Хорошие газеты
Газета Быть добру Международная газета
"Быть добру"


Родная газета Международная газета
"Родная газета"
Подписаться на рассылку
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка о хороших событиях,
интересных мероприятиях
и полезных объявлениях.

Рассылка группы Google "Быть добру"
Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом











Группы








Загрузка...










2011.08 Наша жизнь и первый опыт в поместье

А всё началось не с зимы, а с весны, и создал всё это КТО? – сами МЫ. (Вячеслав.)
В этой статье мы хотим рассказать, как мы пришли к тому, что у нас сейчас уже есть и куры, и утки, и индюки, и козы, и кролики, но пока ещё даже нет своего дома в нашем поместье. Самое, наверно, интересное, что цепочка событий и «случайностей» была, в общем, довольно гармоничной и всё нам оказалось по силам. Хотя если б кто сказал ещё всего год назад, что у нас будет так много событий и впечатлений за столь короткое время, то мы, наверно, ни за что б не поверили.
Итак, мы приехали 26 июня 2010 года на свой гектар в Россию на своей «по уши» перегруженной машине Toyоta Estima (минивэн) из Казахстана из Алма-Аты. Мы – это Слава, я (Юля) и наши дети – пятеро от 3,5 до 15 лет. Ехали через весь Казахстан, через Астану, Кустанай, потом Челябинск и т.д. мимо Краснодара, прямиком на наш гектар в поселении Благом на границе Крымского и Анапского районов, между станицей Гостагаевской и хутором Школьным. Переезд наш был в течение 6 суток (отдыхали минимально и ехали без особых приключений – все возникающие вопросы решали в рабочем порядке – включая проезд казахстанско-российской границы) – было на самом деле тяжело и, может, даже в большей степени морально, чем физически. Потому что, на самом деле, мы приехали в «полевые условия» с детьми из комфортабельного дома, проехав около 6 тыс.км.
Мы приехали в обед на поле, где трава по плечи, где куча комаров и идёт довольно приличный дождь (но тёплый и приятный), при этом он, как оказалось уже здесь, шёл не один день, и всё просто размокло так, что мы буквально «ползли и скользили» на перегруженной машине по дороге и траве (нас просто спасло то, что машина наша на четырёх ведущих колёсах и есть всякие пониженные передачи), и конечно, мастерство вождения Славы! Но были мы уже настолько уставшие, что хотелось просто остановиться, поспать на ровном месте и отдохнуть от бесконечной дороги. Но, не тут-то было! Хотелось кушать, даже больше чем спать. Нужно было развести костёр, когда всё вокруг промокло до нитки. Слава развёл костёр! Мы сварили ужин. У детей явно намечался стресс, они никак не могли поверить, что мы здесь будем жить. Пришлось, в основном, весь палаточный лагерь нам сделать со Славой самим, а дети в это время сидели в машине и наблюдали за нами. Однако через пару-тройку часов им надоело быть просто «наблюдателями» и им захотелось «поучаствовать» в этом, в общем-то, интересном и совершенно новом для них процессе обустройства палаточного лагеря (конечно, по возможности, мы заранее всё это со Славой обговорили и продумали, и везли с собой). Мы же просто «валились уже с ног от усталости» и всё делали «на автомате». Мы поужинали и залезли спать в палатки, но ночь тоже была не очень-то спокойная, был хор ночных жителей в виде кричащих птиц и всяких «неведомых созданий», стук дождя по тенту, ветер и др… В общем, весь набор звуков природы, о которых даже не подозреваешь, когда спишь в доме. Так мы вот и стали жить в своём родовом поместье и переместились зимовать в обычный дом в ближайшем хуторе только в октябре.
