Хорошие газеты
Газета Быть добру Международная газета
"Быть добру"


Родная газета Международная газета
"Родная газета"
Подписаться на рассылку
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка о хороших событиях,
интересных мероприятиях
и полезных объявлениях.

Рассылка группы Google "Быть добру"
Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом











Группы








Загрузка...










Роль государственного управления в формировании и внедрении национальной политики


АКАДЕМИЯ  ПУБЛИЧНОГО УПРАВЛЕНИЯ
ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
 
 



на правах рукописи







Доценко Денис Александрович
 
 
Роль государственного управления в формировании и внедрении национальной политики




Специальность 1051- Публичное управление



Магистерская работа




Научный руководитель:
доктор исторических наук,
В.Н.Стати
 
 
 
 
 
Кишинев
2008


Оглавление

Введение. 2
1  Анализ ситуации. 7
1.1 Географические детали. 7
1.2 Демографическая ситуация. 8
1.3  Политическая ситуация. 9
1.3.1  Политический режим.. 10
1.3.2  Политический режим в Республике Молдова. 13
2  Национальная политика. 33
2.1 Политика и национальные отношения. 33
2.2  Национальная политика в развитых странах. 36
2.2.1  Гражданское общество и Национальная политика. 42
2.3  Национальная политика в Республике Молдова. 44
3  Национальная идея. 54
3.1  Стратегия устойчивого развития. 55
3.2  Национальный проект. 56
Заключение. 72
Список литературы.. 75

Введение
Данная работа посвящена исследованию национальной политики Республики Молдова и роли государственного управления в ее формировании и внедрении.
Актуальность темы исследования.
Одной из постоянных проблем, стоящих перед властью и населением Республики Молдова, является отсутствие в обществе взаимопонимания и общего стремления; нет идеи, в осуществлении которой будет заинтересовано все население республики, нет четко выработанной национальной  политики направленной на обеспечение благосостояния граждан. Если вдуматься в смысл слова «благосостояние», что значит благое состояние или состояние благости, то становится ясным, что не один гражданин нашей республики не имеет этого. Помимо чисто теоретического интереса исследование этого вопроса связано с множеством актуальных проблем существующих в современном обществе.
Последовательное проведение рыночных преобразований в Молдове предопределило новые подходы к формированию публичной политики на уровне государства. Наиболее значительные успехи в этом направлении были достигнуты в рамках важнейших программных документов, таких как Конституция Республики Молдова [1], закон об утверждении Концепции национальной политики Республики Молдова [2], закон об утверждении национальной стратегии развития на 2008–2011 годы [3], стратегия экономического роста и снижения уровня бедности 2004–2006 годы [4], а так же программа деятельности правительства на 2005-2009 годы [5] определили концепцию, стратегию развития нашего государства и установили взаимосвязь поставленных задач с приоритетами государственных социально-экономических преобразований. Безусловно, эти документы представляют собой огромное стратегическое значение для развития нашей страны, однако детальный анализ показывает, что вопросам национальной политики уделяется очень мало внимания, а таким основным задачам как воспитание любви к стране, историческому прошлому и традициям народа Республики Молдова, воспитание и образование подрастающего поколения в духе уважения к молдавскому языку, молдавской культуре и истории Молдовы как национально-духовной основы их общей родины, и ряду других, определенных в концепции национальной политики Республики Молдова [2], как приоритетных, абсолютно не уделяется внимание.
Еще одним слабым местом для общественно-политической и экономической составляющих Республики Молдова является проблема Приднестровья. Во многом разрешение конфликта затягивается и из-за отсутствия четко сформулированного плана действий по внедрению Концепции национальной политики.
Актуальность разработки и принятия плана действий по осуществлению Концепции Национальной политики обусловлена необходимостью восстановления территориальной целостности Республики Молдова, поддержание взаимоуважительного межнационального климата, как условие создания благоприятного климата для свободного развития всех этнических и языковых сообществ,  их интеграцию в единый народ Республики Молдова.
Государственный аппарат становится не проводником эффективной политики в интересах населения, а серьезным препятствием на пути роста экономики и социальной политики. Начиная с середины 90-х годов прошлого века, практически в застое находится и законодательство страны о Национальной политике. Сказанное дает основание для вывода о том, что основа и главные направления реформирования государственного управления в Республике Молдова должны быть воплощены в современном плане по внедрению и развитию Национальной политики. В этом сущность, новизна и актуальность выбранной темы магистерской работы.
Цель и задачи исследования.
Целью данной работы является попытка комплексного подхода к анализу Национальной политики Республики Молдова и роли государственного управления в ее формировании и внедрении, включая, изучение в единстве теоретических правовых и практических аспектов природы и сущности Национальной политики Республики Молдова и разработки плана действий для ее современного развития.
Поскольку план действий по внедрению Национальной политики является одним из исключительно важных видов деятельности в развитии государства, то предметом научных исследований в сфере Национальной политики продолжает оставаться ее эффективное функционирование. Поэтому наряду с другими мерами требуется и интеллектуальное сопровождение реформы. В этой связи теоретические рассуждения, идеи и практические выводы данной работы должны способствовать осознанию природы и сущности Национальной политики и стратегии ее современного развития.
Достижение поставленной цели исследования потребовало решения следующих задач:
- выявить объективные предпосылки необходимости новых методов планирования и прогнозирования в государственном управлении;
- выявить и раскрыть современное состояние Национальной политики в Республике Молдова;
- раскрыть методологические предпосылки становления и развития Национальной политики в Республике Молдова;
- рассмотреть стратегии формирования Национальной политики в системе государственного управления и определить ведущее направление;
- разработать и обосновать принципиально новый подход по внедрению Национальной политики для Республики Молдова.
Теоретическая и практическая ценность.
Теоретическая ценность работы определяется тем, что разработанные в ходе исследования теоретические положения, базирующиеся на анализе и единстве теоретических и правовых аспектов природы и сущности Национальной политики Республики Молдова, а также роли государственного управления в ее формировании и внедрении, которые рассматриваются через призму концепции современного развития.
Практическая ценность работы определяется, прежде всего, сформулированными теоретическими рассуждениями, идеями и практическими выводами, направленными на дальнейшее развитие и реформирование Национальной политики Республики Молдова.
 
