землю – купит собаку, назовёт её «Гектар». Ну, а далее – масса вариантов:
- Гектар, к ноге! (это проекция скорости оформления документов).
- Ой, ты, мой любименький Гектар!
- В этом году мы собрали сорок центне...ээ... блох... с Гектара! (здесь идёт правильная постановка фразы "мы собрали... с гектара" с раздуванием щёк и задиранием носа...).
 
Как ругаются в настоящей поселенческой семье
Муж - мешающейся под руками жене (по её милости доской по пальцам получил):
- Достаточно мне помощи твоей в сотворении великом. Отойди подале, а то сейчас как обниму, да ка-ак поцелую.
Жена, строя глазки, (про себя): "А чего ради, ты думаешь, я здесь вертелась?"
 
«Бывалый» успокаивает
В беседе с глазу на глаз жалуется мама единомышленника:
- Какое-то поместье будет строить. В деревню поедет. Ой-ой! Что ж это из него выйдет?
Успокаиваю:
- Дурь из него выйдет…
 
Загадки от поселенцев
Встречи с друзьями из других поселений иногда обогащают парадоксальным опытом жизни и хозяйствования:
- Для чего нужна лопата при строительстве крыши?
-………..Доски на обрешётку от коры почистить.
- Почему в деревенской хате становится теплее, если ободрать старые обои?
-………..Видны дырки от мышей, которые, естественно, тут же затыкаются.
- Куда с утра можно пойти на лыжах?
-………..На речку... в проруби искупаться.
- Для чего нужен топор в декабре на грядке?
-………..Пришёл чесночка выкопать.
 
AndrewP, Беларусь, Могилёвская область, поселение Смогилёвка.
Да, хоть и начало января, но уже приятно спал морозец, небо голубое, птицы на ветвях чирикают – зовут далёкую весну: «Давай, давай солнышко, прибывай милое…».
В такие минуты вспоминаешь тёплые времена, людей вспоминаешь из тех времён... да, впрочем, и времён нынешних…
«– Я не хочу, чтобы моя мысль с твоей боролась…» (Мегре В.Н, «Родовая книга»).
Другие пути.
Давно её не видел. Вот уж и заканчиваем приготовления к Купале. Ставим палатки невдалеке от праздничной поляны. Поскольку к ночи ожидалось похолодание, а народу могло приехать много, так уж заранее договорились – девушек и детей в дома. Ну а дополнительные палатки – для нас, мужиков и так, на всякий случай. И тут она мимо прошла. Заметили друг друга, холодно кивнули один другому.
Ох, и доставалось мне от неё на городских собраниях: «Предатель идей! И этот человек называет себя анастасиевцем! Да уж, сразу виден твой уровень осознанности!». Ну и я в долгу не оставался: «Ой, только давай без фанатизма! Нет, с такими, как ты, поселение не построишь!». В общем, разошлись пути дорожки…
…Эх, хорош всё же Купала! Закружили праздничные хороводы, заиграли в игры, запели песни. Много нынче на праздник любви, народу собралось. Хороводы по нескольку рядов сразу, да в разных концах праздничной поляны. Игрища. Песни у костров.
К ночи, хоть похолодало и дождик линул, но как-то по-тёплому и ненадолго. Самые стойкие – у большого костра до рассвета – с чаем и под гитару. И откуда вдруг столько песен знаешь – сам себе удивляешься.
Но вот уж и наша компания притихла. Сквозь сгущающийся утренний туман начал светлеть небосвод: Здравствуй, утро купальское!». По холодной густой росе направляюсь к палаткам. Зашиваюсь куда-то меж сопящих спальных мешков…
-… А я, вот в том красивом домике ночевала, – слышу сквозь сон.
Открываю глаза, в палатке полно солнца, а меня, свернувшегося клубком, кто-то заботливо укрыл спальником.
- Это там, где над входом развешены маленькие глиняные колокольчики? – слышу продолжающийся девичий разговор. - Этот домик мне тоже понравился…
Выползаю из палатки. Смотрю, рядом стоит она, с какой-то незнакомой девушкой беседует.
- Доброе утро, девчата!
- Доброе, доброе! - ловлю на себе её строго-насмешливый взгляд.
Умываясь, оглядываю себя: «М-да, лохмат, помят, на льняных брюках водяные разводы, следы от травы и костра. Ах ты, насмешница…».
…Быстро пролетел второй день купальского праздника – вот уж и прощальный обряд. Два круга, один в одном, лицом друг к другу. Произносим хором слова прощания, поднимаем руки – ещё слова – касаемся ладонями, обнимаемся – переходим к следующему человеку напротив. Вот и она передо мной!
- А что это ты в хозяйском ряду делаешь?
- Ну, так - живу я в этом поселении… А это тебе на память о моём доме, - с улыбкой протягиваю маленький глиняный колокольчик на верёвочке…
Поникла как-то вдруг, взяла колокольчик… А обряд идёт, тут уж и обняться надо. Прижала колокольчик к груди, глянула снизу блеснувшей слезинкой. Впервые так близко увидал её глаза…
Ну, мужики, здесь прощайте! То ли от ночи бессонной, то ли сказалось напряжение предпраздничной подготовки… Как в душу заглянул. В общем, ком к горлу… Обнял её и отпустить не могу. Обряд идёт своим чередом – нас обходит. А мы стоим, обнявшись, поливаем друг друга слезами и улыбаемся друзьям вокруг… А друзья в ответ улыбаются нам…
 
Волияр, Новосибирская обл., поселение Благодатное.
Вошёл, чтоб разместить свой рассказ и обнаружил, что у нас, похоже, складывается ещё одна традиция: рождественские романтические воспоминания. Время такое, наверное.
…Она сидела на крыше
Эта история произошла в самом начале моей поселенческой жизни. Собственно, не знаю, как она куда-то и куда попала, но некоторое время назад знакомые рассказали об истории, подозрительно похожей на нашу. О том, как одна девушка познакомилась с молодым врачом в момент, когда сидела на крыше своей недостроенной бани, а потом они поженились и стали строить своё родовое поместье.
Итак, с чего всё начиналось…
Когда я прочёл первые книги «Анастасии», сразу появилось ощущение, что это то, ради чего хочется жить. Вопросы типа «зачем?» и «что делать?» к тому времени, после некоторых разочарований, стали актуальны. В то время я работал врачом, пытался, в меру сил заниматься целительством и выкладывался полностью так, что появилась одышка и при мысли о лечении кого-то начинало тошнить.
Сопоставив затраты, необходимые при строительстве родового поместья, с зарплатой врача и не добившись соответствия, понял, что надо идти в бизнес. Долго ли, коротко ли, путём проб, ошибок и всяких всячин, удалось мне через несколько лет заработать планируемую сумму. В инициативной группе в моём городе к тому времени уже распределяли первые гектары, но мне пришлось тогда от участка отказаться, так как дела свои я ещё не закрыл, а земля, по моему глубокому убеждению, - она как жена. Без внимания её оставлять надолго можно, конечно, но очень нежелательно. Опыт общения с женой, к слову, у меня уже был, конечно, удачный … в смысле, развелись мы к тому времени недавно, а земледелие я любил ещё с детства, у родителей на огороде. Вот тогда я и услышал впервые про «ах, какую невесту!», которая «универ заканчивает!», «баню сама строит!» и «полгектара за сезон деревьями засадила!» - словом, «ай, молодец!»
Логически рассудив, что ни одна нормальная молодая девушка одна этого всего делать одновременно не может, я пришёл к выводу, что просто у этой девушки есть парень, которому она помогает. На мой вопрос о парне я услышал, что он, конечно, есть, но вот как-то на гектаре не очень появляется. «Ну, конечно, он работает в городе, да ещё организует всё строительство, доставку материалов и саженцев, оплачивает и контролирует это всё, когда же ему часто на гектаре появляться?» - сказал я. В ответ как-то помялись, в общем, ничего вразумительного, но добавили, что скоро будут распределять ещё участки на том же поле. К моменту наступления этого «скоро» я уже был полностью свободен, и мы вместе с будущими соседями поехали смотреть землю и выставлять столбики ограждения на новое поле.
Дело было поздней осенью, снежок уже пролетал. Мы проезжали мимо свежепоставленной бани из бруса, а на крыше, около трубы кто-то чего-то делал. Водитель остановил машину, закричал: «Привет, Анюта! Чего делаешь?». Она ответила, что герметизирует печную трубу, даже с крыши не слезла.
Ну, а у нас было полно дел. Группа будущих соседей рассыпалась по периметру выделенного поля, и все вместе мы начали его огораживать. Сразу стало видно, кто чего стоит. Кстати, прошло много лет, а то первое впечатление оказалось удивительно верным. Один ушёл с мечтательным видом куда-то вдаль, трогая руками траву и задумчиво глядя в небо. Другой развил кипучую организаторскую рукомахательность с периодами руковождения и рукоуказания. Третий безуспешно пытался забуриться в землю, вращая бур не в ту сторону. В основном мы всё же методично и постепенно устанавливали свеженапиленные колышки.
- Перепись будущих соседей! Давайте телефоны, адреса, имена! - раздался рядом звонкий голос.
Это ещё что такое?!
Кто вёл дела с управлением через мобильный телефон, меня поймёт. Сотовый очень быстро становится болевой точкой. От его звонка вздрагиваешь, половина головы, к которой его прикладываешь, начинает болеть, и хочешь эту заразу выключить – а нельзя, нельзя ни днём, ни ночью. И кто-то просит у меня номер моего телефона! Нет!
Рядом стояла та самая девушка, которая с крыши слезла. Я периодически видел её среди работающих и уже успел окрестить «колобком с хвостом» и ещё «ядерным взрывом, растянутым во времени». Чувствовалась в её движениях какая-то неуёмная энергия.
Кстати, незадолго до этого одна ясновидящая на мой вопрос о будущей супруге ответила, что будет у меня жена молодая, стройная и … округлая вся. Я посмотрел на неё и подумал тогда: «Ну вот, эта точно округлая, хоть и стройная, и что?!»
А округлое чудо с хвостом, торчащим из-под шапочки, тем временем вопросительно смотрело на меня своими серо-зелёными глазами, держа наготове ручку с блокнотом.
- Я говорю, записываю имена и номера телефонов для общего списка поселенцев.
- А-а-а-а… Я номер своего телефона дам, но только в обмен на твой, а зовут меня Валера.
После секундного замешательства (позже Аня мне сказала, что в этот момент была просто потрясена наглостью некоторых поселенцев), она назвала мне номер своего мобильного и записала мой.
«Ну и зачем?» - подумал я, забивая новый номер в память телефона. «А какая разница…».
К моменту, когда все столбики были поставлены, посыпал снег и начало темнеть. Очень хотелось есть. Все как-то незаметно исчезли с поля, остались трое, включая меня. Мы сели в машину, но поехали почему-то в сторону, противоположную трассе.
- Нас Аня в гости позвала. Заедем, погреемся, чайку попьём, поговорим, - ответил водитель на невысказанный вопрос.
Внутри бани оказалась довольно большая комната, почти четверть площади которой занимала огромная, сколоченная из досок кровать, ещё дощатый стол и несколько табуреток. Пахло чем-то съестным, горела керосиновая лампа. От печки – «Буллерьяна» - разливалось тепло.
Вместо чая Аня стала разливать суп и предлагать хлеб с какой-то аджикой. Эту аджику надо было мазать на хлеб, поскольку в ней много соли, а суп почти несолёный. Суп оказался не только совсем не солёный, но ещё и чечевичный, а аджика… Слава богу, я её сначала чуть-чуть попробовал! Там был сплошной красный острый перец! Надо сказать, что на тот момент я любил есть мясное, солёное, жирное и если перчёное, то только чёрным перцем, а бобовые я не любил всегда, однако тот суп… Он почему-то запомнился удивительно вкусным, правда чай я смог пить, только когда тот уже почти совсем остыл. Между тем мы о чём-то разговаривали, даже и не помню, о чём. В тепле после горячего супа я быстро осоловел, мы собрались и уехали в город.
Вот, собственно, так мы и познакомились. Проснувшись утром, я попытался вспомнить ощущения от своей будущей родовой земли. Мне казалось, что должно быть ощущение какого-то притяжения. Я сосредоточился и закрыл глаза… Никаких ощущений, кроме остаточного жжения от красного перца…
Как же так?! Я помню, как мы ставили столбики, помню чечевичный суп, а про землю-то, что, всё пропустил? Надо ехать снова, но как, на каком автобусе? О!!! У меня же номер телефона Ани записан! Сейчас всё узнаем.
Потом я узнал, как доехать, договорился, что Аня будет на месте, взял с собой еду и поехал с расчётом вечером вернуться. Быстро нашёл место, попили чаю и пошли все помогать строиться Аниным соседям, которые не успевали до холодов. Потом был обед, потом пошёл посмотреть землю. Надо сказать, что земля на поле была покрыта снегом, торчали редкие стебельки, берёзовый лог с краю, тополёвая лесополоса с другого края… Ощущения по-прежнему упорно безмолвствовали.
Вечером, приехав в город, обнаружил, что умудрился оставить у Ани чётки, которые почти постоянно вертел тогда в руках. Дела к тому времени, как уже писал, полностью были закрыты, а потребность в деятельности осталась. Стал размышлять. Почему-то мысли постоянно возвращались к одной одинокой бане… Вот здесь и здесь удобно повесить полки, а то всё на столе, да на лавках сложено, тут надо подсыпать опилками, вот так можно без электричества добывать воду из пробурённой глубокой скважины, вот здесь можно поставить дом… Стоп. Ты о своём поместье будешь мечтать, где что построить… В общем, после нескольких дней маеты в квартире решил, что без моих любимых чёток мне никак не обойтись.
Хорошо, всё-таки, что телефон Ани записал! Позвонил, договорился приехать уже с ночёвкой. Взял с собой спальник, немного инструментов и поехал. К слову, в бане (единственном на тот момент готовом строении на полях) у Ани жили ещё соседи, которые ударными темпами достраивали собственный дом, а также их кошка и щенок, то есть компания там была тесная и дружная. Днём я провёл ревизию пиломатериала, оставшегося от строительства бани, и изготовил несколько оригинальных полочек разного размера, которые мы развесили по стенам. Сразу стало просторнее и уютнее. Ещё ходили в лес за дровами, и я, раззадорившись, взялся тащить здоровую лесину, о чём пожалел, не пройдя и трети пути, но лесину всё-таки дотащил. Аня с тонким стволом рядом шла только что не вприпрыжку. Вечером разговаривали, пили чай, смотрели на огонь, открыв дверцу «Буллерьяна»…
На следующий день выяснилось, что в город мы с Аней едем на автобусе вместе. Пока ехали, стали обсуждать проект Аниного поместья и дома. Кстати, парень её, как выяснилось, действительно интереса к поместью не проявлял и в строительстве бани, посадках и прочих делах практически не участвовал…
Вот так мы встречались, разговаривали, обсуждали. Аня, кроме всего прочего, оказалась весьма категоричным и решительным человеком, и неизвестно, чем бы эта история закончилась, если б не взялись мы однажды за руки… Было ощущение, что у меня в руке что-то то ли необычайно святое, то ли родное, то ли сильное, а скорее всего, всё вместе. Я всегда с недоверием относился к рассказам о том, что «между ними пробежала искорка». Какая там искорка! Ощущение, что через руку гудящим потоком льётся что-то прекрасное, ликование какое-то, и ты весь становишься другим человеком.
Когда, взглядом мартовского кота, добравшегося до большой бутыли валерьянки, я посмотрел на Аню, то увидел, что с ней происходит что-то подобное. Мы не размыкали руки, пока я провожал её домой, а когда я пошёл обратно, то обнаружил, что меня носит от одного края тротуара к другому, как пьяного. Хотелось петь, смеяться и обнимать всех подряд. Усилием воли я заставил себя идти почти строевым шагом, чтоб без проблем пустили в метро. Получилось нормально, только чуть-чуть подпрыгивал от избытка чувств.
Потом мы познакомились с родственниками, поженились, утеплили баню, завезли дрова и остались зимовать, но это уже совсем другая история…
 
AndrewP, Беларусь, Могилёвская область, поселение "Смогилёвка".
В грубочке весело потрескивают вербовые дрова, за окном мороз. Зима, есть время подумать, поразмышлять, что верно было задумано, в чём ошибались, как поступить, что спланировать. Можно неспешно оглянуться назад в прошлое и в который раз убедиться, насколько жизнь мудра.
«Многие… уже начали писать для своих детей свою родовую книгу» (Мегре В.Н. «Энергия жизни»).
Видимые книги
Ещё до выхода на землю договорились общаться с местными и властями на понятном им языке, без высокодуховных заморочек и прочей идеологической агитации. Поскольку дело новое, не известно как пойдёт, так что тише едешь – дальше будешь. Словом, поживём – увидим.
На расспросы отвечали примерно так: кто мы? - мы – друзья, познакомившиеся в походах и праздниках, желаем жить вместе, на своей земле, в своих домах, дышать чистым воздухом, пить чистую воду, кушать со своих садов и огородов, растить в семьях здоровых детей – что тут скажешь-возразишь?
Зачем гектар?
Пока на перспективу: в проекте сад, огород с севооборотом. «Не-а, ручками гектар не вскопаете» – «А кто вам сказал, что у нас трактора не будет». Потом сенокос, пчёлы, козы, коровка… «Тогда мало гектара» – «А кто вам сказал, что потом второй не попросим?»
Про собственный лес с грибами и красивый пруд с ивами на участке не заикаемся, а вот про ветрозащитную полосу и поливочный водоём, если спросят – это вроде как понятно.
Но сельсовет и местные всё равно не очень «эту болтологию» воспринимают, больше полагаясь на крестьянскую смётку и чутьё, а ещё больше на собственные глаза. Приезжают как-то летом председатель сельсовета с секретарём – женщиной, обычный объезд, то да сё, штрафу дать, например, за непокошенное.
Идём с ней и соседкой по улице, секретарь говорит:
– Здесь покошено – вижу, здесь не покошено, – прикрывает лицо с той стороны ладошкой, – не вижу. (А там стройка – полным ходом).
Украдкой смахивает слезу, будто в глаз что попало, вздыхает. Ещё бы! По сельсовету из 1000 народу за прошлые года умирало по 30 человек, а рождался 1, кто не спивается – уезжает. А тут вдруг молодые, весёлые строятся, что-то садят, детки бегают.
Расчувствовалась:
– Так вы, ребята… анастасиевцы!?
– Это почему же?
– Да как же? Вот, книги мне тут давали – почитала.
Про себя: «Договаривались же! Да уж кто-то не удержался!». Хмуро оглядываюсь назад – по опущенным глазам догадываюсь, кто.
– Не знаю, кто как, лично я – андреевец! – вполоборота пробую отшутиться.
– Да вы, ребята… – поняла, что нечаянно «сдала агитатора» и пытаясь смягчить момент, – на самом деле – молодцы, нам бы таких да в каждое село хоть по паре штук…
И ко мне:
- А про андреевцев книги есть?»
 