На следующий день у нас кончился хлеб, а бежать за 5 км в магазин по дождю и грязи – неинтересно, можно было, конечно, попросить хлеба у соседей по нашему поселению, но мы не решились «навязываться», а исходили из того, что нужно как-то самим придумывать разные решения возникающих вопросов. Мы этот вопрос приняли просто как такой: «ну кончился хлеб, ну и ладно», и без хлеба можно покушать и супы, и каши. Тем более, что сваренные на костре блюда отличались особенным вкусом и были «насыщены энергией». Пища насыщала «и дух, и тело». Даже просто чай был «деликатесом». Ещё через несколько дней мы поняли, что явно не хватает в питании молока, любых молочных продуктов, потому что там, откуда мы приехали, мы постоянно брали у соседей парное коровье молоко. Мы начали разговаривать между собой на эту тему, и пришла мысль, что нам нужна коза, чтоб у нас было каждый день хоть немного молока. И «вдруг», примерно через неделю, наши соседи по поселению предлагают нам совершенно бесплатно дойную взрослую козу. Мы, конечно, с огромной благодарностью приняли этот подарок. Правда, коза давала совсем немного молока: 100–200 гр. в день. Но мы её раздоили, и в августе уже она давала нам 2 л молока в день. Простокваша, как оказалось, из козьего молока – просто СУПЕР вкуснятина! И ещё сейчас мы немножко доим эту нашу козу – Катю, хотя через пару-тройку месяцев у неё опять уже будут козлята. Доить мне пришлось срочно научиться интуитивно. Ну, представьте, привезли козу к нам на поле днём – утром-то её подоила хозяйка, а вечером-то её опять надо доить, ну и коза ждёт дойки, а я не знаю, что с ней делать. Подошли вместе со Славой к ней. Решили, что Слава попробует её подоить, а я (Юля) подержу козу за ошейник. Потому что Слава вырос в деревне и корову доил, а я (Юля) первый раз в жизни увидела вообще козье вымя. Вот я наивная, коза даже не дала Славе притронуться к своему вымени, пришлось нам со Славой поменяться ролями. И мне начать как-то «мучить» козу, чтоб получить от неё хоть что-то под теоретическое словесное руководство мужа. Хорошо, что коза оказалась терпеливая и героически сносила моё обучение по её сдаиванию. Через 3–5 дней утреннего и вечернего доения – совместного мучения, я в какой-то момент начала руками чувствовать, «видеть», что ли… как и где нужно надавливать соски, с какой периодичностью и т.д. И как-то нам всем от этого сразу полегчало (козе, мне и Славе). Тем более, что мы уже вовсю строили саманный дом и хотели успеть довести стены под крышу до осенних дождей, на счету был каждый светлый час. Славе было уже просто жалко драгоценного времени, которое он тратил на то, чтоб держать козу при каждой дойке, и мы начали приучать козу спокойно стоять, когда её держал не только Слава, но и кто-то из детей. Это получилось. Но в августе и детям всем это тоже уже надоело, и мы козу начали просто приводить на одно место к одному дереву на границе нашего поля и леса и там доить, ну и коза привыкла просто сама спокойно при дойке стоять. После того, коза вошла в нашу полевую жизнь, конечно, стало жить интересней – она оказалась очень умным, живым, любопытным и общительным животным. Она стала ещё одним членом нашей семьи. Сейчас она толстеет и добреет – ждём от неё приплод.
Мы начали додумывать план нашего родового поместья уже с учётом козы.
Как-то летом мы обмолвились со Славой между собой, что «съесть бы на завтрак хоть по яичку с чаем и кашкой, а то даже масло перестали есть, потому что хранить его негде – лисы ночью утаскивают его даже из воды». Порассуждали и поняли, что жёсткое вегетарианство при тяжёлой физической нагрузке по строительству дома из самана нас начало очень напрягать, и мы решили взять курочек. Буквально через пару дней при поездке за овощами в ближайшую станицу, вдоль дороги увидели объявление о продаже птицы, постучались в калитку и познакомились с хозяйкой. У неё и купили «взрослых цыплят». Я была в недоумении, потому что в моём понимании «цыплята» это были маленькие жёлтенькие комочки, как в мультиках. А эти «цыплята» были на вид нормальными взрослыми курицами, но они на самом деле пищали как цыплята. Хозяйка уверяла, что нестись в крайнем случае они начнут в сентябре, но должны раньше. Какое там! Первое яичко мы увидели 15 декабря, после того, как у нас выпал здесь первый снег 11 декабря. Курицы, наверно, испугались снега. И сейчас, 13 января 2011 года, ещё 4 курицы из 7 не несутся – наверно, ждут, чтоб их ещё чем-нибудь напугали – может, весной?!