Научная новизна.
В работе освещен широкий круг правовых и организационных вопросов различных аспектов Национальной политики Республики Молдова.
Впервые предпринята попытка комплексного анализа в единстве теоретических, правовых и практических аспектов сущности Национальной политики Республики Молдова.
Обоснован новый подход к роли Национальной политики в укреплении государства, модернизации государственного аппарата, повышению уровня государственного управления.
Рассмотрены также наиболее важные аспекты Национальной политики и концепции ее реформирования с учетом зарубежного опыта, прежде всего, наиболее развитых государств мира, которые на протяжении многих десятилетий совершенствовали свои системы государственного управления.
Методологическая основа исследования.
 Методологической основой исследования послужили отечественные и зарубежные работы в области Национальной политики, стратегического, инновационного, социально-экономического развития государства; законодательные и нормативные документы Республики Молдова, статьи в периодических изданиях по данной проблеме.
Эмпирическую базу исследования составили материалы Национальной службы статистики, справочные, методические и инструктивные материалы, статистические, информационные сведения в отечественных и зарубежных периодических изданиях в области Национальной политики.

Апробация работы.
Материалы магистерской работы докладывались на международной юбилейной научно-практической конференции «15 ani de modernizare a serviciului public din Republica Moldova  » (Кишинев, Май 2008)

Публикации.
Результаты магистерской опубликованы в работе:
Доценко Д. «Роль Государственного Управления в Формировании и Внедрении Национальной Политики», Administrarea public?. Editura, AAP 2008, в печати

Структура и объем работы.
Магистерская работа состоит из введения, 3 глав и заключения. Общий объем  работы - 81 страница, включая библиографию из 77 наименований.