Волияр, Новосибирская обл., поселение Благодатное.
Сосед купил снегоход
Не помню модели, какой-то японский, спортивный. Любит он скорость, драйв… На самом деле основной драйв испытывает пассажир сзади. Хотя, зная японскую обстоятельность, могу предположить, что пассажир сзади конструкцией снегохода не предусмотрен, а сиденье такое длинное, чтоб водитель мог ложиться, когда встречным ветром сдувает.
Ну, представьте себе. Ты сидишь и видишь только спину водителя, точнее, ты уткнулся в неё каской и прижался что есть силы – держаться, кроме как за водителя, не за что. А мимо, со скоростью до сотни километров в час, пролетает что-то, на что страшно даже посмотреть. При этом водитель может не только держаться за руль, он ещё видит, куда едет, то есть, завидев кочку, он привстаёт на ногах и амортизирует толчок, а пассажир, то есть я, никаких кочек не видит и подлетает, как мешок картошки, уже отчаянно пытаясь удержаться за водителя. Ощущения я вам скажу… выше средних!
Попросила раз соседка отвезти её на снегоходе до трассы. Соседка у нас уже немолодая, но бойкая удивительно. Ну, сели они, поехали, а накануне как раз метель была, барханов снежных намело…! Так как снегоход спортивный, он приземистый, но в глубоком снегу без скорости вязнет легко. Знаете, когда на скоростной машине быстро разгоняешься, в спинку кресла так приятно вдавливает. Да, на машине приятно, а на снегоходе спинок ведь нет. Водитель-то хоть за руль держится, а пассажир? Короче, тяжко выезжали, несколько раз чуть было не завязли… фух! Ровный участок снега, теперь можно и расслабиться… Глядь, а пассажирки сзади-то нет! Сосед разворачивается, да по своим следам обратно, смотрит, а женщина по грудь в снегу копошится, выбраться не может. Она сумку свою на ходу выпустила, отвлеклась на секунду, а сосед в эту секунду «газанул». Та кубарем в снег. Ну, выбрались, потом минут десять сумку искали.
К слову, недавно продал сосед этот снегоход. Как несколько раз фигуры высшего пилотажа на нём заложил, так и продал. Теперь у нас в поселении «Буран». Вот это техника по мне! Спокойно, не торопясь. Зато можно машину на нём из снега выдернуть, дров из леса привезти. Правда, в управлении он… Ну не как ДТ-75, конечно, но руки рулём вертеть быстро устают.
 
Следующая история произошла сегодня.
У нас дома камин. Сложен он давно, да всё руки не доходили каминную полочку сделать, так всё прямо на кирпичи ставили. Накануне напилил в размер керамогранит (это такая большая и прочная плитка), сегодня стал выкладывать. Долго ли, коротко, а закончил я работу. Позвал жену полюбоваться… Вот как у кого жена на работу любуется? «Ой, как здорово! Какой ты у меня молодчина! Чмоки-чмоки в обе щёки!»…
Ага… Щас!... Моя идёт «любоваться» на работу, берёт с собой уровень.
- Дорогая, ты ничего не забыла?
- ... ?
- Я говорю, тебе штангенциркуль не понадобится?
- Зачем мне штангенциркуль?
- Ну как, а равномерность швов между плитками проверить?
- Я ровность швов и без штангенциркуля вижу.
К слову сказать, выкладывал плитку я без уровня, «по стенам», всего в двух местах получил замечания, так что, можно сказать, легко отделался…
 
Angelinanight, Чебоксары.
Пятилетний Ванюшка визжит от восторга: высокая сосна, упёршаяся спиленным комлем о землю и зацепившаяся сухой кроной о кроны соседних сосен, начинает перемещаться рывками и с треском, ломая сучья и поднимая снежное облако, падает в сугроб.
Виновники подобного зрелища: Миша, Таня и я. Полиспаст, которым мы пользуемся, даёт выигрыш в силе в 5 раз. Миша изготовил его на заводе ещё до переезда. Это не первая сушина, которую нам приходится валить подобным образом.
А далее я наблюдаю следующую картину: Миша кряжует сосну бензопилой, Таня подрубает сучья, а маленький Ванюшка сидит на сосне и тюкает своим маленьким топориком (тоже включён в процесс).
Подхожу к Ванюшке и предлагаю ему построить шалашик из сучьев для белого зайца. Мы вспоминаем, как месяц назад в начале декабря неожиданно сошёл весь снег и все зайцы, уже сменившие летние шубки на зимние, весьма неуютно чувствовали себя на фоне оголившейся земли.
Пока мы бросали сучья в кучу, Миша уже подвёз санки. Втроём втягиваем четырёхметровый кряж, связываем, затем сажаем Ваню сверху и едем… Хорошо, что наша деревня в низине.
Следующий этап – окорить бревно, потом – водрузить на сруб. Таня у нас главный специалист по срубу – она проводит все расчёты, делает разметку, а мы с Мишей – подсобная рабочая сила. Поднять, положить, вырубить чашку или паз грубо на глаз – это наша работа, а подогнать с точностью ювелира – Танина.
Местный «террорист» («террористами» про себя я называю всех, кто курит и прикладывается к бутылке) обозвал нас «мазохистами» - мы уже третий год ладим сруб для бани. Но для нас важен сам процесс и приобретение навыков. Всё попробовать самим – от основания до крыши и далее.
Миша приобрёл маховую (продольную пилу) у старожила, соорудил нечто для распиливания брёвен на доски и уже распробовал с Таней. Мне тоже дали немного подёргать за ручку.
Таня прошлась по чердакам заброшенных домов и собрала домашний ткацкий станок, теперь пробует ткать половички – очень нужная вещь. Татьяна – мастер на все руки – кладёт печки, плетёт корзины без всяких шаблонов (у нас с Мишей так красиво, как у неё не получается), 15 лет назад в условиях городской квартиры из крапивы, пройдя все промежуточные этапы, сама сшила юбку. Да и энергетика тела у неё такая, что ей достаточно скушать 2 яблока в день и бегает, как заводная.
В этом году Миша с Таней справляют восьмилетнюю зимовку, а Ванюшка – пятилетнюю.
 
AndrewP, Беларусь, Могилёвская область, поселение Смогилёвка.
Продолжаю серию о "Настоящих поселенцах".
Из текстов "сурового" ковчеговского поселенца Алексея Канищева «Кто с чем ходит в баню».
Шли мы как-то в баню. По дороге прихватили несколько берёзовых поленьев, подкинуть в банную печку. Повстречавшиеся по дороге женщины заметили у нас дрова под мышками и спросили, чего это мы поленья выгуливаем. Мы ответили: «В баню идём». Они говорят: «Так в баню с вениками ходят». Мы отшутились: «В баню с вениками ходят только женщины и дети. Настоящие суровые поселенцы в баню ходят с берёзовыми чурками».
 
Волияр, Новосибирская обл., поселение Благодатное.
Про БАНЮ!!!
С соседом регулярно ходим в баню. Надо сказать, что нынешние холода нас закалили уже порядочно. После морозов за 40 выходишь на улицу и думаешь: "Странно... тепло, а обещали минус тридцать..." Глядь на термометр – минус тридцать два!
Паримся мы по-македонски, двумя вениками сразу, сосед из парилки любит прыгать в снег. Представьте: плюс сто пятнадцать в парилке и минус тридцать пять в снегу! Сосед говорит, что у него после таких снежных ванн с размахом температур в сто пятьдесят градусов на коже появляется некое неуловимое ТОНКОЕ ощущение.
 
Праздники в поселении
Недавно, пролистывая форум, наткнулся на сообщение о том, что кто-то накатывает дорогу зимой на старенькой «Ниве». Некоторое время не мог понять, в чём дело, пока жена не обратила моё внимание на то, что автор сообщения из Ярославской области. Я сначала подумал: «Везёт же людям!», но потом…
Тут к нам гости пожаловали: дачники прослышали, что дорога есть и решили к себе на дачу проехать. Их остановили и объяснили, что вот по этой дороге ехать на дачи не надо, но водитель решил, что «Лексус»-570 – очень проходимая машина, и будет он ещё тут объезжать. В результате, в течение следующего часа мы имели счастье наблюдать всё, на что этот «зверь» способен: он поднимался, опускался, пытаясь утрамбовать снег, колёса у него крутились фантастически медленно со всевозможными блокировками и примочками, но, похоже, не родился ещё тот «Лексус», который может в Сибири ездить везде, где захочет его хозяин. Потом с дач подъехал другой джип, правда, менее «навороченный», и стали они застрявшего тянуть на тросе. Крюк не выдержал напряжения, разогнулся и, пулей пролетев положенные шесть метров, проделал в дорогущем заднем бампере джипа дыру в кулак. Хозяин до этого совершенно новой машины вылез на снег, внимательно осмотрел пробоину и сказал, что дальше будет ломать машину исключительно сам. После этого дачники успешно прибегли к старому, народному, тысячи раз проверенному способу: ползание вокруг машины и кидание снега лопатами.
А мы вечером собрались все вместе и решили устроить праздник очистки дороги. Дорога, правда, чистая стоит уже недели две, мороз около тридцати, но когда такие мелочи останавливали поселенцев, если хочется праздника! На следующее утро, при температуре минус двадцать девять, мы все вышли с лопатами и стали накидывать снег на абсолютно чистую дорогу на протяжении всех двух километров. Параллельно с этим, роторным снегоуборочником этот снег с дороги убирали. Красота!!! Просто настоящий праздник!!! А дело было вот в чём.
Стал один дачник зимой к себе на дачу ездить. Ездит он на «Ниве», но мы к нему туда дорогу не накатывали, поэтому он её чистить взялся. Мы с ним встретились, рассказали о своём опыте чисток дороги, рассказали о том, что если бурты будут высокие, то дорогу потом уже ничем не прочистить, что лучше её накатывать. Он послушал, покивал, а на следующий день загнал кореец-погрузчик, который своим ковшом нам по дороге буртов и наделал.
Бурты низкие были, мы собрались и их легко разровняли. Потом периодически были ветры, небольшие метели, мы дорогу накатывали, её поддерживали, уровень дороги постепенно поднимался – словом, всё было хорошо…
Но тут на несколько дней зарядила серьёзная метель, всё сравняло. Мы вышли на чистку дороги: за снегоход «Буран» на галстук цепляли «Тойоту Кариб», они вместе разгонялись и прокатывали довольно большие участки дороги. Все остальные жители поселения в это время лопатами откапывали то те места, где «Кариб» не мог пройти даже вместе с «Бураном», то сам засевший в снегу «Кариб». Местами приходилось подключать роторный снегоуборочник, который подвозили к проблемным местам, зацепив за тот же «Буран». В общем, за два часа мы прошли две трети пути в два километра. Но в это время появился погрузчик, вызванный нашим любимым дачником. Мы договорились, что он просто проедет по дороге, которую мы накатываем, а чистить будет только участок, ведущий к даче. Но то ли водителю погрузчика показалось скучным вот так просто ехать, то ли ему не понравилось, как мы накатали дорогу… В общем, он взял и почистил всё, сняв укатанный нами слой, и оставил за собой уже высокие, местами выше колена, бурты, а заказчику, то есть дачнику, сказал, что почистить всё пришлось, так как никакой дороги и не было.
Мы все понимали, что если не убрать эти бурты, то после следующей метели нам уже никакой «Буран» не поможет – снег такой толщины укатать непросто. Поэтому и вышли на дорогу. Кстати, два километра – это совсем немного, если всем, включая женщин, выдать по лопате. Кто сказал, что они этими лопатами мужей будут на трудовой подвиг вдохновлять? Собственно, так и есть. Когда они рядом работают, мужики горы свернуть готовы. У нас одна соседка в свои шестьдесят шесть лет работает наравне со всеми!
Но особенно лично меня потряс Женя Хохуля! Это у нас живёт такой двухметровый человек. Назвать его шкафом язык не поворачивается – глаза у него добрые и умные. Он любит технику, а техника любит его. Сегодня он взялся подменить меня в управлении, точнее, толкании снегоуборочника. Обычно снегоуборочник сносно берёт наст, только если его расколоть лопатами, чтоб не было монолита. Правда, толкать всё равно тяжело, но дело идёт.
Глядя на то, как работает снегоуборочник, когда его толкает Женя, я подумал, что раскалывать совсем не обязательно. А ещё, что трактор с ротором нам совсем не нужен… потому, что у нас есть Хохуля. Правда, у него сосульки на усах намёрзли сантиметра по четыре, а вместо снежной пыли на плечах и спине от него пар валил, но всем, кто работал лопатами, тоже приходилось шевелиться, потому что снегоуборочник, управляемый Женей, двигался очень быстро.
Другой сосед-снегокоп работал так настойчиво и целеустремлённо, что в конце прочистки ему пора было менять третью лопату. «Да лопаты какие-то хлипкие пошли» - сокрушался он.
Вся работа на дороге длилась около четырёх часов, а было нас восемь-двенадцать человек (некоторые устали и не дошли до конца, некоторые присоединились с середины).
Дома меня ждала жена и мой любимый банановый кекс. Она ушла пораньше, и успела с выпечкой к моему возвращению. Когда приходишь после такой работы домой, в тепло, то понимаешь, что вся одежда мокрая, а ты просто зверски хочешь пить. Крепкий чай с вишнёвым вареньем – это в самый раз с мороза согреться и восстановиться. А потом – мой любимый кекс! В его рецептуре два банана, курага, финики, изюм, морковь, лимонный сок, грецкие орехи, оливковое масло и по полстакана отрубей и муки. И почему он называется банановым?
Вы спросите: и где же праздник?
Праздник в ощущении праздника. Когда все вместе, весело и дружно делаем трудную, нужную всем работу, когда девчонки приносят чай в термосах, и каждый старается пить помаленьку, чтоб всем досталось, а кто-то не пьёт, говоря, что он ещё и не разогрелся, а от самого уже пар валит. Собственно, может и весело так оттого, что «дурная» вода вместе с дурными мыслями из тела выходит, а остаётся радость движения и общего свершения. Вообще, наверное, любое событие может быть праздником, как посмотреть…
 
Mal, г. Николаев, Украина.
ВОВЧИК
На даче, рядом живут соседи (летом безвыездно). Им дают внука понянчиться – Вовчиком его зовут. Сегодня ему 8,5 лет – очень разумный парень, а память, так просто на зависть, как хороша. Мужчин там мало, и он часто приходит ко мне пообщаться. Года два назад возник разговор о комарах. Он пожаловался. А я ему: «А я с комарами дружу. Во-первых, не убиваю, во-вторых, не проклинаю, а в-третьих, я им сказал мысленно: "Меня здесь нет!", и они меня не трогают». А он отвечает некоторое время спустя: «А у меня так не получается...».
На прошлой неделе показывал ему кино "Мастер и Маргарита". Там в первой серии есть эпизод, где Иешуа в разговоре с Пилатом мыслью излечил собеседника от головной боли.
Вовчик смотрит и говорит: "А! понял – это он так же сделал, как и ты с комарами".
 
Волияр, Новосибирская обл., поселение Благодатное.
Товарищи!!!
Кто предсказывал тёплый снежный февраль?! И где?
Говорили, выпадет осадков сверх нормы даже для снежного февраля. Если сегодня восьмое, а осадками и не пахнет и мороз по-прежнему за 30, что же будет в остальные двадцать дней?
 