Отдельная тема про комаров – это что-то! Мы приехали в тёплый дождь. Через пару недель он идти перестал совсем, и температура медленно и неуклонно поползла за +30 под +40. Лес на краю нашего поля весь в ямах с водой, и там получился «суперрай» для всех, кто размножается в тепле и влаге. Сейчас только вздыхаю, что всё это предстоит переживать на поле снова очередным летом. Это нашествие комаров продолжается недели три в июле. Днём в солнечную погоду просто невозможно даже стоять, сразу садятся по нескольку комаров разных видов на любой открытый участок кожи и кусают всех подряд, причём с лету, даже не раздумывая. Немножко спасал ветер, и обмывание с хозяйственным вонючим мылом. Тогда не было раздражения от укусов и комарам, наверно, не нравится запах мыла. Мази от комаров НЕ помогают, вегетарианство и никакие договоры-уговоры – медитации тоже. И как это комариное нашествие возникло, так и пропало примерно в течение недели. Ещё кусались клещи, но это ерунда, просто их мазали растительным маслом и вытаскивали – никаких проблем, хуже были какие-то то ли вши, то ли букашки ранней осенью. Вот ведь как укусит – так долго было раздражение, причём у всех. Только концентрированная живица (мазали) спасала, а то даже укусы не заживали.
Но есть «плюс» от этого всего – дети научились аккуратно всю свою одежду заправлять, застёгивать, чтоб никто никуда не залезал, быть внимательными, чистыми и обращать внимание на того, кто по телу ползёт, чтоб хоть не ждать пока укусит, а просто смахнуть раньше, научились не раздражаться, а спокойно относиться к таким «мелким неприятностям». У детей, наверно, был «кризис в осознании жизни» этим летом. Пришлось с ними обговаривать столько разных жизненных тем… но думаем, что эта летняя школа им преподала очень много уроков и развеяла много цивилизованных ложных красивых образов. Летом они считали себя самыми несчастными на свете детьми, а уже осенью они взахлёб дома гордо и со смехом рассказывали о том, что в школе одноклассники им завидуют, что они прожили всё лето в палатках, разжигали костёр по несколько раз в день в любую погоду и сами готовили еду на костре, и строили дом с родителями, и вырастили сами дыньки на своих грядках и т.д.
 
Незаметно пришла осень – 1 сентября, детям пора в школу. Детей устроили в сельскую школу в ближайшем хуторе Школьном. Поговорили с директором школы о домашнем образовании – она без энтузиазма восприняла наш мягкий намёк на «домашнее образование», и мы пока оставили эту тему до «назревания вопроса», т.к. зимовать планировали в доме в этом же хуторе – до школы там пешком 7–10 мин. Нам стало понятно к концу августа, что мы просто физически не осилим вывести наш саманный дом под крышу до зимы. Однако переезжать в дом с поля мы к 1 сентября не хотели, – погода позволяла ещё строиться. Хорошо, что школа сельская и маленькая (всего 100 учеников) и все классы учатся с утра в одну смену. Утром детей Слава с поля на машине довозил до школы, а потом дети ждали все последнего со всех уроков и все вместе возвращались в наш палаточный городок (пешком 45–55 мин.). При этом они наловчились собирать по дороге сливы, орехи, и мы наварили варенья на зиму. Правда, возвращались они примерно в 14.30–15 ч. и оставалось им всего пара – тройка часов, чтоб сделать все уроки. Не успевали, сидели у костра и с фонариками – доучивали стихи, правила и т.д. Понятно, что начался у них «перегруз». Практически все съехали на балл–два вниз по сравнению с тем, как учились в Казахстане. Было видно, что переживают, требования намного выше, задают больше, тяжело давались «творческие задания». В Казахстане совсем такого не было. Но потихоньку «втянулись» и сейчас уже практически все подтянулись, подучили, что нужно, поняли многие «непонятные» вопросы.