1  Анализ ситуации
Историческая практика показывает, что переходный период, является реальным процессом, неизбежным для всех экс-советских стран. Но в каждой отдельной стране переход, как историческое явление, очень запутан многочисленными политическими, социальными, экономическими и духовными противоречиями, осуществляющимися на основании законодательства по развитию человеческого общества. В тоже время, политический процесс по установлению демократических режимов имеет свои специфические стороны, как положительные, так и отрицательные. Для Республики Молдова специфично - перемена приоритетов в процессе установления политического, демократического режима, тем не менее, политики и операционные инструменты проверенные здесь, не привели к положительным результатам, приобретенным другими экс-советскими странами. Для детального осмысления Национальной политики Республики Молдова, а так же роли государственного управления в ее формировании и внедрении, необходимо провести анализ как социально-экономической и демографической ситуации, так и становления существующего политического режима.

1.1 Географические детали

Республика Молдова расположена в Юго-Восточной Европе (в северо-восточной части Черного моря, между Румынией и Украиной, в бассейне рек Прут и Днестр). Общая площадь территории страны, протяженностью в 350 км с севера на юг и 150 км с запада на восток, составляет 33846 км2. Население Республики Молдова – 4,1 млн. жителей, а плотность населения составляет 121 житель/км2 [3].
Республика Молдова является территорией с очень высоким уровнем антропогенного освоения природного пространства. Около 10% национальной территории занято населенными пунктами.
Общая площадь земельных ресурсов составляет 3,385 млн. га, из которых 1,952 млн. га – сельскохозяйственные земли, в том числе 1,659 млн. га – пахотные площади, 242 тыс. га – площади многолетних насаждений, 335 тыс. га – луга и 9807 тыс. га – пастбища. Площадь лесов и других угодий с лесной растительностью составляет 433 тыс. га. Чернозем покрывает почти 80% территории страны (2,5 млн. га) [3].
В административном плане Республика Молдова состоит из 1679 населенных пунктов, в том числе 5 муниципиев (Кишинэу, Бэлць, Бендер, Комрат и Тирасполь), 60 городов, 39 населенных пунктов в составе городов (муниципиев), 917 сел-резиденций (сел, в которых расположен сельский совет или коммуна), 658 населенных пунктов в составе коммун (за исключением сел-резиденций) [3].
 
1.2 Демографическая ситуация

Данные переписи населения 2004 года подтверждают тенденцию сокращения населения страны, обусловленную, в частности, снижением рождаемости и миграцией населения. На 1 января 2007 года постоянное население страны составляло 3,58 миллионов жителей. В период 2000 – 2006 годы численность населения сократилась на 62,0 тыс. человек. Республика Молдова продолжает оставаться страной с самым низким в Европе уровнем урбанизации: 41,3% населения живет в городах и 58,7% – в селах. Около половины городского населения проживает в муниципии Кишинэу [3].
Анализ возрастной структуры населения указывает на интенсификацию процесса демографического старения общества. Средний возраст населения страны увеличился с 33,4 лет в 2000 году до 35,6 лет в 2007 году, сместив Республику Молдова в группу стран со «взрослым» населением. Снижение рождаемости обусловило абсолютное и относительное сокращение молодого населения [3].
Миграция рабочей силы играет особую роль в изменении демографической ситуации и продолжает оставаться серьезной проблемой в средне- и долгосрочной перспективе. По данным Национального бюро статистики, в 2006 году численность лиц, декларированных как выехавших в другие страны на работу или в поисках работы, составила около 310 тыс. человек, или 22,8% от всего трудоспособного населения в возрасте от 15 лет и старше. Две трети декларированных в качестве выехавших составляли мужчины. Внешняя миграция характеризуется массовым переселением людей детородного и экономически активного возраста. Наибольший процент мигрантов приходится на долю людей в возрасте 20-29 лет (40,3%), затем следуют люди в возрасте от 30 до 39 лет (22,1%) [3].
Сокращение численности трудоспособного населения и увеличение среднего возраста работающих в национальной экономике оказывает комплексное влияние на социально-экономическое развитие с прямым воздействием на общее предложение рабочей силы, инвестиции, распределение доходов, государственные расходы на социальное страхование и другое. Продолжение процесса старения населения влечет за собой серьезный недостаток человеческого капитала, необходимого для устойчивого развития страны [3].

1.3  Политическая ситуация

Цепь тяжелейших потрясений, пережитых в XX столетии нашей страной, весьма неблагоприятно сказалась на ее судьбе. Все это наложило определенный отпечаток на национальное самосознание, на способность сконцентрироваться на проведении реформ, создать организационные предпосылки их необратимости. Для характеристики сложившейся политической обстановки в Республике Молдова, необходимо дать четкое определение политическому режиму.