Я тут вчера продегустировал (наконец-то) свежее козье молоко.
М-м-м-м-м-м-м-м-м!!!
Надо сказать, что осенью, когда коза отдаивалась, у молока, постоявшего в холодильнике под крышкой, появлялся довольно сильный привкус. По совету козоводов, перестали закрывать молоко – привкус стал заметно слабее. Тогда же говорили, что привкус наиболее сильно проявляется, когда коза уже покрыта, отдаивается. Точно!
Попробовал свежего глоточек, посмаковал, потом остаток, скрепя сердце, закрыл крышкой и поставил в холодильник. Потерпел, сколько смог, достал холодное, попробовал – отлично, ни следа привкуса!
Накануне, на второй день после родов, молодым проглотам стало не хватать молозива. Было несколько бутылок замороженного козьего молока – они пошли в ход. К восьмому дню всё замороженное молоко закончилось, купили цельное коровье, стали им козлика допаивать. Вот тогда, попробовав коровье молоко с рынка, я спросил жену:
- Ты что купила?
- …….??? - взгляд у моей жены иногда о-очень выразителен.
- Я говорю, почему у цельного молока с рынка отсутствует привкус молока?
Надо сказать, что мы осенью козье молоко пили и немного наморозили, потом молоко с рынка не покупали, лишь иногда – магазинное, для молочного грибка, нам его знакомая козоводша подарила.
- Давай проверим, что это за молоко.
Я достал непочатую бутылку из холодильника и поставил на стол. Через некоторое время сверху сформировался положенный слой густых сливок. Открыл эту бутылку, попробовал… Ничего не понимаю. Пью вроде цельное молоко, а вкус, как у изрядно разбавленного…
Загадка «разбавленного» молока раскрылась после дегустации козьего. Я, оказывается, привык к интенсивному, сладковато-пряному вкусу цельного козьего молока и коровье молоко за молоко уже просто не воспринимаю.
А недавно наши козлята стали от молока отказываться.
Несёшь его кормить – видно, что голодный. Головой вертит, вымя ищет, «массаж вымени» делает в грудь, в подмышки… «Ой!!!» - в кадык попал, больно! Миску с молоком к нему подносишь – он ткнётся в него и отходит. Предлагаю козочке – та же реакция. Так из пяти в день кормлений – только три результативных. Что такое?
Загадку жена разгадала. Давай, говорит, это молоко ещё погреем. Сделали чуть погорячее – процесс пошёл. Всё дело оказалось в температуре кончиков пальцев. Я пока по улице пройду, они охлаждаются, а температуру подогреваемого молока пальцем пробую. Я палец взял да под мышку себе сунул – он холоднючий! А пальцу горячо. На следующее утро сделал погорячее – гляжу, козлята не только от молока не отказываются, они и выпивают больше.
 
AndrewP, Беларусь, Могилёвская область, поселение Смогилёвка.
Сосед зашёл в гости. Глянул на раскрытый ноутбук:
– Всё работаешь? Ну-ну…
– Не сказать, чтобы работаю, просто так, для себя рассказы пишу... Да, ты яблочками угощайся. А вот, кстати, давай-ка я тебе морковки дам, с собой возьмёшь. (Её у меня этим летом много наросло).
Спускаюсь в подпол, набираю морковку потолще и покрасивее, продолжаю разговор:
– О чём рассказы, спрашиваешь? О жизни, о взаимоотношениях... Думаю, в нэте размещать – не размещать? Чего сомневаюсь? Да там в них всё о наших "высоких материях". Что скажешь?
Тот, прожёвывая яблоко:
– О высоких?... Тогда тебе с погреба видней. 
 
Моя Анастасия
Та история с колокольчиками имела продолжение.
Пригласил её в гости. Приехала.
Здесь гости редки, и отношение к ним не то, что в городе. После зимовки особенно начинаешь понимать гостеприимство жителей отдалённых селений.
В начале зимы, конечно, прикольно – необычное такое состояние: наконец-то тишина, покой, одиночество. А в конце бывало вдруг ни с того, ни с сего, пойдёшь в пляс вокруг стола посреди избы, да с притопами, да с прихлопами, да выбрасывая коленца. Э-э-эхх! У зеркала останавливаешься, гладя по заросшим щекам, всматриваешься в выражение глаз: "Не-е, вроде пока ещё не сошёл!".
– Так ты здесь один живёшь?
– Как видишь.
А мою жену она видела один раз. На городском собрании. Зная меня как облупленного, жена с подозрением слушала рассказы, какой там народ собирается:
– Представляешь, собираются мужики после работы – чай пьют, о воспитании детей разговаривают.
– Ну-ну…
– Да, там – светлейшие люди. Все вегетарианцы, не пьют, не курят, не ругаются, помыслы только о чистом. О каких вещах там говорят, ты бы только послушала!
Затащил – послушала. Ага!
Возвращались молча. Она – в состоянии близком к шоковому. Отошла через полчаса:
– День открытых дверей в психиатрической клинике… – сказала. И немного помолчав, добавила: – В лучшем случае – кружок баптистов.
Понял: дал промашку – с книг надо было начинать!
Три первых как-никак осилила. Едва открыв четвёртую, бросила: "Так и знала: началось о Боге!".
Не помогла и поездка на праздник в действующее поселение: "Какая деревня? Какой гектар? Боже упаси, никуда в глухомань и никакие хороводы я водить не поеду!".
 
Так здорово переменилась моя "земная жизнь" с приездом гостьи. Расположившись в общем домике, она частенько звала поразговаривать за вечерним "чаем". Чаем это можно было назвать только условно: там были каждый раз, то "случайно недоеденная" каша на маслице, то блинчики с какой-то невиданной "травяной" начинкой…
Здесь, живя холостяцким анахоретом, с утра до вечера практически занимаясь стройкой, огородами и посадками, как-то быстро отвыкаешь от "нормальной" еды. На свежем воздухе вольной жизни люди меняются, становятся острее, точнее сказать – прорезаются вкус и обоняние.
Готовить особо некогда, максимум кулинарных изысков – кипятишь стакан с четвертью воды, всыпаешь полстакана гречки, укутываешь. Пока сныти, крапивы, мокрицы собрал, надёргал перьев лука для салата – полчаса прошло – каша упрела. С подсолнечным рубается только в путь, вместо соли – сушёный чеснок или его стрелки.
Ну а когда пойдёт всё с гряд, тут уж полный влом с посудой возиться: то в гороховых зарослях попасёшься, то огурцов пощупаешь, да прям с горла подсолнечным и запьёшь. Бывает, в лес сбегаешь – благо пять минут ходу – и ты на черничной поляне два на два км. Особо о еде не заморачиваешься, и частенько поздним вечером спрашиваешь себя: ел сегодня чего, не ел? А ну его… Спать!".
Я же показывал ей окрестные красоты: лес, луга, реку. Показывал участки на поле. Да и её проницательному и меткому взгляду иногда удивлялся.
Стоя на холме и любуясь закатом, мерцающим в речных перекатах: "А вот здесь – почти готовый амфитеатр, а лес с рекой – готовые декорации, если чуть пониже соорудить помост, то здесь полукругом можно поставить лавочки".
И точно! Как мы раньше не замечали этот естественный изгиб холма – природный амфитеатр?
Побежала, смеясь, вниз, на воображаемой сцене исполнила передо мной па кельтского танца. Девчонка! Задорная, озорная девчонка! Упала в травы.
Подошёл. Лежит, раскинув руки и волос русый разметав, в глазах синь небесная, грустинка во взгляде – смешала во мне все чувства.
Присел рядышком, молча, теребя сорванную травинку и про себя любуясь: "Анастасия!".
Хотя между нами восемнадцать лет, внешне большой разницы в годах не чувствовалось (на аватарке мне сорок), а уж в разговорах по вечерам и подавно. Не подозревал, насколько она интересный собеседник. Может, всё дело в том, что раньше слушал, да не слышал её. А тут слух прорезался.
Поставим ещё один «плюсик» жизни на земле.
Разговаривали допоздна обо всём: от практики огородничества и строительства до психологии коллективного бессознательного, но так получалось, что тема взаимоотношений мужчины и женщины оказалась самой живой для нас двоих.
Слишком уж остры были эти события у нас. И если моя история была достаточно проста: состоявшийся в "городском раскладе" (с квартирой, работой, деньгами и пр.) человек со взрослой дочерью и непонимающей половинкой, то у неё…
Приехала ещё раз, затем ещё.
Сосед уж в полприщура советы начал давать:
– Да, чё ты, Андрей, со своей женой маешься-то. Вот, бери готовую хозяйку поместья, и молода, и перевоспитывать не надо…
Отшучиваюсь:
– Поосторожней с мыслями – они материальны!
Её приезды не только вдохновляли и давали пищу для размышлений, но и существенно ускоряли дела в строительстве поместья.
И вроде так незаметно придёт, ненавязчиво предложит:
– Давай помогу морковь прополоть.
А там за беседой не заметишь, как уж за третью грядку взялись. Да ещё попутно и лук повыдёргивает:
– Пора, Андрей, а то ведь пропадёт.
А по отъезду начинаешь замечать там-сям приятные мелочи, до которых всё руки не доходили: то вязаночка чеснока появилась (а я думал, только лук вяжут), то вот и здесь она прокрасила (верно, надо, хотя и не просил её об этом), вот и умывальник наконец-то установлен: долго в упаковке лежал – хватало "временно" прибитой пластиковой бутыли.
Женщины и вода – это, вообще, отдельная большая тема. Что там мой умывальник?! С её появлением как-то подозрительно быстро у соседа баня вошла в строй! Большое это дело (для всякого рода воды) – женщина, постоянно живущая в поместье.
А с её появлением прямо физически почувствовал, как изменилось пространство вокруг – оно так и нашёптывало, так и подталкивало: "Надо, надо жить с половинкой, надо жить семьёй!".
– Ну, как? Определилась, насмотрела себе участок? – спрашиваю перед отъездом.
– У сына ещё надо спросить.
– Так привози, пусть побегает здесь, скажет своё веское...
 
Распахнул дверь на улицу, как сорвал заслонку с прожектора. В его луче метнулась вдаль фигура великана, и полетела бесконечно вверх по падающему снегу.
Тишина… и в ней снежинок, стелющихся на сугробы, лишь шорох нежный.
Внимая настроению стихии, втянул ноздрями свежесть. Выдохнул, и пар горячим облачком взлетел навстречу поцелуям неба.
Слегка замёрзши, потирая руки, возвращаюсь в хату.
Ах, дорогой наш, милый Александр Сергеевич, жаль болдинские зимы мне, прошедшие без Вас!
Лёшка – четырёхлетнее живое солнышко. Пока мы шли от автобуса по лесной дороге – это километра два, он радостно нарезал все пять. По приходу мигом освоился с местными погодками и уже через час с визгом носился неподалёку в мелком ручье, показывая остальной компании, где тут поглубже.
Быстро стал и моим другом.
– Андрей, а это что?
– Это, Лёша, плоскорез – им можно травку подрезать, чтобы не мешала расти бурачкам.
– А давай я тебе помогу травку порезать? – спрашивает, деловито осматривая маленький плоскорез с короткой ручкой.
Ах ты, мой милый помощник! И в кого ты такой? 
– А хочешь, мы с тобой на реку сходим? – делаю отвлекающий манёвр.
– А маму с собой возьмём?
– А вот поди-ка у неё спроси. – Убежал.
Самое время сейчас купаться – с пяти до шести вечера: комаров ещё не налетело, а слепням уже темно, да и вода прогрелась.
Помню, как первыми пунктами освоения по приезду на землю мы обозначили обустройство общего домика, да мостков с купальней на реке.
Река тогда здорово заросла и местные бабушки всё удивлялись:
– Куда это вы с граблями?
– Речку пропалывать! 
Мы с Лёшкой то плескались на отмели, то высматривали мальков вблизи камышей, а она, как Алёнушка на картине Васнецова, сидела на краю мостков и нестёртые солнечные капельки блестели на её плечах.
Взглянула на меня.
– О чём грустишь, красавица?
Вздохнула, опустила глаза, что-то ища в толще воды:
– Предчувствие во мне неясное какое-то, будто вот-вот что-то светлое должно произойти, радостное…
Возвращаясь с реки, прошлись полями. Лёшку вода ничуть не угомонила, всё так же бегал меж молодых сосен и даже в зарослях травы нашёл невесть откуда, и видимо давно, залетевший воздушный змей. Долго выпутывали оборванную леску, но, сколько восторга было, когда выцветший ромбик, виляя из стороны в сторону, наконец-то взял высоту!
Чаёвничали у меня.
– Андрей, а что это у тебя там? – показывает своей ручонкой на печь.
Вот же глазастый! Пришлось слазить – достать:
– Это рог оленя, как-то катался зимой у леса на лыжах и набрёл на него. А ну-ка, посчитай, сколько отростков? Сколько лет оленю? Считать-то умеешь?
Пыхтит, старается:
– Один, два, три, четыре, пять, шесть, восемь!
– Ой, а куда семь подевал?
Вмешивается мама:
– Это на моём мобильном семёрка "сбежала", а он цифры по нему учит.
– Хорошо, что не по моему. У тебя какой марки? – Ха! У меня ещё древнее.
Истории с нашими телефонами оказались похожими, или это у всех "поселенцев" так?
И я как-то сразу невзлюбил мобильные, но друзья и коллеги быстро "проели плешь":
"Вечно тебя не найти!" – всучили-таки насилу старинушку, хотя я сразу и предупредил, чтобы особо не надеялись: "Таскать с собой не буду: повезёт – отвечу сразу, нет – ждите, когда гляну на пропущенные или звоните в определённое время".
Опять заговорились допоздна. Лёшка смаялся-таки, засопел на моей кровати. Помогал занести этот тёплый комок в постель уже при луне, разговаривая полушёпотом:
– Как думаешь, понравилось ему здесь место какое?
– Ручей-то уж точно, – отвечала она, показывая на развешенную одежду. – А вот, где змея нашёл, не знаю, просто мистика какая-то: это место у опушки мне с первого приезда глянулось! – Завтра утром расспрошу…
Ко всякой мистике здесь быстро привыкаешь, знаков на каждом шагу – успевай только соображать и ловить (или уворачиваться).
Видимо "на земле" нашим Богам, наконец-таки удалось обратить внимание на себя, и они, измученные отсутствием оного с нашей стороны, теперь нагоняют упущенное.
Здесь начинаешь понимать, что нет случайностей, и главное: если не форсировать и не упрямиться – то всё удивительно складывается наилучшим образом.
"К чему её приезды? Для чего наши с ней разговоры? Что за предчувствия? Зачем змей?" Мысли кружились, затягивали в водоворот сновидения. И я уже летел над полянами, ухватившись за воздушный змей, а она вела нас снизу за лесочку:
– Ты видишь будущее? – доносился её голос.
– Не знаю…
– А прошлое? – я вопросительно вертел головой по сторонам, пытаясь определить, где оно, прошлое.
– Будущее в прошлом, – со спокойствием мудрого учителя отвечала она, отпуская поводок…
Проснувшись, всё вспоминал те чувства, с которыми летал и падал. Пытался поймать глубину последней фразы, ночью такой понятной, а теперь ускользающей с первыми рассветными лучами.
Мой монотонный сбор стручков на гороховой грядке прервал её тихий голос:
– Доброе утро!
Такой её прежде не видел. Глаза сияли ярче утреннего солнца, и что-то показалось во взгляде таким знакомым, будто я этот взгляд где-то видел давным-давно. Или он из моих снов?
– Доброе утро! – хотел было задать вопрос: "Что там Лёша ответил?"
– Сергей… вчера поздно звонил!
Я как-то не сразу переключился. Что за Сергей? Какой Сергей?
Встрепенулась мысль от утреннего сонного тумана, понял.
…Сколько же лет она его ждала? …Да, что тут гадать, вон он – маленький круглолицый хронометр – бежит к маме.
– Только что перезвонил – подъезжает. Пойдём, встретим.
За домом слышно, как остановился автомобиль. Хлопнули дверками, скрипнули дверью в общий домик.
Вот дособираю – немного осталось – да схожу на гостя гляну. Здоровский нынче урожай зелёного горошка! Пойду-ка сначала на угощенье позеленее отберу.
Открываю дверь в хату…
– Здравствуй, Андрей, а у тебя здесь довольно уютно стало – не ожидала!
Корзинка падает из рук.
Татьяна! Моя Татьяна приехала!
В юбке!
– Ты? – подошёл, будто не веря: она – не она. – Здравствуй, Татьяна!
Повернулась – меня как током ударило! Вспомнил, где я видел тот утренний взгляд! Черты юной Татьяны из той далёкой, первой нашей встречи светились на лице. Или я уже начал забывать как она выглядит, или…
Да видел ли я в последние годы её вообще?
– А мне тут с утра женщина звонит, помнишь, тогда на собрании познакомились – проконсультироваться по травам. Поговорили, сказала, что сегодня машина едет – места свободные есть. Звонила тебе, а твой мобильный…
Вихрем в голове проносились все события, мысли и сомнения последнего месяца. Татьяна всё говорила, говорила, а я смотрел на неё, не отрываясь.
Что вдруг изменилось в ней? Или мне кто-то глаза открыл?
Вот уж и осень скоро. Сидим с Татьяной, лук перебираем да навязываем.
– Ты чего там притих?
В ответ только глянул на неё. Промолчал.
– А ну колись, чего загадочно улыбаешься?
– Да вспомнил тут, как зелёные книжки тебя заставлял читать.
– И чего смешного?
– …Да сам в них ничего тогда не понимал.
– А сейчас?
…Вышел на крыльцо, глянул вдаль: "Сколько интересного ждёт впереди, сколько волшебных страниц предстоит понять в этой нескончаемой книге о нас…".
Татьяна неслышно подошла сзади, обняла, молча прижалась головой к плечу.
На душе было светло и спокойно: ещё одно удивительное лето этой удивительной жизни прощалось с нами, и только тёплый ветерок напоминал о нём, нежно играя свою ласковую мелодию на глиняных колокольчиках…
 
AndrewP, Беларусь, Могилёвская область, поселение Смогилёвка.
Из переписки:
– … пишешь рассказы для себя? Смысл?
– Смысл как в родовом поместье. Сначала ты строишь его в своей жизни, а потом оно строит твою жизнь. То же с рассказами – потом они тебя пишут, потому как вначале ты мысль думаешь, а потом она тебя.
– …Последний из присланных мне, мог бы выложить…
– Здесь выкладываю, когда чувствую, что тебе отзываются в теме, когда события и мысли моих уже любимых Валеры и Анны, созвучны. Когда чувствую, сколько в словах, пишущих в этой теме моих уже единомышленников, света и душевного тепла. Будто мы собрались с друзьями и искренне беседуем глаза в глаза.
– Со своими рассказами в конкурсах здешних поучаствовал бы?
– Таким "суровым" поселенцам, как я, нужны другие статуэтки…
 
"Я в людях выстою Душой своею. Готовься, злобное, уйди с Земли…" (3 кн. В. Мегре «Пространство любви»).
 