В один день позвонила директор школы и попросила приехать в школу – поговорить. Приехали, поговорили, директор была не в восторге от того, как наши дети учатся. Настояла на том, чтобы посмотреть, как мы живём. На следующий день приехала к нам на машине сама с главой администрации хутора Школьного – познакомились. Они пытались на нас немножко подавить, что мы такие-сякие, не думаем о цивилизованных условиях для детей. Мы ушли от конфликта позитивным настроем и обещанием, что вот-вот переедем в Школьный в дом, а сами поспрашивали, могут ли они чем-либо нам помочь? Они озадачились, немного стушевались, что, наверно, у них нет средств, и уехали восвояси, тем более, что наша земля находится не в их районе. Но глава сказал, что сообщит о нашей семье в Анапский район в Гостагаевскую. Мы не возражали. На следующей неделе к нам в гости пожаловал замглавы станицы Гостагаевской с участковым инспектором милиции. История общения выше повторилась, и всё наше официальное общение с госчиновниками благополучно на этом и закончилось. Но было так смешно, когда участковый через пару недель позже застрял в грязи на дороге на своей машине и Слава помогал его вытолкать, а потом ещё через пару недель участковый пришёл к нам пешком и попросил отвезти его семью назад в Гостагаевскую, потому что у его машины неожиданно отпало колесо и она стоит в 500 м от нашего участка. Слава, конечно же, отвёз.
В конце сентября резко похолодало, стали набегать с утра тёмные тучи, дул сильный северный ветер и Слава, вернувшись со школы, сказал, что нужно детей перевозить в дом. Так и сделали – перевезли их – немножко помогли им начать обустраивать быт, распорядок дня, дежурства и т.д. – очень помогла летняя самостоятельная жизнь на поле. И дети сами жили почти два месяца. Мы оставались на поле и по возможности достраивали, досаживали, делали всё, что можно было ещё сделать при холодном пронизывающем ветре, когда ноги и руки замерзают, если просто стоишь. При этом младшая дочка (4 года, рождённая дома) – была с нами и чувствовала себя совершенно комфортно. На неё посмотришь и начинаешь сомневаться: а холодно ли на самом деле? Периодически становилось тепло до +25 на неделю, потом опять ветер и холод до +7 на неделю. К детям заезжали и привозили продукты, оставляли денег на хлеб, масло и т.д. – подсказывали по телефону, sms-ми как и что сделать: то покушать, то уроки. На выходные они сами прибегали к нам в палаточный лагерь.
В конце сентября так получилось, что хозяйка, которая нам подарила козу Катю, попросила нас присмотреть ещё за одной её козой Рогатой и козочкой, потому что очень хотела съездить на фестиваль в Возрождение на недельку. Мы взяли Рогату и козочку. А по приезду хозяйка попросила нас оставить их нам, потому что она поняла, что очень устала от беспрерывного содержания коз в течение 5 лет. Мы сомневались, но согласились. Молока стало чуть больше, но буквально всего на месяц, потому что с похолоданием козы резко сбавили удои, и в октябре я уже с двух коз в день доила не более 1 л молока.