1.3.1  Политический режим

Политический режим – важнейшая характеристика государства. Между тем история свидетельствует, что часто именно политические режим отражал и характеризовал реальную практику государственного управления. Ведь, порой можно иметь вполне респектабельный «фасад» государства: конституцию, с набором демократических идеалов и принципов, выборные представительные органы, судебную систему, прокуратуру, активные средства массовой информации, проповедующие права и свободу людей, но на деле управлять обществом авторитарно-бюрократически с упором на административные и уголовные принуждения [38].
Политический режим представляет собой совокупность способов, средств и методов практического осуществления правящими кругами, главным образом высшими должностными лицами, государственной властной воли. В известном смысле политический режим близок к понятию «стиль государственного управления», но если последний раскрывает технологию управления с точки зрения её рациональности и эффективности, то политический режим фиксирует политическую сторону государственного управления – реальную принадлежность власти определённым субъектам политических действий, способы владения и удержания её и соответственно механизмы её воздействия на людей [73].
Необходимо понимать место и роль политического режима в системе государственного управления. Тогда меньше будет допускаться ошибок при анализе и оценке как прошлого, так и настоящего состояния государственного управления. Знания и учёт политического режима позволяют различать [38]:
üИдеологию и организационно-регулирующий механизм государственного управления (слова и дела);
üИнституциональные и процессуальные стороны в самом организационно-регулирующем механизме (должное и сущее);
üСубъективные намерения и объективные результаты в государственном управлении (рациональность и эффективность);
üВклад государственного управления в развитие производственных сил страны и результаты этого вклада (затраты ресурсов и польза от них).
При таком различии проявлений государственного управления совсем не сложно исследовать периоды правления тех, или иных руководителей и разграничить в их мышлении и поведении жажду власти, борьбу за власть, обладание властью, наслаждение властью и прочие и реальные, свершённые ими управленческие решения и действия.
Проблема сущности политического режима и его роли в осуществлении целей и функций государства остаётся актуальной и в наши  дни. Политический режим – это канал двунаправленной связи государства и общества, власти и людей.   В одном направлении государство должно широко, достоверно и полно воспринимать общественные (человеческие) потребности, интересы и цели, в другом – так организовывать реализацию власти, управленческие процессы, чтобы они способствовали прогрессивному общественному развитию (росту благосостояния людей). И не от выборов до выборов, или в дни референдумов, а постоянно, в мелочных буднях житейской суеты. Власть для того и власть, чтобы помогать людям решать их проблемы [75].
Демократия означает власть народа, т.е. непременно выступает в связке этих двух слов. Нельзя говорить о демократии, если власть отчуждена, отдалена или противостоит массе людей, если ее осуществляют «от имени и по поручению» где-то в кабинетах. Определяющими проявляющими проявлениями демократии выступают [38]:
üво-первых, представление потребностей, интересов и воли, целей и воли всего народа страны, условиями чего является его объединение в целостность и свободное самовыражение;
üво-вторых, закрепление потребностей, интересов и воли, целей и средств по их реализации посредством норм, обязательных для поведения и деятельности каждого человека, составляющего «элементарную» частицу народа, в том числе и для тех, кто в данный момент осуществляет власть;
üв-третьих, проведение в жизнь установленных, признанных норм, правил, идеалов, ценностей, других регуляторов социальной активности, самостоятельности и творчества всех классов и социальных слоев, народов и национальных групп, коллективов и отдельных лиц, прежде посредством надлежащего функционирования аппарата управления.
В силу своей всеохватываемости, общественной значимости и организующей роли демократия есть государство в смысле формы общества. Карл Маркс писал по этому поводу: «В демократии государственный строй, закон, само государство, поскольку оно представляет собой определённый политический строй, есть только самоопределение народа и определённое его содержание. Понятно, впрочем, само собой, что все государственные формы имеют в демократии свою истину и что именно поэтому они, поскольку не являются демократией, постольку же и не являются истинными» [54]. Жаль, что так называемые марксисты, особенно ортодоксальные (в молдавском варианте), не только забыли, но и полностью извратили эту логически чёткую и социологически обоснованную мысль.
В демократическом государстве мало говорить о разделении власти и о местном самоуправлении, надо добиваться, чтобы государственная власть в целом, её ветви и уровни везде и всегда функционировали в демократическом политическом режиме [73].
Демократия есть организация и поддержание условий, при которых люди могут спокойно, безопасно и свободно заниматься созидательным трудом и обустройством своей частной и общественной жизни. Пройденные годы показывают, что мы весьма мало преуспели в реализации тех демократических принципов, под которыми начинались преобразовательные процессы 1990-х годов. До политического режима, адекватного требованиям демократического правового государства, сравнимого по параметрам с западным, всё ещё далеко.
Политический режим, гарантирующий демократию, должен составлять диалектическое единство развитых, апробированных и прочных государственно-правовых институтов и высоко профессиональных и нравственно чистых политиков. Основываясь на приведенном выше определении демократического политического режима, попытаемся охарактеризовать политический режим в Республике Молдова [38].