Растопа
Плюс пять – плюс десять. Смешно смеяться – прогуливаясь по лесу в начале декабря, ещё лисички собирал.
А осень всё тянулась. Очень уж не терпелось почувствовать, что такое полноценная зимовка.
И она не заставила себя долго ждать, в десятых числах явилась во всей красе.
Повалил, на ещё мокрую землю, снег: за день температура опустилась до минус десяти. На завтра – минус пятнадцать. Ещё через три дня – минус двадцать семь.
С такой же скоростью снижалась температура и в хате: плюс восемнадцать – плюс четырнадцать – плюс семь, хотя и протапливал уже два раза в день.
В вечерней тишине, будто кто-то глухо стукнул в окно со звуком треснувшего стекла. "Нет, показалось, – цело окошко!" – это распирающим льдом на стекле завершил свой рисунок… – "Ху–х–х, морозька!".
Назавтра полазив по чердаку, понял: не только стены и окна надо было утеплять с особым тщанием! На стыке стен с перекрытием, по периметру, из-под пароизоляции и утеплителя виднелись заиндевелые дорожки от уходящего тёплого воздуха…
С пришедшим пониманием принципа теплового колпака (мои благодарности Кузнецову и Деду Морозу), меня ждало ещё одно открытие: качество дров! Вернее сказать их сухость, а ещё вернее и критичнее – сухость растопы.
Пока не кончились куски ободранных обоев, особых проблем не было. Попробовав колоть поленья на тресочки и сушить на печи, понял, что всё равно надо высушивать несколько дней, и лучше – выискивать смоляки.
"Да бумагой и проще – особенно, когда растапливаешь не грубку, а печь", – так думал я, везя в мешке свои "городские архивы"…
В холодный печурок под подом стал выкладывать привезённое, что связками, что россыпью.
"О, а это что?"– Из вороха газет и прочих бумаженций выскользнул журнал фривольного содержания. Шмякнулся на пол разворотом, "вывалила" модель своё "хозяйство". – "Надо же! Когда-то тратил на это время и деньги! И чем-то здесь ещё восхищался!".
Сказал бы мне кто года три назад, как изменится моё отношение к женскому телу – не поверил бы. Что спокойно смогу поливать родниковой водой из ведра обнажённых девушек, не смущаясь быть отхлёстанным в бане берёзовыми веничками в их руках. При этом проникнуться пониманием истинной красоты, слаженности и гибкости женского тела на примере милой красавицы, ведущей наши занятия по йоге. Быть очарованным красотой женщины, кормящей грудью ребёнка, даже не столько внешней красой, сколько её одухотворённостью в эти мгновения.
Всмотрелся ещё раз в фото. За что же тебя так размалевали и отфотошопили? Для кого тебя так раскорячили? Зачем вместо улыбки натянули на твоё лицо мужеподобно-бесчувственный оскал насиликоненного киборга? Кто высосал из глаз твоих свет жизни и оставил там лишь пустоту?
Возрождайся, далёкая незнакомка, к настоящей жизни. Смой с себя всё наносное! Найди в себе своё истинное предназначение.
А ложное – в топку!
Так и сложилось, раскочегарив русскую печь, делаю закладку в грубку на следующую топку, а в следующий раз наоборот. Сядешь рядом: тепло, дрова потрескивают. Вытянешь что-либо из кипы, порассматриваешь, повспоминаешь: "А ведь совсем недавно было…".
Вот торчит в середине большой плотный лист. Тяну, попутно вываливается дешёвый сборник "Приготовление домашних вин, наливок и настоек". Плотный лист – это черновик карты техпроцесса…
Когда ж это было?…Работу на дом брал, в начальники лез…
Предприятие в тысячу триста человек, должность главного технолога – начальника техотдела, ещё поднапрячься, и ты "в обойме" – главный инженер! Это уже "политическая" должность, право подписи на банковских документах, а там гляди и в директора…
Рвение было замечено и поощрено:
– Сегодня крупные оптовики приезжают, быть в бане в семь, как штык!
– Так, товарищ директор, к завтрашнему вы ж сказали нормы расходов подготовить!
– Учись успевать, я вот в твои годы…
Пошло, поехало: дни рождения, дилеры, поставщики, бани, командировки, планы, отчёты, нормы, нервы на пределе. Уж начал чувствовать, где сердце находится. Придёшь домой запоздно, а уснуть не можешь. Сходишь на кухню, за холодильником достанешь припрятанную – сто грамм нальёшь, до утра забудешься.
Чем рабочий отличается от начальника? Рабочий идёт на работу и думает: "Как бы это сегодня МНЕ напиться?" А вот начальник идёт на работу и думает: "Как бы это сегодня НЕ напиться?"
Никогда особо не тянуло к спиртному, но до сих пор помню, как вдруг ужаснулся, поймав себя на мысли: "Хочется!"
Придя домой, глянул за холодильник, а там уже "батарея" пустых бутылок. Аж холодком прошибло. Но спрыгнуть оказалось не так просто – система уже зацепила:
– Ну, уважаемый, что будем ОБЭПу говорить? – участливо по-отечески начал директор, оставив меня после планёрки, и уже потише: – Как же это ты так с накладными маханул?
…Через пару дней на допросе у следователя:
– Вот здесь допишите: "Больше по существу данного вопроса ничего добавить не могу. Подпись, дата". Дело закрываем и скажите спасибо вашему директору.
Тот встретил, как родного:
– Ну, следующий раз поосторожней-то. Иди – работай…
На кого работать? Для чего работать? И что в результате заработаешь? Куда пойдут те труды?
В топку!
И следом взлохмаченной курицей летит сборник с рецептами домашних вин.
Хорошо пошла гореть вчерашняя закладка!
Ну-с! Что у нас сегодня?
Отдельная связочка. Грамоты за учёбу и примерное поведение, за спортивные победы…
О! Грамота Президиума Верховного Совета СССР… Н-даа, солидно, золотое тиснение, за подписью Горбачёва. Воину-интернационалисту.
У деда моего тоже были награды. Помню, в деревне на каникулах, мальцом, едва изучившим буквы, выдвинешь нижний ящик под шифоньером, а там, в шкатулке среди пуговиц дедовы медальки. Читаешь: "За взя-ти-е Бу-да-пе-ш-та", "За взя-ти-е Ве-ны".
– Дед, а что, у тебя так мало медалей?
– Так то, внучёк, раньше их много было, да потерялись: то пожар, то переезд, а то вы балуетесь – порастягиваете куда.
И мне, малому, так жалко было деда – до слёз: вон у других дедушек на Девятое мая сколько наград. Бережно укладывал назад дедовы медальки, не понимая, чего дед так спокойно о них говорит. Неужто у него есть ещё что-то, более ценное?
Вспомнились и открытки-поздравления деду: "Воину – освободителю", "Воину – защитнику Родины".
А мы, вот, значит, интер-националисты. Сражались, значит, за между-нацию. И что это такая за она?
За воспоминаниями дедовых военных рассказов и того, с каким интересом я их слушал, подумалось: "А что я расскажу своим внукам об афганской войне: "Хитрый – обогатился, умный – продвинулся, дурень – настрелялся?". И что потом я – "настрелявшийся", отвечу на вопросы: "Дед, а ты кем там был?", "А кто из тех трёх победил в войне?"… Что скажешь, Президиум?
В топку!
 
Mirandaabeliar, Москва.
Мой муж давно мечтал про что-нибудь живое:
- Может, нам коровку завести?
- Ага, только доить её ты сам будешь. Три раза в день.
- Ой, я и забыл, что их доить надо... А давай курочек купим?
- Давай, - говорю, - только наш пёс их быстро переловит. Да и чем их кормить, я не очень-то представляю.
На другой день муж приходил из деревни и рассказывал, как один знакомый мужик, который держит кур, топил сегодня курицу в ванне.
- Зачем?!!
- А она занасестилась, говорит, пока эту дурь из неё не выбьешь, нестись не будет. Цыплят хочет выводить. А он хочет от неё яиц, а не цыплят. Щас, говорит, если не одумается, придётся резать. Цыплята мне не нужны.
- О боже, первый раз слышу, чтоб курицу топили!
- В деревне вообще с курями по-разному поступают. Кто-то в подвал сажает на несколько дней, кто вниз головой подвешивает... Они от стресса иногда передумывают цыплят высиживать, снова начинают нестись.
Оказалось, что курица только первый год спокойно несёт яйца. Если она перезимовала, то на второй год она легко может "сдуреть" и заквохтать. Как у этого мужика.
- Ну, нет, говорю, с курями мы пока подождём. Подумать надо.
- Да, - говорит муж, - мне тоже что-то расхотелось. А давай козу купим?
- Милый, давай мы сперва дом достроим. А то живём в чужой избе, а уже хозяйством обрастать стали. Собака у нас есть, так только козы не хватает.
- Вообще-то правильно, ладно, подождём, пока дом построим.
Тем не менее, котёнка он всё-таки привёл, уверяя, что это котик. Чёрный такой, смышлёный. Сам по тропинке среди сугробов шёл за мужем целый километр. Я растаяла. Назвал муж его Кляксой.
- Женское, - говорю, - имя. Он же кот!
- Зато подходит. Смотри, какой чёрный...
Имя и вправду подошло. Убедились в этом через полгода, когда кот Клякса разродился тремя котятами. Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт... Теперь у нас уже пятеро кошек в доме, потомки этого "кота". Слава богу, что это был всё-таки кот, а не коза.
 
Ну а с лошадьми судьба устроила так, что не увернёшься.
Про лошадь муж мечтал давно, всё рассказывал, как видел опять в магазине знакомого на коне, тот предлагал ему жеребёнка. За приличные деньги, уж не помню сколько. Хотя лошади всегда дорого стоят, и теперь я понимаю, почему, но в то время для нас это было очень много, учитывая, что нужна и конюшня, косьба, уход и прочее... Муж тоже соглашался, что дорого, и мечтал: "Вот если бы он за так отдал, может, мы бы и взяли...". Я про себя хмыкала и бурчала, что мало нам стройки и освоения целины, так нам ещё то коней, то коз, то коров не хватает.
- Ты же видишь, как пёсик реагирует? Ты вон кота привёл, а он ревнует. Грустит, обижается. Что хозяин перестал внимание ему уделять. А что будет, если ты ещё кого-нибудь приведёшь?
Муж гладил пса по голове, целовал в нос и говорил: «Не бойся, не приведу! Ты у меня самый лучший, самый любимый! Ты моё солнышко!» - и продолжал мечтать о лошадке. Доить корову, или козу - это всё же как-то приземлённо, потому от козы или коровы он быстро отказался. Приземлённым в нашей семье я занимаюсь. А вот скакать на коне по полям – это супер, очень романтично и воодушевляюще! Он и мечтал.
И таки домечтался. Звонит нам как-то один знакомый, и по мере их разговора я вижу, что муж приходит в неистовое возбуждение:
- ...Да ты что! ...Ну и ну! Кошмар! ...Правда? А когда? Ух ты! Конечно-конечно, давай!
И через минуту я узнаю, что в соседнем селе, на конезаводе произошёл недавно пренеприятный инцидент: при заездке молодого жеребца в жокейской коляске, жеребец с такой силой дал задними ногами по коляске, что разрушил защитную стенку и попал конюху промеж ног... Лечение показало, что конюх теперь не мужик... и тот... повесился. Жуть! Но главное было не это. Этому конюху звонивший знакомый пару лет назад купил кобылу на свои деньги. Ну, были лишние, а хотелось покрасоваться на коне верхом перед девушками, даже и на фотографии, в общем, купил. С условием содержать самостоятельно, и временами предоставлять для небольших поездок и работ. Все были счастливы, пока не случилась эта трагедия. К моменту смерти конюха лошадка обреталась при конюшнях на халяву, только потому, что он там работал.
И вот администрация конюшен потребовала срочно убрать бесхозную лошадь, которую, как и других, надо кормить, чистить за ней денник и прививать от глистов... В общем, лошадь потребовалось срочно пристроить. А куда? И тут знакомый вспомнил про нас, про мужа, который давно хотел лошадку. Авторитет у мужа в округе высокий, как говорится, честность, порядочность и уход гарантированы. Вот выбор и пал.
 
Сами понимаете, моё мнение не в счёт. Да и какое там мнение, если судьба сама распорядилась так, как ей нужно было! Ревнивого любимого пса мы похоронили год назад. Деньги за лошадь никто с нас не требовал: умоляли согласиться и взять так. Знакомый пообещал отдать на строительство конюшни брёвна двух подпорченных срубов из оцилиндровки, из которых он собирался давно сложить баню, да так и не собрался. И более того. Оказалось, что кобылка прошедшим летом – дело было в октябре – родила! жеребёнка! Тут моё сердце окончательно растаяло и я заулыбалась. Маленький!
- Тебе кобыла, жеребёнок мне!
- Идёт!
И понеслось. Утром спешно выкатили из "гаража" - навес вплотную к дому – машину и наломали туда будылей иван-чая в качестве подстилки. Вечером кобылу с жеребёнком пригнали двое парнишек, которые летом пасли на ней коров.
А жеребёнок!... Здоровый! я-то думала... Оказалось, что на картинках и фото снимают, как правило, жеребят нескольких дней отроду. Они растут так быстро, что через месяц уже не выглядят как маленькие! Четырёхмесячный был с меня ростом, то есть его голова на уровне моей и удержать его за шею я уже не смогла (он полез на хвойную горку).
Вместо знакомства они дружно набросились на остатки травы и одуванчиков: ребята сказали, что их почти не кормили. При попытке подойти и погладить, кобылка щёлкала зубами в нашу сторону. Старший парнишка дал ей пару тычков и велел быть пожёстче:
- Врезать ей как следует, пусть знает!
Что "знает", непонятно, но стиль отношений ясен. "Врезать" мы не собирались. Промолчали. Зато я сообразила задать вопрос:
- А вдруг она от нас обратно на конюшню уйдёт? - на что ребята в голос заверили:
- Если ей у вас понравится – не уйдёт! Вот если не понравится, тогда точно сбежит. - Как оказалось, она уже сбегала раньше в деревню, из которой её продали, к своему первому хозяину и маме-кобыле.
Когда лошадь немного наелась, мы попросили привязать её к стойке навеса, и ребята ушли. Что они едят кроме травы? Что им можно, а что нельзя? Как поить? Что делать с жеребёнком, если захочет куда-то уйти? Муж логично заметил, что "куда ж он от мамы уйдёт, он же молоко сосёт!" - и я успокоилась. И главное, как быть с лошадью, которая кусается? Ведь придётся привязывать-отвязывать...
Тут уже я стала мужа успокаивать, мол, кормить будем – сразу поймёт, кто главный. А пока лучше подержать пару дней на привязи, не рисковать, пусть постоит, осмотрится, подумает, мы ей вкусненького приготовим. Из "вкусненького" знали только про геркулес, три пачки которого мы в первый же вечер и скормили. Бегали к лошадкам каждый час, то воды приносили, то хлебушка, то охапочку накошенной спешно травы. Спешно читали только что принесённые хозяином лошадей книги про уход и содержание. В ужасе вычитывали, что им вреден лютик (а у нас растёт!), одуванчик (а они ели!!), свежий хлеб (а мы думали, свежий вкуснее!), вреден перекорм (а пачка геркулеса, это перекорм или нет?), надо ковать копыта каждый месяц (ой! чем? как? зачем?), и самая страшная болезнь лошадей это, конечно, колики, от которых лошадь если сразу не сдохнет, то будет долго мучиться (и мучить хозяев), а колики случаются (как написано в книгах) сплошь и рядом чуть не каждый день ото всего подряд...
С высоты сегодняшнего опыта могу смело сказать: какой только бред не напишут в книгах! Колики, конечно, страшная вещь, но только надо очень постараться, чтобы довести до них лошадь. Надо не гулять, не давать ей сена (а один лишь вкусный зерновой корм), не позволять двигаться, когда колики начнутся. Колики – это газы, они выходят при напряжении мышц и не причиняют вреда. Конечно, бывают случаи из ряда вон, но в целом...
В соседнем селе, например, ещё при колхозе, тоже был табун коней. Однажды этот табун отчего-то понёсся прочь от пастуха и прискакал в село, прямиком к зернохранилищу. А двери были открыты – шла уборочная, постоянно приезжали машины с зерном – и сторожа не оказалось поблизости. Лошади зашли, наелись вдоволь зерна, и ... пошли на реку пить воду. Для понимания скажу, что более 2 кг зерна за один раз лошадям давать нельзя. А тут... какие там 2 кг! Сколько влезло, столько и съели. Воды напились, зерно стало разбухать... В общем, весь табун полёг, ни одна лошадь не выжила. Та же самая история с зайцами и кроликами: любят капусту, но им её нельзя в больших количествах. Заворот кишок и привет.
Одним словом, если лошадь стоит день-деньской без движения и на питательных харчах, то вот они и колики. Про ядовитые травы в книжках (часто импортных) тоже лабуда: лошадь не дура, ядовитое не ест. За мутантов с иностранными помесями не отвечаю, а родные местные породы прекрасно знают, что есть можно, а что нельзя. У лошадей отличный нюх, они такие тонкие запахи улавливают, нам и не снилось. И трава для них пахнет и в сушёном виде, и в силосе. Более того, иногда условно-ядовитые травы лошади специально едят, чтобы изгнать из кишечника паразитов или полечиться. В общем, страхи про отравление остались пустым напряжением нервов.
 