Вдруг позвонила женщина, у которой мы покупали кур, и попросила заехать «посоветоваться». Мы заехали, - получился интересный разговор по поводу того, что назревает в умах городских людей идея о здоровом экологически чистом питании и что богатые люди из Краснодара рады бы приобретать птицу, выращенную не на птицефабриках, а у частников. Что птица должна жить в естественных природных условиях, есть травку, червячков, и только тогда такая птица действительно здорова и может принести пользу при употреблении человеком её мяса. Ей предложил кто-то из Краснодара такой вариант, что ей привозят птенцов из инкубатора, она их выращивает «в домашних условиях» и потом он их забирает. У неё была проблема с нехваткой места, а у нас, как она помнит, целый гектар, поэтому и думала поговорить с нами на эту тему. В общем разговоре мы узнали много интересных подробностей для себя по выращиванию птицы, и как при этом зарабатываются деньги, а ей подсказали как рассчитать себестоимость единицы птицы (она не представляла как это сделать). В Алма-Ате мы продавали кедровую продукцию около 6 лет и поэтому моменты расчёта себестоимости знали «от и до». В разговоре коснулись темы «убоя птицы на мясо» – она сказала, что вот-вот будет часть птицы «забивать». У нас всё внутри «перевернулось», но вида мы, конечно, не подали. Такие красивые утки, индюшки ходили у неё по двору. Мы со Славой как-то «молча» тут же сговорились, и купили у неё три утки, и три индюшки, чтоб она их не забила на мясо. Правда, сами на тот момент даже не представляли, зачем нам это нужно, и как мы их будем содержать. Это было эмоционально – спонтанно неоткуда вдруг взявшееся взаимное желание. Потом уже через месяц мы, правда, узнали, что переплатили цену в два раза, но если честно, то не пожалели об этом. Нам понравились и индюки, и утки – было интересно, и сейчас интересно за ними всеми наблюдать, учиться их понимать, организовывать их совместную «жизнь на птичьем дворе». Купили книжки по содержанию, разведению разной птицы, начали «вникать в тему». Узнали много нового и интересного, и «ужасного». Например, что на птицефабриках в корм птенцам с рождения добавляют антибиотики «для профилактики», что практически вся инкубаторская птица больна кокцидозом. Поняли, что магазинные яйца – это только одно название яиц и решили себе купить на базаре ещё куриц, ну совсем уже надоело нам ждать яиц от наших «летних» птенцов. В первые же выходные, в декабре, поехали и купили 15 кур. И в течение недели поняли, что часть кур больна именно этим кокцидозом. Очень расстроились. Пришлось всю нашу живность, включая и всех здоровых, пропаивать антибиотиком Байкоксом, потому что кокцидоз – это заразная противная штука для всей живности.
Заболел чем-то наш один «летний» красивый петух, перестал по утрам кукарекать, повесил голову, из глаз, из носа, из клюва течёт слизь, понос из какой-то пенистой белой ерунды. Началось срочное обдумывание и поиск информации «как вылечить?» Из той информации, что просмотрели по птицеводству, было понятно, что народ «не грузится лечением», – просто забивают живность и дело с концом. Слава спросил в ветаптеке, что с петухом может быть? Успокоили немножко, что может просто «простыл», посоветовали антибиотик от простуды. Через пару-тройку дней стало понятно, что у петуха эта болезнь не заразна и не смертельна, потому что вся остальная птица вроде бегает и летает бодро, «петушиные» симптомы ни у кого не повторяются. Но петуху, видно, плохо и тяжко – он на грани жизни и смерти. Мы начали лечить его с того, что было дома. Это настойка золотого корня на водке. Влили в клюв шприцом 2 мл на ночь. Утром – живой – вздохнули с облегчением. Поехал Слава в ветаптеку – искать пробиотик «Ветом 1.1» в станице Варениковской – это давно испытанное средство мы использовали всей семьёй на себе ещё в Алма-Ате не один год подряд. Нашёл! Я параллельно срочно на сайте www.vetom.ru изучала как применяли и где в каких дозировках на каких животных какой вид «Ветома». Поняла, что идеально подойдёт для лечения петуха «Ветом 1.1». Как раз его Слава и привёз с ветаптеки (другого там просто не было и Слава взял его «на всякий случай»). Развели чайную ложку «Ветома 1.1» порошка на кружку тёплой кипячёной воды и начали вливать шприцом в клюв этот сладкий раствор каждые 2–3 часа днём по 4–8 мл за раз. Параллельно ещё пару раз влили настойку золотого корня, плюс антибиотик от насморка Фармазин – промывали петуху клюв, нос по утрам, и заливали по 2 мл утром и вечером. Всё это дело продолжалось дней, наверно, шесть-семь. Надоело нам, если честно, но петух на третий день вроде немного повеселел и хоть начал держать немного голову, а то совсем она у него падала, и сидел нахохлившись около печки – спал – не двигался всё это время, 5–6 дней он ничего не ел. На четвёртый день попытался почистить свои пёрышки на груди – у него ничего не получилось, он чуть не упал и не свернул себе шею – видно, совсем ослабел. Мы начали ему вливать по 10–20 мл раз – два в день козье молоко, чтоб хоть как-то поддержать его силы. Буквально через день он «вдруг» понял, что ему насильно что-то вливают в горло и начал сопротивляться, вы не представляете нашу радость! Значит, жить хочет! В таком режиме прошло ещё пару дней «насилия». Наконец, петух начал ходить по кухне и «нормально» какать – мы понаблюдали за ним до вечера и на следующее утро вынесли на улицу. Сейчас петуху уже намного лучше, хотя он ещё убегает с криками от своего соперника, второго петуха, которого просто «строил» до болезни и прячется за козами в сарае. И пока ещё не кукарекает – видно, серьёзный «ларингит» подхватил. Продолжаем всех поить «Ветомом 1.1» – наблюдаем за всеми.