1.3.2  Политический режим в Республике Молдова

Политический режим в Молдове в перестроечный и постперестроечный период может характеризоваться как попытка адаптации правящего класса, сложившегося еще в советский период, к изменившимся как внешним, так и внутренним условиям. Хотя на первичном (1987-1989 гг.) этапе очевидно, что решающими были внешние факторы. Во время следующего этапа (1989 -1990 гг.) был пройден путь от попыток удержать ситуацию под контролем до временного союза с радикальным антикоммунистическим национальным движением с целью своего самосохранения. Могут быть выделены следующие основные периоды [11]:
Весна 1988 (создание Демократического движения, впоследствии ставшего основой Народного Фронта Молдовы (НФМ)) – ноябрь 1989 года (штурм МВД радикальными сторонниками НФМ, кризис руководства и замена Петром Лучинским Семена Гроссу на посту 1-го секретаря ЦК КПМ). Период характеризуется попыткой руководства Молдавии «удержать ситуацию».
На прошедших весной 1989 года выборах на Съезд Народных депутатов СССР, КПМ, в целом, удержала позиции, однако сторонникам оппозиции удается провести ряд депутатов. Летом же вместо оставшегося на постоянной работе в Москве Александра Мокану, одного из наиболее последовательных противников национальной оппозиции, на пост председателя Верховного Совета (ВС) избирается Мирча Снегур, сразу же заявивший о необходимости идти на широкий диалог с НФМ. 31 августа 1989 года ВС Молдавии принимает Закон о статусе молдавского языка и переходе на латинскую графику.
Второй период. С ноября 1989 по 27 апреля 1990 года, когда Мирча Снегур при поддержке депутатов от НФМ и большей части аграриев становится главой вновь избранного ВС.
Период характеризуется скрытым двоевластием и конкуренцией между Мирчей Снегуром и Петром Лучинским. Конкуренция между ними станет основным мотивом политического противостояния в Молдавии в первой половине 90-х. В течение этого периода Компартия еще сохраняет основные рычаги власти. На февраль-март назначены выборы в новый ВС. Выборы проходят в достаточно спокойной обстановке, и каждая из сторон могла считать итоги выборов своей относительной удачей. Фронт и Интерблок (немолдавское население, в основном Кишинев, Бельцы, Левобережье и Гагаузия)  получили примерно по трети депутатских мандатов из 380, оставшаяся треть оказалась у коммунистов. 27 апреля 1989 Мирча Снегур был избран председателем ВС.
Третий период. Победоносное шествие национальной революции в Молдове, окончившееся вооруженным конфликтом на Днестре, падением правительства, находившегося под контролем НФМ, и временным политическим разводом между НФМ и Мирчей Снегуром (лето 1992 года).
Очевидно, что режим НФМ, даже в момент наивысшего политического влияния (лето 1990 – зима 1990-91) не обладавший абсолютной поддержкой в обществе и не контролировавший устойчивое парламентское большинство, нуждался в «перманентной революции» как средстве обоснования своей легитимности. В качестве главного направления революции использовалась ускоренная насильственная румынизация всех сфер общественной жизни и, в первую очередь, замена всего государственного аппарата. Главным проводником данной линии выступал премьер-министр Мирча Друк.
С другой стороны, в преимущественно немолдавских регионах республики (Левобережье Днестра и Юг), населенных преимущественно гагаузами и болгарами, быстро росло недовольство политикой, проводимой в Кишиневе.
19 августа 1990 года Первый съезд депутатов всех уровней, избранных на территории компактного проживания гагаузов, проходивший в городе Комрат, заявил о «полной свободе и независимости гагаузского народа от государственной власти Республики Молдова». Тогда же была провозглашена Гагаузская республика.
2 сентября 1990 года. Второй съезд депутатов всех уровней Приднестровского региона, проходивший в Тирасполе, принял решение об образовании Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики (ПМССР, с сентября 1991 года – ПМР).