В целом, у нас действительно началась новая жизнь. Лошади оказались тем новым неожиданным стимулом, который заставил нас пристальнее взглянуть на собственные недостатки. Лошади – очень миролюбивые животные. Бесхитростные и не коварные. Это мы – хищники. Действуем насилием и пышем злобой. А с лошадьми насилие не проходит. Гнева они пугаются. С ними плохо быть импульсивным и непредсказуемым. Им надо всё объяснять, показывать, чтобы они не пугались. Они видят наши эмоции и наши намерения. Видят страх, сомнение и агрессию. Если надо ехать по определённому маршруту – они так и пойдут, главное, чтобы у человека не было сомнений, как надо ехать. Впрочем, собаки считывают мысли точно так же легко.
Теперь мы сдерживаем свои отрицательные эмоции и привычки гораздо чаще, чем раньше. Муж говорит, что он не может на кобылу ругаться: «Она впечатлительная, очень расстраивается». Теперь и я ему говорю, что я тоже, как лошадь – впечатлительная и расстраиваюсь: нельзя на меня ругаться. Перед прибытием к нам кобылка, оставшись без хозяина-конюха, успела пересчитать рёбра другому коневоду, который, видимо, слишком жёстко с ней обошёлся, говорят, ткнул вилами в бок, а она стала защищать жеребёнка. Оттого и захотели от неё побыстрее избавиться. Мы отучили её кусаться ласковым обращением, кучей синяков (у нас на руках от её слабых укусов) и укорами: "Ну что же ты делаешь, зачем кусаешь? Тебе не стыдно?" – тогда кобылка отворачивается огорчённо, понимает, что переборщила...
На самом деле у лошадей несколько видов укусов: заигрывающий, когда лошадь не кусает, а скорее щиплется. Это выражение приязни, любви, ласки. Укус-предупреждение похож скорее на толчок сомкнутыми зубами, хотя если зубы не сомкнуты, части тела могут попасть "в оборот". Тут последствия – синяки и ссадины. Ну а настоящий укус, это когда лошадь перекусывает кости, легко! Это уже крайняя форма агрессии и надо умудриться лошадь до такого довести. Потому что если лошади что-то не нравится, она сама уйдёт, первая. Кусаться будет, только если деваться ей некуда, скажем, привязана, а вы к ней лезете…
И первые наши синяки, самые обидные, были получены именно потому, что мы не учитывали крайне важную особенность психологии лошадей: они жуткие клаустрофобы. Например, первое время мы (незнакомые человеки) заходили к ней в конюшню и старались держаться поближе к выходу, чтобы в случае чего иметь возможность отступления. А лошадка со своей стороны – жутко боится нас и тоже отчаянно хочет быть поближе к выходу, чтобы в случае чего слинять… Если мы ей перегородили выход, она воспринимает это как серьёзное ограничение свободы. Ведь сверху, с боков и сзади стены, деваться некуда. Иное дело, если бы точно такое же общение происходило на открытом пространстве. Пусть даже на привязи, пусть возле дома, но степеней свободы несравнимо больше. И лошадь ведёт себя спокойнее, уже не воспринимает наши скованные движения как хищное злоумышление.
Вообще, сейчас я отчётливо понимаю, сколько терпения она к нам проявила! Могла бы разнести в куски за один раз. А она… терпела наше присутствие в тесной конюшне, позволяла убирать говно и перевязывать на новое место… Жеребёнок даже один раз не выдержал, шваркнул меня задней ногой в бок по бедру, когда я протискивалась между ним и стенкой с ведром воды. Маленький-маленький, а след от его копыта полгода заживал. Теперь я уже усвоила, что незачем беспокоить животинку во время еды, она и так нервная. Пусть едят спокойно. Поедят, можно и воду поставить, они только рады будут новым впечатлениям. Ещё и попрошайничать начнут, увидев меня в конюшне, лакомство по карманам шарить. В это время – когда внимание на меня направлено – можно легко командам учить, типа «подвинься», «отойди назад, вот так, хорошо!» и приучать к своему присутствию. То есть я прихожу в конюшню и приношу радость – еду, воду, сено, угощение. А если прихожу в момент еды, то приношу только раздражение и опасение. Еда – это как медитация! Не отвлекать!
Сейчас у нас мир-дружба-фестиваль. Никаких укусов, никаких брыканий, лошадка мне давно доверяет, а в муже вообще души не чает. Одно время он перестал на ней ездить – подросший жеребец запрыгнул на круп мамы и травмировал мужу ноги – так она решила что всё, бросили её, обиделась жутко. Мы не сразу и поняли, в чём причина перемены отношений, почему перестала нас слушаться. Погрустнела, стала вся встрёпанная какая-то, всклокоченная. Огрызаться стала, чего давно не было. Пришлось снова садиться и ездить, не дожидаясь заживления травм: жеребёнка привязывали, чтоб не повторил свой фортель. Он, конечно, метался и рвался вслед за мамой, но ничего, пережил, тем более, что с ним гуляли дополнительно.
Рассказывать можно бесконечно...
 
Дядя_Саша, Винница
Нет, нет, не уговаривайте меня, не уговаривайте…
Я уже твёрдо решил, что крупнее курицы животины в моём поместье не будет. Ишь, гусаров развелось – подавай им коняшек, и всё тут. Погарцевать они хотят.
А построить конюшню, а накосить на всю зиму сена, а постоянно чистить гуано и т.д. и т.д. А когда же заниматься своим осознанием, ускорять полёт мысли и оттачивать мыслеформы? Так ведь можно и всю жизнь прожить слугой при своей любимой лошадке.
То ли дело курица. Ну не одна, конечно, десяток. И с ними петушок. Это песня! Нет, какая там песня – это поэзия! Внизу сарайной двери я сделал лаз. И к лету, когда мои птички подросли, я перестал его закрывать на ночь.
Бывает так, что просидишь в шезлонге до полночи, составляя образы, потом завалишься спать и дрыхнешь до восьми. В пять рассвело, курочки шмыг в лаз и уже пасутся в саду. Я, конечно, дрыхну. Соседи все в экстазе – ну ты, Саша, и даёшь – мы только глаза протираем утром, а ты уже своих курочек пастись выпустил.
Молчу, ухмыляясь.
С ранней весны до снега мои рябы на подножном корму. Вечером, правда, сыплю жменьку зёрнышек, чтобы родной дом не забывали. И на зиму приходится покупать кукурузы и пшеницы. Но что поделать, не в тропиках живём.
Нет, что не говори, а с курочками у поселенца не жизнь, а сказка.
И не уговаривайте меня на лошадку, не уговаривайте…
Ах, меня так легко соблазнить…
 
Mirandaabeliar, Москва
Дядя_Саша, я уж вижу, ты – наш человек! Вот гляди, что у нас с лошадками происходит.
Пищеварение у них слабоватое, почти 30% зерна не переваривается. Мы это зерно не просто замачиваем, а запариваем по 3-4 часа, и всё равно... Правда, они часто ещё и мешают друг дружке есть, стараются ухватить, кто больше и оттого торопятся проглотить, не пережёвывая, но всё равно отходы всегда есть. На один раз уходит 3 кг овса (иногда с ячменем и пшеницей), итого в день 6 кг на двоих лошадей. Из этих 6 кг где-то около килограмма "выходит" обратно (по вечерам щебету вокруг радостного, не протолкнуться от птиц). Плюс то, что на пол рассыпят, не доберут. Вопрос по математике: сколько курей надо кормить, чтобы они за лошадьми кило зерна подъедали?
Чувствуешь, Дядя_Саша, куда клоню? Лошадка к твоим курочкам просто необходима! А к моим двум лошадкам – стадо курей во главе с бравым петухом очень пригодится для безотходного производства. Мы с мужем уж решили: заведём кур! В довесок к лошадям. Пусть гуляют, как им вздумается, будут квохтать, не будут – не важно. Пусть цыпляток высиживают, если захочется. Возьмём пару яичек в день – уже хорошо.
 
Ну да. А на самом деле, лучший вариант это и не лошадка вовсе! Лучший – это ослик!
Под Харьковом живёт семья Фуниковых, тоже поместье осваивают. Дочка очень лошадку просила. А PerS (Перелыгин Сергей) им посоветовал ослика приобрести. Они обалдели от ноу-хау и в итоге чуть ли не под Винницей твоей ослика себе приобрели. Через несколько месяцев ослик (осличка) дополнился ослёнком. Такой очаровательный, просто сказка! Весь в задорных кучеряшках, ну точь-в-точь пуделёк солидных размеров.
Сами ослики очень выносливые животные: глава семьи мне рассказывал, как они в своё время в Афгане на таких же осликах в полном боевом снаряжении по горам передвигались. Подогнув ноги, чтоб по земле не волочились. А ослик прёт! В горку! И даже без морковки. Что уж говорить про детей, для которых ослик лучше любого коня.
Представляете, други, ребёнок 12 лет легко на ослика залезает, выгуливает по окрестным полям, потом кормит-поит, в общем, полностью ухаживает. Животное ласковое и совсем не страшное, в отличие от "увесистых" лошадей! (Наш жеребёнок мне весной на ногу наступил, пока ему копыта отросшие не успели постричь, так сразу хрустнула косточка на стопе, месяц в гипсе прыгала.) А тут маленький ослик! Ест соответственно меньше, как ребята говорят, вся округа летом и по осени предлагает им разный корм: у кого свёкла плохая уродилась, или картошка мелкая, ботва от кукурузы, подсолнечника, топинамбура, стебли цветов отцветших (мои тоже с удовольствием едят: осенние кустовые астры, рудбекии "золотые шары"), сорняки вроде полыни, крапивы, осота, тысячелистника... Ну и накосить стожок сена с запасом за неделю-две тоже не трудно.
 
А уж отдача! Ты говоришь, "гуано". А я говорю – золото! Или "назём", есть такое старинное русское слово. Этот назём – первейшее удобрение для всего участка. Животное, это ж ходячее удобрительное творение, целая фабрика по производству чернозёма. Сама по полям ходит, травку в себя собирает, там её перерабатывает и возле огорода складывает. Чтобы такой же эффект произвести, надо уйму травы накосить, в кучу сложить, землёй закидать и несколько месяцев ждать (а то и год), пока перепреет.
Плюс удивления от общения – целое море! В душу заглянуть доверчивому существу, это дорогого стоит! Мы себя вершиной творения считаем, а они без амбиций и гордости воплощают настоящее Чудо Природы.
 
Цитата: «А когда же заниматься своим осознанием, ускорять полёт мысли и оттачивать мыслеформы? Так ведь можно и всю жизнь прожить слугой при своей любимой лошадке».
Вот-вот, нас, "вершину творения", очень беспокоит, что мы слугою стать можем. А их, Чудо Природы, это нисколько не волнует. Не умаляет их достоинства и не влияет на настроение. Они рады взаимодействовать и общаться, рады жить, любить, трудиться, испытывать наслаждение от каждой минуты бытия. А мы, человеки, волнуемся, что "жизнь даётся человеку один раз и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы". В нас полно беспокойства, мы переполнены суетой и жаждой обладания...
Я пишу, что с лошадьми у нас по сути началась новая жизнь. Фокус в том, что заниматься осознанием в идеальных условиях невозможно: необходимы трудности и препятствия, чтобы их преодолевать. Наши любимые помогают нам более всего, не важно, любимые это супруги, дети, или любимые животные. С животными даже нагляднее гораздо получается.
Вот пример.
Родились у нас (в очередной раз) котята, и мы решили оставить двоих котиков. Когда они уже начали прыгать и залезать на стол, первой моей реакцией (по привычке) было их наказать. Шлёпнуть, скинуть со стола. А сын и говорит:
- Вот смотри, мама, ты сейчас начнёшь их наказывать, и они потом будут от твоих окриков шарахаться, как остальные. А ты попробуй по-другому, без наказания. Они же всё-таки понимают, хоть и маленькие.
Мне аж стыдно стало, что такую гадкую вещь в себе не замечала раньше! Вроде "порядок" поддерживаю, не позволяю котам по столу гулять (и они потом не гуляют), но методы мои ох как далеки от совершенства! Обдумала, как действовать и стала котят всё время на колени брать, пока мы за столом. Они на стол лезут, на вкусный запах – а я их снимаю, со словами: "Нельзя на стол". Или по носику слегка хлопаю, чтобы назад подались, или по передним лапкам пальцем постукиваю, чтобы убрали лапки со стола. Муж тоже помогал мне их воспитывать.
И вот чудо! Выросли котики, да такие ласковые к нам, доверчивые, настолько не ожидающие никакого зла или насилия с нашей стороны, что просто ангелы! Это огромное удивление – увидеть, как твоё внутренне решение воплощается вовне, отпечатывается на характере окружающего.
С лошадьми всё точно так же, они как зеркало человечьего поведения. Только с ними ещё сильнее надо себя контролировать, не так, как с котятами. Жеребёнка нельзя взять на руку и переставить в другое место. Лошадку нельзя шугануть окриком, чтоб не объедала сосну. С ними каждый шаг надо продумывать заранее, и всегда иметь в душе тёплое, жизнерадостное настроение.
Я уверена, что и всё поместье вокруг точно так же, как наши домашние животные, воспринимает наши эмоции и настроения. Впитывает агрессию или ласку. Отвечает доверием или настороженностью. Вот оно, "ускорение мыслей и оттачивание мыслеформ"!
Когда изменяемся мы – изменяется мир.
Когда любовь загорается в душе – вокруг возрастает пространство Любви.
 
Волияр, Новосибирская обл, поселение "Благодатное"
С конца февраля в нашем поселении, особенно в мужской его части, начало происходить вначале неясное, потом всё более осязаемое бурление. Ну, понятно, весной всё в природе просыпается, появляются мартовские коты… и мартовские жители поместий. Постепенно всё стало оформляться в подготовку к празднованию Женского праздника весны. Весело собирались, придумывали, потом удаляли из придуманного особо солёный мужской юмор, потом всё снова переделывали и подгоняли.
Среди женской половины поселения пошёл слушок, что, судя по частоте, длительности встреч и довольности лиц мужчин, возвращающихся с этих посиделок под кодовым названием «Починка трактора», трактор должен обрести реактивный двигатель и развивать космическую скорость, как минимум вторую.
Наконец – день праздника.
Накануне доделывали подарки, с утра готовили вёдрами салат и картофельное пюре. Особо отличились котлеты из пророщенной ржи и яблочные пироги. Голодные, как всегда, мы наготовили столько, что… А может, программа вечера была так интенсивна, что не удалось объесться. Короче, потом доедали. С особым размахом был приготовлен винегрет. Осталось около четверти восемнадцатилитровой кастрюли. На предложение взять его по домам все скромно отводили глаза. Тогда изготовители этого шедевра сказали, что всё оставляют на месте, а за остатками придут позже. Каково же было удивление, когда всего через пару часов обнаружилась чистая, вымытая посудина.
История с винегретом прояснилась позже: как только первый желающий открыл кастрюлю и провозгласил: «Винегрет, господа!», все сразу зашуршали взявшимися ниоткуда кулёчками. Шестилетняя девочка подошла к спокойно сидящей маме (мама ведь знает, что у неё дети винегрет не едят, зачем ей он?) и говорит: «Мама! Там винегрет дают! Ты чего не берёшь!?». По словам удивлённой мамы, потом всё было съедено подчистую.
Праздник, по уже сложившейся традиции, проходил в доме Людмилы Ивановны. В этот день вход женщинам в это строение был запрещён. Всех пришедших вносили на руках. После вступительной поздравительной песни (позже на бис её исполняли ещё шесть раз – до тех пор, пока исполнители не были обняты и расцелованы) и раздачи подарков, все присутствующие мужчины переквалифицировались в официантов и весь дальнейший вечер провели на ногах, стремясь окружить вниманием и заботой женскую половину поселения.
Дальше были поздравительные частушки, опять подарки, юмористические поселенческие новости, выступление ясновидящего и, конечно, конкурсы. В финале победившая команда (мужчины с радостью признали себя побеждёнными, точнее – сражёнными) получила приз: катание на верблюдах. Это была специально выведенная к восьмому марта порода безгорбых верблюдов, которые катали на спине всех желающих, ластились к своим хозяйкам и клянчили у них угощение.
По мнению всех присутствовавших, праздник удался!
 