Кстати, в это же время Слава увидел на краю Школьного, на дороге, на обочине, мускусного утёнка, подобрал и привёз домой. На второй-третий день мы поняли, что утёнок болен (вялый, из глаз что-то течёт) и лечили его как и петуха антибиотиком от насморка и «Ветомом» – только утёнок пил всё сам, жил на улице и тоже вылечился!
А ещё наша младшая дочка вдруг на базаре у кого-то увидела кролика и эмоционально так сказала – хочу кролика – белого! Мы что-то ответили и забыли, а через неделю ей подарили маленького белого кролика-великана, причём это произошло даже без нашего ведома. Дочка просто нас поставила перед фактом – вот мне подарили! Ну, Слава сделал ему клетку – живёт, растёт.
Сейчас практически тотально сделали снова перепланировку нашего родового поместья уже с учётом всей живности – какая у нас есть. Ведь каждому нужен «свой дом» и свои условия содержания и нужно продумать все их взаимосвязи и взаимодействие на гектаре, чтоб не мешали друг другу, а помогали. Это не так-то просто, как кажется на первый взгляд. И птица или животное, это не растение, которое посадил и оно растёт не зависимо от того, нравится ему там или нет. Птица не будет сидеть на одном месте, если ей не нравится. Мало того, она ещё и летает! Приходится мыслить уже не на плоскости-поверхности, а в 3D.
На новый год что-то мы начали обсуждать наших коз, чего они так мало дают молока? Рогату я перестала доить ещё в начале декабря – чайная ложка за дойку – это смешно. А Катя в декабре за дойку давала 300–400 мл. Хорошо, телевизора у нас нет – можно и почитать, что надо, и поговорить времени полно. В общем, пришли к решению, что нам нужна чистопородная парочка (зааненская козочка, чтоб давала от 5 л в день и козёл – чтоб не искать каждый раз непонятно где и какого козла). Недолго думая, нашли в Интернете и свели в кучку всю информацию по этому поводу. Нашли единственное старое чистопородное хозяйство по разведению проверенных зааненских коз в бывшем союзе. Это оказалась лицензионная ферма Пожаренко А.Н. и именно в Абинском районе Краснодарского края (1,5 часа на машине от нас). Еле дождались, когда пройдёт Новый Год. Позвонили им, и поехали туда. Купили прелесть козочку Маньку и сразу уж и чистопородного козла Бяшку. А то когда наша Катя с Рогатой начали «гулять, шуметь и кричать» осенью каждые три недели и мы их возили по очереди то одну, то другую с поля за 5–10 км на своей машине в багажнике несколько раз и искали им по окрестным посёлкам козла – это начало нас напрягать. Козлов–то не держат местные жители. Места на участке мало, если держат, то, в основном, только парочку коз. Держат козлов местные фермеры, но козлы не зааненские, а какие-то безухие – не понятно кто такие и откуда, или пёстро-коричневые.