В Молдавии продолжает ухудшаться социально-экономическая ситуация. Приднестровье полностью выходит из-под контроля. Именно в такой ситуации наступает август 1991 года и известные московские события. 27 августа подавляющим большинством голосов Парламент Молдовы принимает Декларацию о независимости. 1-го декабря в Беловежской Пуще Советский Союз прекращает свое существование.
В сложившейся ситуации Приднестровье не думает капитулировать, Гагаузия не идет на уступки. Именно в этот момент на первый план выходят политические авантюристы, такие как Анатол Плугару – министр безопасности и Ион Косташ – министр обороны, которые обещают Снегуру восстановление территориальной целостности Молдовы в кратчайшие сроки путем молниеносной военной операции. Снегур колеблется, но в конце концов уступает. В Бендерах, единственном крупном правобережном населенном пункте, примкнувшем к Приднестровью, неспокойно уже давно. В молдавских пригородах Бендер постоянно происходят стычки между молдавской полицией и приднестровскими силами самообороны. У Приднестровья еще нет регулярных вооруженных сил, их формирование только начинается. Командиром 14-ой армии назначается генерал Александр Лебедь, у него сразу же складываются довольно прохладные отношения с руководством ПМР [11].
В сложившейся ситуации Плугару и Косташ решают пойти на риск и захватить Бендеры, используя регулярные вооруженные силы и вооруженную полицию Молдовы. Им удается захватить Бендеры, депутаты Парламента Молдовы, приехавшие накануне в качестве наблюдателей, прячутся в подвалах, но на штурм Горсовета молдавская сторона идти не решается. А уже на следующий день в конфликт вмешивается генерал Лебедь и 14-ая армия, отбрасывающая молдавские войска из Бендер, разрушающая созданные для наступления плацдармы. Конфликт закончен, стороны разведены. До сих пор неизвестно количество погибших с обеих сторон. Создаются миротворческие силы, трехсторонняя Контрольная комиссия, но политические последствия конфликта необратимы.
Вместе с тем состояние в обществе продолжало оставаться сложным. Совершенно очевидно, что молдавское общественное мнение восприняло итоги противостояния на Днестре как национальное унижение. На некоторое время в обществе вновь усилились антирусские и антироссийские настроения. В то же время власть уже сделала свой выбор. Аграрии, создавшие Аграрно-демократическую партию Молдовы (АДПМ), попытались как можно скорее забыть ужасы 1990-1992 годов и в качестве «естественной правящей силы» ввести Молдову в сообщество цивилизованных демократических стран.
События 1988-1992 годов оказались третьим в течение ХХ века историческим переломом в Молдове. По аналогии (но не полностью) с прибалтийскими странами Молдова пыталась получить независимость в 1918, что закончилось румынской оккупацией. В качестве приложения к пакту Молотова – Риббентропа в 1940 Бессарабия была возвращена Советскому Союзу. Большая часть исторической области вошла в состав вновь образованной Молдавской ССР. Наконец, после распада СССР в 1991 году Молдова провозгласила независимость и была признана независимым государством, не контролируя значительную часть своей территории.
Еще одной ошибкой Парламента 1993 года был отказ от ратификации Протокола вступления Республики Молдова в Содружество Независимых Государств (СНГ). Это совершенно безответственное политическое решение положило начало развалу экономического потенциала нашей республики и унизительному обнищанию всего населения. Потому что, независимо от идеологических взглядов и политических ориентаций, в силу сложившихся за последние полвека экономических отношений, в силу обстоятельств и естественного исторического хода вещей Молдова была и остается в более или менее отдаленном будущем в восточной сфере сбыта своей продукции, ибо только с востока сможет получать электроэнергию и топливо в обмен на свои товары. Еще ни одна страна в мире добровольно не отказывалась от своих рынков сбыта, от своих традиционных партнеров  [56].
Так выглядела политическая Молдова перед объявленными в конце 1993 года и назначенными на 27 февраля 1994 года первыми в истории независимой Молдовы парламентскими выборами.
Следующий период, парламентские выборы 1994 года, можно охарактеризовать как откат элит и стабильность избирателей.