Не знаю насчёт лошадей...
Считается, что интеллект коз выше, чем у собак и лошадей, только они этого не показывают. Смотрит своими горизонтальными зрачками и не понятно: то ли насмехается, то ли серьёзно. При этом очень деликатные, доброжелательные и аккуратные животные.
А когда козлята чехарду устраивают – родео отдыхает.
И ещё козы дают очень вкусное молоко!!!
Дорогие женщины! Поздравляю вас с вашим весенним праздником и дарю рассказ, который недавно записал с натуры.
Недавно жена сказала, глядя на мои отношения с козой и козюлькой: «Вот, теперь ты понимаешь, что во всех женщинах общего?» Да уж, завёл коз и стал немного понимать…
Элечка (месячная козочка от Беляны) энергичная, носится везде, как батон докторской колбасы в синюге на коротких ножках, а глаза хитрющие! Когда родилась, была такой тоненькой, уши торчат, голосок пронзительный… Вот за эти уши и голосок мы, начитавшиеся фэнтэзи, прозвали её Эльфой, сокращённо Эля. Теперь я думаю, что надо было назвать Стрекозой (Стремительная коза), или ещё вернее, по-эстонски: Эльве (Электровеник).
Ювелир (привозной зааненский породистый козлик, чуть младше Эли) – флегматичный, как, наверное, и положено породистому козлу. Как представлю тушу за сто килограмм, которая носится по участку, как Эля… Нет, пусть уж лучше будет спокойным. Ювелиром (Ювик) его назвали в честь всех мужчин, у которых родятся одни девчонки. Такие сами себя Ювелирами кличут. Он длинный весь: ноги, туловище, уши… Свою порцию молока выпивает тоже спокойно и самостоятельно, никаких толчков мордой и наступаний копытом в молоко, миску всегда аккуратно вылизывает.
У меня штаны, в которых к козлятам хожу, с завязками. Эля всегда пытается эти завязки пожевать, пропорциональное количество раз получая по лбу. А тут принёс им вкуснятину. Эля вертится, самое вкусное выискивает, Ювику мешает, и вдруг – Ювик спокойно ест, а Эля… Она рядом, но затихла как-то. Смотрю, она завязки от штанов в рот взяла и нажёвывает, да на морде такое наслаждение – аж глаза прикрыла!
Кормлю на столике сначала Элю – Ювелир ждёт внизу. Эля так спокойно, не торопясь, втягивает молоко: «В-с-с-в-с-с-в-с-с», потом голову поднимает, пошамкает губами, вокруг посмотрит – и снова «в-с-с-в-с-с»…
Голодный Ювик на нашу козочку хорошо действует. Как услышит наша Эля голодное мекание, сразу: «Вс-вс-вс-вс-вс-вс-вс-вс». Такое ощущение, что у неё другую скорость включили, причём с первой где-то сразу четвёртую.
Эля своё выпила, очередь Ювика. Что тут начинается: «Хозяин! Я не ела уже пять дней! Пусти! Ну кто так ест, дай покажу, как надо!... Смотри, он не справляется, я хочу помочь моему молочному брату!!!». Нет, она не блеет, но очень выразительно! Всё это время я выдерживаю буквально штурм кормильного столика. Ухватываешь Элю за переднюю ногу – она тянется к вожделенной миске с молоком задними, продолжая искать брешь в обороне.
Эта возня отвлекла Ювика от еды. Он постоял немного и отошёл от миски. С криком «ура!!!» Эля подскочила к молоку... Я, кажется, ещё не видел, чтоб козочка, настороженно вращая глазами в разные стороны, уплетала молоко с такой скоростью. Уже надутый от нехилой собственной порции молока живот Эли стал ещё увеличиваться прямо на глазах.
На морде Ювика, который наблюдал это зрелище, прямо пропечатался интерес к чему-то такому вкусному, что можно с такой скоростью потреблять. Несмотря на протесты, мне удалось оттащить Элю от миски, впрочем, там доедать уже немного оставалось… Как всегда выдержанный, Ювик допил молоко и вылизал миску.
В другой раз, после Эли налил голодному Ювику молока. Пока он понял, что это его зовут, пока сообразил, куда надо идти, слышу: «Вс-вс-с-с-с-с-с-с-с-с-с». Опять та же картина и вращение глазами. Эля отлично понимает, чьё молоко она сейчас пьёт, отсюда и скорость! Ювик некоторое время зачарован этим зрелищем, потом неторопливо приступает к трапезе.
Всё-таки настоящий мужчина растёт!
 
Маленькая Полина учится в первом классе. Занимаются они дома, в поместье, в школу ездят только зачёты сдавать.
Когда они появились в местной школе, там вначале отнеслись к ним настороженно, долго вопросы задавали: «Почему, зачем? А может, как все дети?». Потом из школы приехала комиссия к ним домой.
Прошли так сперва настороженно: «А где у вас телевизор?», а уезжали уже, договариваясь о совместных делах. Когда просто и по-житейски – идея родовых поместий всем близка и понятна.
Взялись мама с Полиной за окружающий мир – предмет такой в первом классе изучают. Тема им попалась «Полезные ископаемые». Разговор, конечно же, зашёл о том, что полезные ископаемые из земли добывают. Полина слушала, слушала… и заплакала.
- Мама, мне землю, жалко… Она говорит, что ей плохо от этого.
- Поленька, а что же делать?..
Она задумалась и перестала плакать… потом как-то замерла, устремив взгляд вверх, и несколько секунд молчала.
- Теперь, мама, слушай: когда-то на Земле было большое извержение вулкана. Тогда много горело, но не всё выгорело. Нефть – это злоба людская. Она Земле мешает. Люди её достают и сжигают. Это хорошо, это правильно!
После этого монолога опять установилось молчание…
 
Mirandaabeliar, Москва
СЛЕПНИ (из летних воспоминаний)
Сижу на полянке, тихонько собираю землянику. На солнышке греюсь. Мысли неспешные, светлые... В какой-то момент замечаю, что уже пару минут вокруг вьётся слепень. Зудит и кружит, в глаза лезет: "Ну, обрати ж ты на меня внимание!".
Ну, обращаю: "Привет, - говорю, - дорогой! Как-то смешно ты пристаёшь. Я делом занимаюсь, сел бы тихонько да укусил, а тебе внимание требуется? Ах ты, серенький, даже тебе лучик света человеческого нужен?"
И слышу, слепень так дзинькнул надломленно, словно у него струна порвалась, сделал прощальный круг по нарастающей и улетел... Не вынесла душа кровососа ласкового к себе отношения. И тут родилась маленькая сказка.
А чтобы понятней было, добавлю, что у слепней и оводов есть замечательная способность восстанавливать свою форму. Они как целлулоидный мячик, сминаются от удара и через некоторое время хрусь-хрусь, расправили своё тело и снова полетели...
Старый слепень учит молодого: "Человечишку ищи на дороге, уставшего, да поароматнее. Лучше городского, распаренного. От них обычно синтетикой разит (на синтетику наплюй, она нам не вредит). Чтобы повкуснее было, сперва над одним ухом пожужжи, у другого позуди, ещё перед носом вейся, можешь в глаз залезть… Пусть руками на тебя замашет, пусть отмахиваться начнёт. А ты не бойся, не отставай: привлекай внимание! Поназойливей, понастойчивей!! Пусть жертва раздухарится, пусть покрутится да повертится, начнёт отбиваться и промахиваться, вот тогда и разозлится как следует. Тогда самый аромат, самый кайф! Нервные да неуравновешенные – самые-самые вкусные. А как кусаться полезешь, следи, чтоб у них руки заняты были. Можешь даже вид сделать, что струсил, улетел. Только они отвернутся, а уж ты на спине сидишь, и кусай, кусай!!!".
Старый слепень сглотнул слюну и вздохнул. Он своё уже отлетал. Скорость не та, чуть не прибили последний раз. Всмятку сплюснули, хорошо рядом лужа оказалась – еле расправился. Пора переквалифицироваться в вегетарианцы. Пусть молодые наше дело продолжают... Он углубился в воспоминания. Совсем недавно, кажется, принимал бравое участие в играх молодых слепней – раздразнить жертву до бешенства и всем вместе обессиленного, обливающегося потом – закусать! Похоже на перелетание улицы перед близко идущим транспортом, только гораздо, гораздо веселее! Лихие были времена... Теперь он и на лошадь не рискнёт сесть, всё тело хрустит и щёлкает. И то сказать, времена не те – раньше раздолье было! Народу в поля привалило, все нервные, суетливые, кожа тонкая, нежная! Старый слепень даже облизнулся. Теперь не то... степенные стали, радостные, здоровые да загорелые: как их укусишь? Мальца он к автобусу послал, если повезёт, может, приедет кто из новеньких, из городских. Те вкусные! Сла-а-адкие... секретов ещё не знают, кусай не хочу.
Эх, пока живы горожане – жив будет и брат наш слепень. Впроголодь... Постой-ка... Пока есть города – может, нам туда перебраться? О! Идея!!!
- Все на совет стаи!..
 
Дядя_Саша, Винница
Внучка.
Ей два года. В это время дети похожи на маленьких обезьянок, во всём подражают взрослым, быстро обучаются и готовы без устали играть в любые новые игры со взрослыми.
Одна из игр.
- Лиза, как ты любишь дедушку? – спрашивает кто-нибудь внучку.
Та сразу расставляет руки широко в сторону и громко стуча своими кривыми ножками быстро бежит ко мне. Я сажусь на корточки, протягиваю руки ей навстречу. Лиза кидается ко мне и крепко обнимает за шею. Я прижимаю её маленькое тельце к себе и таю от счастья. Я понимаю, что это просто детская игра. Но эта игра столь непосредственна и так наполнена чистыми детскими чувствами, что сердце само тает.
Всем известно свойство анекдота вызывать смех своей концовкой, которая противоположна ожиданию слушателя.
Так и в другой нашей игре.
Беру внучку на руки и спрашиваю:
- Как Лиза смеётся?
Она делает очень серьёзное лицо, губы складывает каким то бантиком и неожиданно низким басом для такого крохотного существа выдаёт:
- Хо-хо-хо-хо…
- Ха-ха-ха-ха, – искренне заливаюсь я смехом от такой выходки внучки.
- Хи-хи-хи, – начинает она звенеть заразительным тоненьким колокольчиком, как ей и положено в таком возрасте, обрадовавшись, что дед развеселился.
- Хи-хи-хи, – начинаю я её поддерживать и немного передразнивать.
И тут внучка меняет тактику и переходит на пронзительный ультразвук. Помните, как в книгах у Мегре ультразвуком закричала Анастасия, а бандюки корчились и зажимали уши…
Вот таким режущим ультразвуком начинает смеяться и она.
Я не могу закрыть уши – руки держат внучку.
- Всё, – кричу я. - Сдаюсь… - и перестаю смеяться.
- Хо-хо, – говорит басом внучка и успокаивается.
Бабка ходит и молча качает головой. Разошлись старый и малый. Визгу, как в поросятнике.
Питерский учёный Александр Драгункин в своих работах очень убедительно доказывает, что все современные европейские языки произошли от русского. Также вскользь он упоминает о китайском языке, что тот один из самых древних. И за более чем пять тысяч лет существования китайского из него исчезли приставки, суффиксы, окончания, остались только корни.
Тогда берусь утверждать, что самым молодым языком на земле будет японский.
Внучке два года, но она уже может бесконечно беседовать на любые темы. И причём на японском. Одна маленькая беда только в том, что из тридцати двух букв алфавита она не выговаривает двадцать две.
Длинное выражение «деда Саша» для неё пока трудно выговорить, потому она меня называет просто по имени: «Сья-ся».
- Сья-ся, дай, – и показывает рукой, что ей надо дать.
- Ся-ся, дюдя, – показывает рукой, куда я должен её отнести на руках.
- Кючи сейко, – это означает, что я должен поднести её к выключателю и она начнёт с ним играться, включать и выключать свет.
Ну чем не японский язык?
 
Уже и не знаю, кто научил её этой игре.
Спрашиваешь:
- Как Лиза строит глазки?
Тут же поворачивается к тебе боком, гордо, как заправская кокетка поднимает голову, опускает глаза, полузакрыв их ресницами, и косит свысока на тебя своими глазками.
Увидев, что ты улыбаешься, тут же заливается весёлым колокольчиком.
Взрослые могут играть в игры, притворяться кем-то, обманывать. Ребёнок ничего этого не может. В любой игре он живёт по-настоящему.
Нормальное состояние ребёнка – это состояние радости, любви к жизни. В его мире ещё нет ничего ложного, поддельного. Иисус Христос говорил нам: «Будьте как дети». Но мы никогда не помним этой заповеди. И только радостная детская возня и смех напоминают нам об этом.
Однажды в период, когда у неё интенсивно резались зубки, внучка приболела. Температура подскочила за тридцать восемь. Всё семейство куда-то разбежалось и я с внучкой остался один. Она не плакала и не капризничала как полагается больному, лежала молча и смотрела куда-то в пространство.
Чтобы дать ей почувствовать поддержку взрослого, я взял её на руки и стал носить по дому. Она не шевелилась, не издавала ни звука и только смотрела своими серо-зелёными глазами сквозь меня. На маленьком личике были не моргающие огромные глаза, и глаза эти были наполнены печалью. Казалось, что в них сосредоточилась вся скорбь мира. Этот печальный взгляд маленького существа разрывал меня на части. Уж лучше бы она капризничала и хныкала.
Вот уж действительно в тело при рождении вселяется душа, которая прожила не одну жизнь. Ну не может так себя вести ребёнок, сотворённый только при помощи соединения двух наборов хромосом. Такой примитивный материалистический подход никак не в силах объяснить духовную составляющую человека.
Когда собирается вместе вся семейка, то начинается любимая забава взрослых – обучать ребёнка говорить. Все наперебой пристают к внучке.
- Лиза, скажи «чашка».
- Цяка.
- Лиза, скажи «ложка».
- Лёка.
Такое издевательство над ребёнком может происходить бесконечно, пока не вмешается дед.
- Лиза, скажи им «интернационал».
- Тяня.
Истязания прекращаются – все смеются.
 
Волияр, Новосибирская обл, поселение Благодатное
Знаете, я иногда думаю: «Хорошо, что закон «О родовых поместьях» пока не принят».
Первые волны создателей родовых поместий – это очень увлечённые, целеустремлённые и сильные люди. Они не ждут, когда выйдет закон, они живут сейчас. Мои соседи.
Алексей – музыкант. По своим музыкантским делам он каждую неделю ездит в город на своём стареньком «Карибе». Тут дорогу замело, да ещё в этом году дачники дорогу чистить стали. Ну, как принято у городских жителей, каждый решает для себя: «У меня есть деньги – я заказываю прочистку дороги и проезжаю, не смотря на погоду». А то, что после его прочисток бурты высоченные остаются и потом после метели слой снега на дороге иногда до метра, так что остальным даже с трактором не пробраться – это не его проблемы, он и в городе неплохо следующие выходные проведёт…
В этот раз смотрим на прогноз, а там снег сильный, а главное – ветер средней скоростью десять метров в секунду, с порывами. Нынче зимой такого ещё не было. Ну, нам в поселении-то что – ветер как ветер, а вот Алексею в этот день в город надо выезжать.
Накануне перегнали его машину в посёлок, договорились, что до трассы я его на снегоходе отвезу, а там до машины он такси вызовет. У моей жены тоже дела в городе были – решили вместе ехать. Вроде обычный, нормальный план: снегоход – «Буран», он везде проедет, с такси проблем нет обычно…
Накануне поднялась такая метель, что ничего в тридцати-пятидесяти метрах не видно. Наутро картина примерно та же, только из окна дома, кажется, не так сильно дует, и снег лицо не режет.
Погрузили мы в назначенное время на снегоход сто восемьдесят яиц от соседских кур (гостинец для тёщи) и поехали с женой за Алексеем. Я привык его видеть в нормальной зимней одежде, зимних высоких сапогах, шапке, а тут как его увидел – чуть дар речи не потерял… Короткая кожаная куртка, облегающие брюки, туфли (очень надеюсь, что зимние) и на голове что-то… так и не понял… вроде шапочка, но какая-то уж больно несерьёзная. Короче, арт-прикид.
Посадили мы Алексея сзади, в багажник ногами; яйцами и рюкзаками обложили и поехали.
Дорога, когда есть высокие бурты, заметается снегом неравномерно: после относительно ровного снега то там, то тут встречаются «провалы» - места, где снега на полотне дороги нет вообще. Провалы эти обычно неправильной формы, около метра – двух в поперечнике с почти вертикальными стенками сантиметров семьдесят высотой. Снегоход в такой «оазис» буквально падает – и хорошо, если носом, а не боком, а выезжать из этой ямы… «Буран», гружёный двумя мужиками под девяносто килограммов, миниатюрной моей женой и почти двумя сотнями яиц, на вертикальную снежную стену забирался далеко не с первой попытки. Хуже, если снежная яма оказывалась сбоку, тогда все оказываются в снегу. Мы с женой быстро соскакивали со снегохода, а Алексею-то нельзя, он яйца держит! За всю дорогу он слез со снегохода только один раз, когда мы попытались проехать полем.
Там вроде ровно, никаких ям, но перегруженный снегоход на мягком свежем снегу не только отказывался слушаться руля и ехал, куда ему вздумается, но и кренился, постепенно заваливаясь на бок. Соскочив с него, мы тут же оказались по пояс в снегу.
Самое интересное, что было нам всем весело почему-то. Алексей, лёжа на боку в снегу и удерживая «тёщины яйца», смеялся больше всех.
Когда добрались, наконец, до места, где ждала машина, вытрясли из себя снег, раздался телефонный звонок. На вопрос его жены, как мы добрались, Алексей ответил, что добрались прекрасно и всё хорошо! Мне даже стало интересно: а когда не прекрасно, то это как?
 