На ферме Пожаренко нам понравилось: чисто, сухо, много коз и дойные, и молодые. Пока Слава разговаривал с Алексеем Николаевичем, я порассматривала чистопородное маточное поголовье дойных коз и успокоилась насчёт нашей Кати и Рогаты. Дело в том, что мама их – простая коза, а отец чистопородный зааненский козёл. И у Кати есть хорошо выраженные признаки молочной козы, но меня беспокоило Катино вымя. Когда я её начинала летом раздаивать – оно было совсем кривое – один сосок больше, другой меньше – отличались они по размеру довольно сильно (хотя сейчас уже они практически одинаковые и по размеру, и по количеству вырабатываемого в них молока), при этом на одном соске есть довольно большая бородавка из-за которой не очень удобно выдаивать один сосок. И как я поняла из специальной литературы, то это считается пороком и такие козы выбраковываются. Но на ферме я увидела столько разных выменей у разных коз, вплоть до одного большого раздоенного соска на всём вымени, что совершенно насчёт Кати успокоилась – увидела, что даже на племенной ферме содержат коз, не смотря на «пороки». Пожаренко с женой и сыновьями работают на своей ферме уже много лет и пришли сами из своего опыта к «экологичному и гармоничному» содержанию, никакой химии не применяют, козлят выращивают под матками безо всяких искусственных смесей и добавок в корма. Нам всё это очень понравилось, и мы с радостью заплатили им за коз и за их труд немалые деньги. Но думаем, что оно того стоит. Каждый человек имеет право получать соответственную оценку своему труду и своим знаниям. Они понимают и осознают, что сохраняя и продолжая развивать зааненскую породу коз многие годы, они занимаются важным делом не только для себя, но и для очень многих людей. После общения с ними, мы пересмотрели рацион питания наших коз, сделав его намного здоровее и полезнее. Никаких «мешанок» не нужно. Коза – это горное сухостойное животное. Для неё лучший корм – сухой и жесткий, который растёт на камнях и осыпях, а не заливные травяные луга, как для коровы. Вот и надо исходить из этой позиции при кормлении козы дома.
Итак, продолжение сериала… недалече как вчера, 15 января, поехали мы в Варениковскую за капустой, морковкой и картошкой – да и живность на базаре посмотреть. Присматриваем нашим селезням уточек, а то случился дисбаланс (сейчас на одну утку у нас два селезня – когда брали – не знали, как их отличить между собой). Да и мускусной малышке тоже надо кого-нибудь для пары – смотрит скучными глазами по сторонам каждое утро. Варениковская – это сельхоз – оптовый центр на границе Анапского и Крымского районов – всё там значительно дешевле, например, чем в Анапе и Новороссийске, но чуть подороже, чем покупать из овощей что-то с поля. Ну и крольчиху бы для дочиного кролика надо уже в ближайшие пару месяцев будет сватать. На зверорынке «ветер гуляет», и несколько петухов сидят нахохлившись – и всё, уток и кроликов нет и в помине. И так уже с 25 декабря. Заходим в аптеку за градусником, – хотим повесить у коз в сарайке, чтоб хоть знать холодно ли им или жарко? В аптеке очередь из бабулек часа на два – наверно, после праздников решили «оздоровиться» срочно все. Решаем не стоять, но видим бесплатную местную рекламную газетку (выходит раз в недельку) – я беру – скорее просто так (удобно ими печку растапливать). Идём дальше – покупаем на базаре всё, что планировали, садимся в машину, едем домой – заезжаем в магазин «Магнит» – купить хлеба, выходим, пока Слава загружает с автомата единицы на сотку, я просматриваю «бегом» объявления» - вижу «продам кроликов в связи с переездом» – звоним туда. Отвечают – осталось две крольчихи шестимесячные по 500 р. (это дёшево на самом деле здесь). Узнаём, что это почти по дороге к нам в Школьный. Решаем заехать посмотреть. Быстро нашли. Крольчихи оказались «идеальными» для дочиного белого кролика. Тоже белые, здоровые, красивые. Купили, а их большую клетку нам просто подарили в придачу. До этого Слава всё хотел кроличью клетку с «маточниками». Вот и получили! Теперь будем изучать мысль создателя о «предназначении кролика». Продолжение следует...
 
Юля и Вячеслав.
 
http://vpomestie.ru/publ/15-1-0-211

--- Подпишись на рассылку "Быть добру"... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится





Загрузка...