Решение о проведении выборов аграрники принимали самостоятельно, без согласования с другими политическими партиями, и в этом, на наш взгляд, заключалась серьезная политическая ошибка, имевшая далеко идущие последствия.
Во-первых, выборы в такой ситуации сводились только к двум целям – собственно легитимизации власти АДПМ и окончательному устранению конкурентов с поля принятия решений. Однако сама АДПМ вовсе не была подготовлена к подобному успеху, не имела ни продвинутой идеологии, ни кадров, способных управлять в совершенно изменившихся условиях, ни даже концепции развития собственного государства, кроме самых общих принципов – примем новую Конституцию и будем интегрироваться и на Запад, и на Восток (причем одновременно).
Во-вторых, лидеры АДПМ даже не попытались оговорить с руководством Приднестровья формат участия избирателей Левобережья в выборах 1994 года. Более того, специально было оговорено, что в виде исключения выборы проводятся по единому общенациональному округу, а для Приднестровья места не резервируются. Все это позволило руководству ПМР абсолютно легитимно обосновать свой отказ от участия в парламентских выборах, и юридически продвинуло раскол Молдовы на следующую ступень. При этом руководство АДПМ игнорировало все предостережения и рекомендации по этому поводу. Подобная ситуация сложилась и в отношениях с Гагаузией. В самый последний момент, уже после официального создания избирательных участков и комиссий, руководство самопровозглашенной Гагаузской республики удалось уговорить на участие в выборах под обещание предоставить автономию в кратчайшие сроки.
Все это значительно снижает тот положительный эффект, который мог бы следовать из первых в истории независимой Молдовы свободных и многопартийных выборов. В то же время выборы действительно привели к началу новой политической эры [11].
Итоги народного волеизъявления оказались вполне предсказуемыми. Аграрники получили абсолютное, но не конституционное большинство, что было необходимо, учитывая, что принятие новой конституции было в повестке дня на первом месте. ХДНФ в качестве союзника отпадал категорически, более мягкий КИК тоже, тем более что 67 (56+11) мандатов все равно оказывалось недостаточно. Поэтому единственным, тем более что партии в целом сотрудничали последние полтора года в предыдущем парламенте, возможным союзником аграриев оказывалось Соцединство.
Здесь начинаются неожиданности. АДПМ категорически отказалось заключать с Соцединством какое-либо соглашение, заявив, что «мы будем управлять самостоятельно». Соцединству не были предложены ни министерские, ни даже какие-либо другие посты в правительстве на основании того, что у представителей блока «нет подходящих кандидатур». В то же время своих кандидатур в действительности нет у АДПМ. Они вынуждены либо оставлять тех, кто уже есть, либо соглашаться с кандидатурами, предлагаемыми Снегуром, Сангели, Лучинским, и подбираемых далеко не всегда по деловому признаку. В итоге лидер АДПМ и вице-председатель Парламента Дмитрий Моцпан заявляет, что «это не правительство АДПМ».
Затем аграрники категорически отказывают Соцединству в придании официального статуса русскому языку. В принимаемой конституции и с большим трудом они соглашаются на сохранение «Закона о языках 1989 года», где статус русского языка все-таки прописан. Тем не менее, Соцединство соглашается с предложенным компромиссом и голосует за новую Конституцию. В результате Молдова из президентской становится парламентско-президентской республикой, где премьер-министр высшее должностное лицо, Гагаузия получает автономию. Все это, без сомнения, становится главным достижением Молдовы на пути демократии за 10 лет независимости. 1994 год до сих пор остается одним из самых удачных в истории Молдовы. Казалось, что ситуация в экономике стабилизировалась, установились хорошие отношения и с Западом и с Россией.
Выборы 1994 года способствовали консолидации демократии в Молдове, несмотря на то, что «лидеры молдавской революции» 1990-1992 потерпели серьезное поражение, и, поэтому, итоги выборов можно представить как разочарование или откат. В действительности легитимация власти в Молдове привела к существенному эффекту, как внутриполитическому, так и внешнеполитическому. Евроструктуры говорят о Молдове, как лидере демократических и реформаторских процессов в СНГ. Кажется, что все основные проблемы решены, и теперь Молдова быстро пойдет по пути развития и углубления демократии и экономических реформ.