У нас участок на южном склоне, и ветер господствующий юго-западный, он по Обскому морю разгоняется и сушит почву. Мы когда участок взяли, местами полынь за лето не дотягивала до десяти сантиметров, местами ковыль… лопату не воткнёшь. Сидераты посеяли – та же картина: фацелия высотой сантиметров пятнадцать, чахлая, а земля сухая. Я приспособился на местном ХПП брать полову зерновых, они её на свалку вывозили. Там зёрнышки, семена сорных трав, отруби, пыль, кожурки. Иногда машину привезут – практически чистые отруби, иногда – зерна много, иногда почти одни кожурки. Стоит эта прелесть с доставкой шестьсот рублей машина. Я по земле лопатой раскидаю, культиватором неглубоко пройду – сразу посев сидератов и подкормка, потом травостой по колено, идёшь, под ногами пружинит, почва влажная. В прошлом году привёз я этой половы, раскидал, а прокультивировать времени не хватило. Сейчас стала она из-под снега вытаивать.
Коза это дело быстро разнюхала. Выпускаю её на прогулку – она прямиком туда, ест полным ртом. Я думаю: вредно, наверное! Давай Беляну от половы оттягивать. Она после нескольких неудачных попыток прорваться стала пастись неподалёку, сухую траву поедать. Смотрю – как бы невзначай, не переставая типа что-то внимательно выискивать в траве, медленно передвигается в сторону вожделенной проталины и глазами, зараза, стреляет. То на проталину, то на меня. Лишь последние несколько шагов прошла уже торопясь. Снова пытаюсь выгнать с половы и обнаруживаю, что коза превратилась в столб… Стоит, смотрит прямо перед собой и ни с места. Опускаюсь на уровень её морды, заглядываю в глаза.
- Беляна, ну ведь вредно много, пошли в другом месте попасёмся.
- Бе-е-е-е-е-е-е-е!
Видимо, посчитав переговоры успешно завершёнными, снова начинает жадно поедать полову.
- Беляна, у меня же этой половой соток тридцать вокруг дома засыпано (когда таблетки от жадности раздавали – мне не хватило), как же я тебя пасти-то буду – оттягиваю, отталкиваю козу.
- Бе-е-е-е-е-е-е-е-е!
- Ты мне это уже говорила, не повторяйся!... А я говорю, много ржаной половы – вредно!
То ли поняла, то ли смирилась, то ли наелась – пошла пастись в другую сторону.
 
Swetle, Абинск
Зарисовки из Живого Родника (Абинск)
 
Игорь
Игорь, общая любовь всех поселенцев. Приехал к нам на пару дней – посмотреть, в сентябре будет 2 года. Парень – золотые руки, умеет всё. Когда он приехал, у нас начались каши с барбарисом и травами, котлеты из грибов, соусы разные с травками. Не жизнь, малина.
Но нет предела совершенству. Игорь решил попробовать посыроедить.
Кстати, его опыт очень интересный, энергии в нём немеряно. Целое лето собирал, сушил ягодки, фрукты, даже помидоры умудрялся высушить (инкубатор для сушки приспособил).
А у нас любит народ всякие разные чаепития, ну а без пряника, как?
И однажды мы все собрались на поляне, помочь соседке перевезти саман. Она купила уже готовый для дома, но перевезти его – очень трудоёмкая (вернее грузоёмкая) работа. Собрались очень дружно, пришли все. Ребята сделали 4 ходки на погрузчике соседа, мы тем временем, крутились по костру. Работа была сделана большая и хозяйка постаралась от души всех накормить. Стушили рис с овощами, сделали овощное рагу, заели всё это немеряным количеством сладостей.
А Игорь сидел в сторонке, смаковал арбуз и тихонечко подтрунивал над нашим обжорством.
Наконец дошли до арбузов. И здесь, наверное, душа сыроеда не вынесла.
- И что, вы на всё вот на это ещё и арбуз положите?
На что народ ответил: конечно. 
 
Наташа с Эдиком
Про Наташу больше всего запомнился её рассказ, как участок отвечает ей взаимностью. Само появляется то, что она очень хотела посадить. Сам вырос куст помидор, прямо возле лестницы, ведущей на веранду дома. И помидоры на нём были знатные.
 
Наташа с Аришей
Это я уже по рассказам знаю.
В начале апреля переехала насовсем Наташа из Питера со своей 4-летней девочкой. А девчушка бойкая. Со всеми поперезнакомилась, завела дружбу и теперь только объявляет маме: я иду к Натасе.
 
Оля с Женей
У Оли с Женей тоже интересная история. Они прожили почти год в Крыму, и, не помню по каким причинам, собрались уезжать домой, на Урал. Но до отъезда решили заглянуть к нам, кто-то им рассказал о поселении возле Абинска.
Дорога у них получилась не лёгкая, как я поняла, вообще что-то не ладилось. Я вообще так и не поняла, как они шли, но почему-то им пришлось пересечь речку, да ещё в очень глубоком месте. Оля поскользнулась, вымокла, замёрзла. Дошли они до нас с твёрдым решением – завтра на Урал.
А сегодня... у них дом, земля, огород и... ослик..
Они его балуют, это любимая Женькина божья тварь. Место ему отведено под яблоней, в саду.
Правда, однажды он сиганул от хозяев и Женя бегал за ним: «Яша, Яшенька (ну, я тебя догоню!)».
 
Про кого я ещё не рассказала?
Про Андрея с Алёной. Теперь он Андрей Солёный.
Приехали ребята, и вроде и с землёй получилось, и с домиком устроилось, а не хватает чего-то. Ездили они всё лето в Абинск к бабульке за молоком. И хвалили: и корова особенная, и молоко вкусное. А под осень хозяйка коровы решила: корова не стельная, значит молока не будет – невыгодно держать, отдам на мясо. Для ребят был шок, они за эту сумму корову перекупили. Срочно делали сарай, искали сено. А животное всё поняло, и по отношению к новым хозяевам столько терпения и доверия проявляет. Сама коровка бойкая, на Шарика, (пса местной породы), рога направляла. А когда однажды запуталась в верёвке и упала, как ребёнок ждала Алёнку, терпеливо.
Все незатребованные нами яблоки – её, арбузные корки вёдрами, гектары сочной травы. А нам частенько перепадает молоко. А через положенное время родился бычок. Ну, как и положено в историях с хорошим концом.
Андрей с Алёной души в ней не чают. А коровка стала центром, стержнем их нового хозяйства.
 
Волияр, Новосибирская обл, поселение Благодатное
Тут соседка рассказ принесла, ей слово.
Сотворение. Какое красивое слово. И образ красивый за ним. И чувства, эмоции оно вызывает хорошие, добрые.
Собрались поселенцы устраивать праздник. Образ сотворчества в жизнь воплощать. Вроде уже не впервые праздник такой проводили. Вместе опять собрались люди. Сильные и умные. Решительные и ответственные. Страстные и разделить свою страсть с другими горящие. Разные люди пришли. Очень разные. Настолько, что порою им сложно друг друга понять. А, не поняв, принимать во сто крат тяжелей.
Я, занимаясь плетением верёвочек разных, сравнивать стала сотворчество наше с цветным пояском.
Вот собрались клубочки разнообразные такой поясочек плести. Только не могут решить, какие цвета будут вместе идти.
- Пусть чёрный за стол праздничный отвечает.
- Чёрный совсем не пришёл. Это не нужно ему.
- Кто же тогда будет стол накрывать, может, коричневый?
- Может, не так нужно цвет выбирать? Пусть каждый сам себе выберет место.
- Если так сделать, то не сойдётся узор.
- Может, узор поменять? И не делать того, что не хочет никто?
Как хорошо стало, когда те, кто желает, сами сказали:
- Знаете, мне интересно заняться столом!
- Так, а я игры могу провести.
- Я мастер-класс проведу.
- А какой? Надо же всем рассказать, чтоб пришли.
- Если кому будет надо, придут. Вечером на костре я объявлю.
На празднике ниточка к ниточке сами сложились, очаровательный вышел узор, необычный. Понравилось всем. Радостно было, легко и комфортно.
Сбился узор только там, где возник мастер-класс, о котором узнали все за 2 часа до начала. Будто бы новая нитка вступила в плетенье внезапно. Пояс испорчен слегка.
Тот, кто поддался решению властному, заботу принял на себя нежеланную, очень походит на тонкую нить. В деле совместном энергии мало его. Тот, кто решает за всех, что творить надо так, как сказал он – толстая прядь, много его, слишком много берет на себя. Те и другие на общий узор налагают уродство. Лишь соразмерив вложенья можно его заплести.
И натяженье в плетении важно.
Тот говорит, как же так? То, что нести я хочу, я считаю всем интересным и каждый должен послушать меня. Всем хорошо будет, если они будут делать вот это.
Тянет к себе свою нить. Перекошен рисунок. Вроде хорошее нёс, а не вышел узор.
Как я желаю, чтоб в наших поместьях люди, собравшись, смогли б сотворить настоящий, красивый рисунок и воплотить его в жизнь!
 
Tashyno, Украина, Харьковская обл.
Сегодня часа 3 гуляла по участку.
Жизнь домохозяек скучна, монотонна и однообразна, и только повзрослевшие дети да зеркала напоминают о прошедших годах.
Повседневная работа – мытьё тарелок, полов и вытирание пыли на полках да ещё стирка, всё это и есть жизнь. А ведь уже часа через 2, при наличии детей, от проделанной работы практически не остаётся и следа.
Одна моя знакомая называет свою жизнь – «день сурка». Я понимаю, почему у многих начинается депрессия и это даже становится диагнозом.
Каждому человеку хочется видеть результат своего труда, и, спустя 10 лет, мы хотим обернуться и увидеть, на что были потрачены годы.
Я тоже домохозяйка и тоже мама. Не то, чтобы классная хозяйка, скорее, наоборот. Как там было в Простоквашино: «Что, где валяется и когда всё это кончится?». Думаю, наш дом тоже напоминает передачу «Что? Где? Когда?».
И вот иду я по саду...
Именно здесь можно увидеть, куда ушли годы. Вот лиственница, ей всего 5 лет, а она уже 3 м высотой и под ней мы закопали «место» младшего сына.
А вот берёзы, им этой осенью исполнилось 10 лет. Белые красавицы высотой более 5 метров, а между ними айва, жимолость и кедры.
По западному краю участка стоят уже довольно взрослые сосны, люблю здесь гулять по ночам, при лунном свете они кажутся ещё больше. Даже не знаю почему, но почти каждую ночь прихожу именно сюда. Некоторые деревья уже 6 м высотой. И под одной из сосен закопано «место» старшего сына.
А вот и огород. Ещё несколько лет назад меня туда только силой можно было загнать. Зияющая рана посередине участка. Солончак размером примерно 2 сотки по центру огорода. И на этом месте я пыталась что-то выращивать...
Раньше я всегда избегала походов на огород, старалась не смотреть в его строну. И вот недавно поймала себя на том, что когда выхожу из дома, иду первым делом на огород. Казалось бы, что там делать, поздняя осень... Хожу по дорожкам, любуюсь. Взошла рожь, фацелия уже высотой 30 см и горчица 70 см. Грядки уйдут в зиму "зелёными", а дорожки засыпаны листвой и соломой, да и рожь на них уже проросла. Местами взошёл салат и укроп, малыши с удовольствием его едят, и даже кочанный салат дозрел (был посеян в июле).
Между деревьями в саду покошенная луговая трава. Ещё довольно пустынно, и многих растений почти не видно, спасают колышки. Совсем недавно вместо травы была крапива и лопухи, а под их листвой мусор и битое стекло. Всё это ещё далеко от совершенства, но прогулки уже стали приятными. Мало что цепляет взгляд и портит настроение.
Последние 10 лет моей жизни прошли не напрасно, и я могу увидеть каждый год, нужно всего лишь выйти из дома. И это не просто проделанная когда-то работа, это семейные воспоминания. Практически всё мы сажали вместе с мужем, а некоторые растения посадили уже наши дети. А вот и ель, которую подарили барды и магония – её привёз травник...
А вот этот можжевельник поливал наш сын и ему тогда было всего 8 месяцев, он только начинал ходить.
Эти две розы мне подарил муж 9 лет назад на 8 марта и вот уже столько лет они цветут для меня. Подарено было 3 розы в небольших контейнерах, но одна не перезимовала, зато эти две столько лет каждый день на моём пути...
Юкку, тую и древовидный пион привезла моя свекровь из поездки на родину.
А вот тут растут махровые тюльпаны, привезённые контрабандой из Швейцарии...
Все друзья и знакомые подключились к нашему творению и это уже не только дело нашей семьи. Кто бы в каком городе не был, везут нам семена, черенки, фото с образцами дизайна и, конечно же, саженцы.
Живые, вечные подарки сразу же становятся счастливыми воспоминаниями.
Мы своими руками создаём сказку своей семейной жизни.
 
Волияр, Новосибирская обл, поселение Благодатное
Зачем мне родовое поместье, или сказка о душе
Гостей, да и родственников разных вопрос нередко интересует: «Вот ты из города уехал, в поместье жить стал. А зачем? Что ищешь ты, нашёл?».
Я отвечаю: «Мол, Любви пространство для себя, для будущих своих детей. И лишь недавно ощущение пришло…
Когда Отец наш общий человека создавал, от всех он сущностей вселенских части принял, в себе уравновесил их и в человеке воплотил. В каждом с тех пор есть искорка божественная – дух, душа, по-разному её все называют. Также в людях есть частицы всех вселенских сил, и человека это сочетанье делает сильнее всех. Через свои частицы сущности, энергии вселенские пытаются на человека повлиять, чтоб в нём возобладать.
Церкви отцы об этом знают уже давно. Сущностей они прозвали бесами, врагами человека. То, к чему они склонить пытаются, – грехами. Есть законы божественные, по которым всё созданное Богом существует. Коль ты законы те нарушишь, согрешишь, то просто сам себя ослабишь и дашь возможность к усиленью бесов, глас души твоей чуть тише станет.
Так устроено, что устремления души, её подсказки – глас божественный, к нему прислушиваться нужно в тишине. То, что орут мне прямо в ухо, ласково, упорно завлекают или блаженство обещают – ложь, неправда.
Но даже среди суеты, средь городского шума и забот услышать каждый может зов души своей.
Душа. Дух. Духовный. Душевный разговор. Торжество духа. Поговорили по душам. Сделано с душой. Спасите наши души!
Я среди живого, Богом созданного, среди отношений благотворных, соседей, которые уже как родные, живу. И постепенно, как-то незаметно, начинаю чувствовать себя единым целым со своим пространством. Сила связи ощущается, лишь стоит далеко уехать. Среди домов бетонных, средь машин, асфальта, множества людей, которых я не знаю, ощущаю, что лишён чего-то бесконечно дорогого, близкого. Душа тоскует.
Если кто-то в моём присутствии вдруг произносит ложь, ощущение появляется, что с чем-то неприятным, липким я столкнулся. Хочется потом попеть, поговорить с соседями, а лучше в баньке хорошо пропариться.
Я думаю, всё это проявления души моей. Среди поместья родового благодати, среди нерукотворных, божественных творений крепнет связь меня с моей божественною сутью. Ярче, сильнее проявляет себя во мне мерило, камертон, который различает добро и зло. Это не мой рассудок, разум, что-то неизмеримо больше и мудрее. Сильней, но в то же время, беззащитно передо мною это. Могу легко заставить замолчать его, не слышать и не чувствовать, вот только бытиё моё без этого – уныло и безрадостно, постыло.
Изменения такие все к лучшему иль нет? Решайте сами. Я знаю точно. То, что у меня сейчас есть, назад я ни за что не верну.
Такая вот сказка получилась.
 
Зачем мне родовое поместье – 2, или сказка о Земле
Ваше родовое поместье – это обустроенный вами земельный надел в любом понравившемся месте, площадью в один гектар иль чуть больше. Этот надел не делится, не продаётся, передаётся только по наследству.
Около половины поместья занимает лесопарк, около трети – сад. Предполагаются ещё огород, лужайки, газоны, пруд, декоративные насаждения, условия для животных и пчёл, живая изгородь. Где-то в красивейшем уголке поместья – дом.
Слушаю лекцию одного агронома с ВАСХНИЛа:
«Богатство человека определяется количеством земли, которое у него есть. Но не в смысле наличия свидетельства о праве собственности. Богатство определяет именно надел, который человек лично облагораживает, за которым он лично ухаживает. Чем этот надел больше, тем человек богаче».
Разговариваем об идее поместья с деревенскими:
«Да ты что! Гектар обработать!? Да ты загнёшься через пару лет! Это ж, ты знаешь, труд какой!?». В лучшем случае: «Вы ж молодые ещё, погуляли бы, для себя пожили, мир посмотрели, ещё успеете наработаться, на земле нелегко».
Вот говорят: «хозяин земли», «хозяйское отношение». Если где-то совхоз процветает или ферма – значит, хороший хозяин…
Стал разбираться со словами «хозяин», «хозяйское отношение». По ощущениям, хозяином можно быть по отношению к чему-то неравному тебе. Быть хозяином – значит, иметь полновластное право собственности. Хозяева были у рабов, можно быть хозяином животного, хозяином машины, дома, или квартиры.
В русском языке есть следующие эпитеты по отношению к земле: «Земля-Матушка, Мать, сыра земля, земля кормилица». Как-то не подходит хозяйское отношение ни к матери, ни к кормилице… Ага, вот! «Без хозяина земля сирота». То есть земле человек тоже нужен! А зачем?
Единственный тип длительных продуктивных взаимоотношений, существующий в природе – это симбиоз, то есть взаимовыгодное содействие. Хотите поспорить? Попробуйте.
Чем земля выгодна, полезна для человека – это понятно. Но по законам симбиоза, земле что-то должно быть нужно от человека. Что? Что отличает человека в отношениях с землёй от паразита? О чём говорила женщина-агроном с ВАСХНИЛа?
Может быть, так? Берём пару машин перегноя, высыпаем перегной на несколько соток земли, перепахиваем, садим картошку, получаем пару-тройку лет хороший урожай, потом снова перегной, добавим мы золы древесной, мела, чтоб почву не закислить, и потом цикл повторится. Налицо хозяйское отношение: вложил – получи большой урожай. Не знаю я, как вам, а мне – как-то безрадостно. Нет ощущения, что земле от человека перегной нужен.
 
Вспоминается вот ещё…
Было это, ещё когда в деревне жил, с родителями. Несколько лет подряд у нас на огороде морковка плохо родилась. Мелкая была, несладкая. Мама как-то весной предложила мне, тогда ещё подростку, над морковкой шефство взять.
Грядки я готовил сам. Потом посадил сам семена, всходы прореживал, их поливал. Собственно, всё то же делал, что и обычно у нас в семье с морковью делали, но очень мне хотелось, чтоб морковь хорошей родилась. Чаще других мест в огороде в то лето подходил я к морковным грядкам. Смотрел за тем, как она растёт, с ней разговаривал. Лишь осенью мы стали собирать плоды – то был триумф! Морковины, поставленные в ведра вертикально, торчали сверху. А уж радости-то было!!!
С той поры лет прошло порядочно, но каждый раз я замечаю: чему я в огороде больше внимания уделяю, то и растёт. Плоды эти приносят не просто удовольствие от поедания, не просто чувство сытости, а радость.
Другой пример – картошка.
Когда у нас в поместье посадили мы картошку в первый раз, то накопали с сотки вёдер восемь. Мелкая, червями вся изъедена, корява… Стал я думать. С краю поля встал и как-то обратился, даже не знаю я к кому. Хотел я знать, как на этом поле в следующем году мне урожай хороший получить картошки. Постепенно мысли стали в голову мне приходить и состояние какое-то… Боялся повернуться я неловко, чтобы не нарушить. Так хорошо было, спокойно и… торжественно!
Следующей весной мы посадили всю картошку по-новому. Ботва картофельная длинной получилась – мне по грудь. Когда у соседей ботва картофеля уже пожухла, моё картофельное поле зелёное стояло всё. Накопали тогда мы с сотки пятьдесят пять вёдер. С той поры картошки садим полторы-две сотки. На две семьи, да и на коз, хватает. Вы понимаете, что я сказать хочу: нам радость доставляет за ней ухаживать и её копать. Но только если это в состоянии диалога, общения с землёй, с тем, что родила она, только если душевность в отношениях хранить. И если я расстроен, даже чем-нибудь озлоблен, в ссоре, то подхожу я к краю поля картофельного и стою так, как когда-то стоял и вопрошал, что делать. Чувство успокоения, тихой радости, потребность попросить прощения, простить, приходит тут же.
А отношение хозяйское, оно предполагает… отношение свысока, неравное. Хозяин – властелин, владелец полновластный, совета у земли не просит.
То отношение к земле, которое здесь я описал, правильнее назвать душевным… точнее, любовным. С любовью относясь к земле, в ответ её любовь я ощущаю.
Быть может, устают так на своей земле как раз все те крестьяне, что относятся к ней «по-хозяйски»?
Быть может, радость бытия для всех доступней станет, лишь стоит отнестись к земле с любовью.
 
Наталья Шестакова, Пермский край, поселение Урочище Подгорино.
Истории УРОЧИЩА ПОДГОРИНО
Мне, как одному из организаторов поселения Урочища Подгорино, захотелось поделиться с пользователями нашего сайта некоторыми историями, связанными с нашим местом. Рассказать откуда на нашей эмблеме взялся филин, и почему именно «Урочище». Мы не давали название нашему поселению, когда мы пришли на это место оно уже так называлось. Поначалу меня смущало это странное слово и даже были попытки поменять название, но потом стало известно, что слово УРОЧИЩЕ - одно из древнейших русских слов и символизирует оно чащу. Священный лес, место, где люди могли общаться с духами предков, получать ответы на свои вопросы и набираться сил. ПОДГОРИНО - так называлась деревня, которая когда-то там была, она располагалась под липовой горой, окружённой холмами с елями, соснами и пихтами.
Филин на эмблеме тоже взялся не случайно. Лет пять назад к нам приезжала в гости женщина с необычными способностями. После прогулки по Подгорино она сказала, что почувствовала здесь энергию, и даже назвала нам имя этого духа – Пиримей. Она сказала, что он хранитель этого места, что он оберегает его уже много веков. В тот же вечер к нашей избушке прилетел огромный филин. С тех пор он часто прилетает, может подолгу сидеть и смотреть, а может кружить над участком. Наверное, это всё так и забылось бы, но истории, рассказанные нам совершенно разными, незнакомыми друг с другом людьми, удивительно переплетаются. Примерно в это же время наша знакомая ездила в Геленджик, и при общении с дольменами она задала вопрос относительно наших мест, нашего поселения. Дух дольмена поведал ей интересную историю. Когда-то очень давно на этом месте действительно было поселение Ведруссов, оно было большим и существовало очень долго. Когда на Русь пришло христианство и церковные служители шли в сопровождении войск по нашим местам, они попросили разрешения не обходить поселение, а пройти через него. Старейшины поселения разрешили им пройти, но были обмануты: захватчики уничтожили всё поселение. Жители не были готовы к нападению, но все до единого защищали свою родину до конца! Потом нашей знакомой помогли провести ритуал отпущения душ погибших, в течение трёх лет души покинули это место и у нас стали появляться соседи (до этого люди у нас не задерживались). Эта история шокировала меня, я сама скептик и во всё необычное верю с трудом, но это место не переставало нас удивлять.
 Егерь, который жил по соседству тоже поделился случаем. Когда-то в этих местах были пашни и один из трактористов порывался уйти из колхоза, после того, как увидел, что прямо под колёсами его трактора играют и бегают дети в белых одеждах. Конечно, когда он выскочил из трактора, никаких детей не было!
 Последний случай, который мне припоминается, это разговор с пожилым мужчиной в автобусе. Это был совершенно случайный разговор. Попутчик рассказал, что в деревне, которая была на этом месте был молельный дом, прямо из-под него бил родник. Построен дом был из хвойных брёвен небывалого размера! Брёвна были гигантские, их было невозможно обхватить даже вдвоём! И вот когда деревня почти вымерла, один предприимчивый человек решил разобрать церковь и вывезти брёвна. Местные старики его предупреждали, что дом намолен и родник из-под него бьёт священный. Но мужчина от намерений не отказался и раскатал дом по брёвнышку и в считанные дни скончался. Брёвна вывозил уже другой предприниматель. Вокруг нашего поселения действительно настоящая бескрайняя уральская тайга, и мы сами находили такие пихты, которые и вдвоём, и втроём не обхватишь. Ещё один предприниматель тоже искал выгоду в наших местах, выкупил делянку под вырубку леса и загнал туда дорогущую технику. Одна за другой установки стали ломаться, его не раз предупреждали, что лес особый, но он не верил, пока не понёс слишком большие убытки.
 Позже мы узнали, что на этом месте и правда есть капище – стоянка древнего человека. Там даже хотели вести раскопки, но к нашему счастью так и не собрались.
 Всё изложенное выше выглядит немного нереально, но всё это происходило при мне и на моих глазах!
 История УРОЧИЩА ПОДГОРИНО действительно загадочна, таинственна и прекрасна, как и история нашей великой родины – РА-СЕИ. Я точно знаю, что для людей, которые примут это непростое и завораживающее своей суровой красотой место, для людей, которые влюбятся в него раз и навсегда, как я когда-то, эти истории станут настоящим приданием, необыкновенными легендами их малой родины. Они будут рассказываться их любимым детям и внукам, под треск костра, под бесконечным звёздным небом!
Авторы статьи Алёна и Мария Букины.
 
вера0722, Чик-Елга
Вселенские истории.
Поехали мы с Богданом по воду на речку Скимку, 3 года парню, помочь вызвался. А дождь недавно прошёлся, и дорогу всю размыло. Богдану говорю: «Сейчас узнаем, удачливый ли ты? На Пежо проедем по такой-то дороге...?». В общем, застряли, хотела уж было в деревню за помощью идти, но "поюзала" немного и вылезла из грязи, но дальше не поехали, развернулись обратно. А ведь почти приехали. И решила пешком сходить, хоть одну канистру набрать. Машину на дороге оставила, к речке через полянку надо было пройти, спускаюсь к полянке и обалдеваю... Белые шары на зелёном поле. Таких дождевиков никогда не видела и вообще первый раз дождевики вижу в таком количестве и та-а-аких размеров. Ну, больше футбольного мяча... Сорвала один, на пробу, воды набрала, и поехали обратно в поместье. Татьяна, мама Богдана, тоже сильно была удивлена (ну это мягко сказано).
- Давай, говорит, его сфоткаем.
- Давай, у тебя фотоаппарат есть?
- Нет!
- Лучше его зажарить!
Но тут Елена Прекрасная (в миру Гончарова), с фотоаппаратом проходила мимо. Запечатлели такое чудо.
И давай мы его резать, жарить и тушить. Накормили бригаду строительную, что у Ильгиза дом поднимала, всё банное сообщество, что к Регине-красавице вечерком в баньку напросилось, сами наелись досыта, а остальное на сушку отправили, зимой пригодится. Все едят, хвалят! Вкуснота! А на следующий день ещё больше дождевиков набрали! Но это другая история.
Вот такой Богдан удачливый малый!
 
Леличка, Кемерово
Змейки
Мы приобрели домик на южном склоне в поселении при деревеньке, и принялись со светлыми мыслями, осознанностью строить наше поместье.
И вот долгожданная первая весна. Ознаменовалось пожаром.
Оказывается сухую траву не просто так убирают, от нечего делать. С большим энтузиазмом сухую капну конопли и крапивы, и подожгли. А внутри где-то осознанность говорит: "Это ведь ожёг земли, да ладно, авось обойдётся". Сожгли траву, и пошли с семьёй чай пить.
И вот тут я познала, как из искры возгорается пламя. Стойки нашего забора как факела, заполыхали по периметру. А рядом кедрач. Тут ещё и осознанность кричит: "Я тебе не прощу". Бегала я, бегала, но вижу что всё бесполезно. Начала пространство просить помочь, и как в сказке, ветер утих, прибежал на помощь сосед, и огонь утих.
На месте пожара мы увидели обгоревшую змейку, похоронили её с почестями, остальные ползают. Сосед говорит: "Что вы на них смотрите? Убивайте! У вас их здесь полным-полно, ранее, до вас, жильцы постоянно с ними боролись".
- Зачем бороться? Их любить надо - отвечаю я.
- Ну да, посмотрим - хмыкнул сосед и ушёл.
Хожу я как по минному полю, с феничкой на правой ноге красной, с молитвами от встреч со змеями, в общем, во всё вооружении, и при этом стараюсь своей любовью пространство напомнить. Плохо получается. И тут я вспомнила обряд переселения на новое место. Положив на голову дёрн земли, пошла по границе своего гектара, при этом объясняя пространству кто я, для чего пришла. Со змейками тоже поговорила, чтобы они уходили, так как в скором будущем мы начнём строительство нашей норки. За границей гектара, я создала им убежище из обгоревшего забора.
И вот началось строительство, приехал экскаватор рыть нашу норку. И вдруг я наблюдаю картину: змейка ползёт в рабочую зону экскаватора, который выгребает землю, и он её начал закапывать. Я ей объясняю: "Уйди!". Всё равно она ползёт в сторону земли. И вдруг я ловлю себя на мысли "Ну вот, одной меньше". Но вот последняя, которую я могла спасти, до сих пор почему-то вспоминается.
 
Птичий колодец
В июне месяце началась жара, а растения так и шепчут: "Пить, пить, пить!". Пруд только в проекте, я включила жёсткий режим экономии в действие. Вначале мою чашки, затем этой же водой пол, и этой же водой поливаю растения.
В радиусе 3-х километров от нашего поселения дождь, а у нас солнце. Мы с мужем и тучку как воздушный шарик привязывали, но она отдаст 2-3 капли и улетит. Тут на выручку пришла одна местная жительница со своим рассказом. Жил был родник под названием "Птичий колодец" да за ненадобностью исчез. Кстати недалеко от нашего поместья. Бабушка показала место истока родника. Когда-то на этом месте был пожар, повсюду торчали пни и поваленные деревья. Земля как бы отряхнула с себя всё старое, и оделась в наряд берёзовый с молодой порослью кедриков и сосен. У основания скальной породы, прокопав около метра, мы обнаружили родничок, красиво обложили его камнями. Вода оказалась студёная, сладковатая, как берёзовый сок. Она наполняла наш маленький колодец, и затем убегала по жилкам земли путешествовать далее. Да, он действительно похож на птичий колодец. А птиц то везде сколько, щебет, раздаётся повсюду, а какой красавец орёл! Как парит! А вот и второй! А как он падает молнией в землю за добычей! Ну, правильно, птичий колодец, размышляла я, кушая ягоды. В задумчивости, я не сразу осознала, как какая-то тень накрыла меня, а потом исчезла. Показалось, наверное, но чувство тревоги осталось, а увлечение ягодой не пропало. Пока я не увидела боковым зрением как в замедленной съёмке, крыло орла коснулось моего уха, саму птицу во всей красе увидела летящего вверх впереди меня. Я поняла, третьего раза не будет, и со всех ног пустилась бежать к моему дому. Впоследствии я узнала, что он гнездо птенцов своих охранял. Так чей же это колодец? Наверное, всё таки птичий.
 
Воробей-учитель
Сетовали мы с мужем по весне, что птицам у нас селиться негде. Ситуацию исправили, в чердачном окне убрали стёклышко, и получился большой скворечник, правда, заселились только воробьи. Целый день гомон, драки, в общем воробьиный базар.
Однажды моё внимание привлекли высокие нотки щебета воробьёв. Проходя мимо, мельком увидела два воробья, которые вели разборки. Подумала: "Хоромы всё делят". Но гомон продолжался. Внимательно присмотревшись, я заметила, что воробей, запутавшись лапкой за неведомую материю, которой законопатили щель, висел вниз головой. Второй же отчаянно тянул его за крыло. Мой муж, как настоящий рыцарь, конечно, освободил воробья. "У воробушки такая головка маленькая, а сердце большое" - восхищалась я. Мой муж на это ответил: "Конечно, воробей-то не смотрит криминальный зомбо-ящик, да и из мха вьёт гнездо".
 
Ворона-помощница
Пришла пора сбора кедровых шишек. Здесь нужно сказать, что местное население готовится основательно, ведь для некоторых - это единственный источник дохода.
Мои ежедневные одинокие прогулки теперь превратились в массовые, со сборщиками шишек, которые всерьёз меня как конкурента не рассматривали. "Гуляет дама с собачкой, в руках вместо мешка пакетик". А надо сказать перед кедрами по ощущениям я становлюсь ребёнком. И вот во мне ребёнок заговорил: "Если вороны прыгают с ветки на ветку, то шишка дождём падает". Значит нужно заинтересовать, иначе сидят на одном месте и шишку долбят. И стала с ними играть. Быстро-быстро передвигаясь, и при этом дразню их: "Не попала, не попала". Весело, жарко, темп сбросишь, им скучно становится, мешок шишек минут за 20 собрала. Стали местные жители с уважением ко мне присматриваться. Где я, там и вороны. Нашлись смельчаки, которые играть совместно со мной начали. Быстро освоив игру, они как дети бегали и кричали: "Цыпа, цыпа, цыпа, я здесь!".
Однажды меня посетила мысль, что кедры я редко благодарю, а всё ворон нахваливаю. Прекратила я благодарить ворон, да играть с ними надоело, а то выходит они посредники между кедром и мной. С прогулки теперь я возвращалась с пакетиком шишек. Зато одного из наших соседей, моя игра навела на мысль - забрать одно яйцо с гнезда, высидеть, выкормить, воронёнка который в последствии будет шишкобойцем.

--- Подпишись на рассылку "Быть добру"... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится





Загрузка...