Однако уже в 1995 появились серьезные проблемы. На местных выборах все еще прошло по инерции спокойно, однако на некоторые детали нужно обратить внимание. На сцене вновь появились коммунисты, которым разрешено было вновь зарегистрироваться после трех лет запрета. В Кишиневе выборы были признаны несостоявшимися. В результате совет так и не был сформирован, а мэр не был избран. Исполняющим обязанности мэра был назначен Серафим Урекян,  президентом Снегуром за год до этого сразу после парламентских выборов. Далее, в результате студенческих волнений, которые фактически были организованы ХДНФ и АДР, произошел раскол молдавской властной элиты. Президент Снегур, выступая как миротворец, развернул свои взгляды на 180 градусов и выступил с резкой критикой экономического курса правительства. Одновременно Снегур затронул болезненную тему и предложил поменять название официального языка Республики Молдова на румынский, что было главным требованием забастовщиков. Разумеется, это не могло не вызвать ответной реакции со стороны антирумынски настроенных лидеров АДПМ. Правда, сначала это было скорее недоумение; им казалось, что все вскоре встанет на свое место. Однако президент вышел из АДПМ, создал свою партию (Партию возрождения и согласия Молдовы - ПВСМ), в которую перешли 10 из 56 (после этого АДПМ потеряла абсолютное большинство в Парламенте).
События в Молдове с июня 1995 по сентябрь 1996 года дают основания предположить, что созданные демократические институты пока не означают, что в Молдове поступательно развивается демократия. Кроме того, именно в этот период заметно снижается влияние внешних факторов. Процесс демократизации из структурного превращается в процедурный. Активно начинается процесс блокирования различных, иногда разнонаправленных, политических сил, создаются случайные коалиции с расчетом на удачу. Уже во время выдвижения кандидатов в президенты Молдовы осенью 1996 года политическая структуризация общества рушится, процессы частично выходят из-под контроля [11].
Худшую социально-экономическую и, как следствие, социально-политическую ситуацию, чем та, что сложилась перед выборами, трудно было себе представить. 1996 год оказывался крайне неудачным. Депрессия в экономике продолжалась, зарплаты и пенсии не выплачивались в селах по полгода, приднестровский конфликт зашел в тупик, а из районных организаций правящей Аграрно-демократической партии шли постоянные сообщения о массовом недовольстве правительством. Сейчас, по прошествии 12 лет, ясно, что главных причин было две – завышенные и не соответствующие реальным возможностям страны ожидания избирателей и откровенная некомпетентность правительства Сангели.
Избрание президентом Петра Лучинского - независимого кандидата, который был поддержан коалицией из различных не всегда совместимых между собой политических сил, открывал путь к большому политическому эксперименту, сущность которого может быть сведена к следующему тезису: проведение реформ при опоре на нереформистски настроенный электорат.
Сейчас принято считать, что эксперимент по всем статьям провалился. Отчасти это соответствует действительности. Однако можно предположить, что опыт под названием Лучинский, также как и нынешний коммунистический ренессанс, являются объективными вехами на современном этапе развития Молдовы. Именно во время президентства Лучинского бизнес стал влиять на политику, про Молдову перестали говорить, как про второе румынское государство, а круг принимающих решение стал очень напоминать то, что в России называлось "семьей".
После президентских выборов Молдове предстояло пройти через крайне напряженный и трудный период своей короткой истории. Фактически же ни одну из принципиальных задач так и не удалось решить. Однако можно предположить и то, что таким сверхновым (в отличие от других стран Восточной Европы, например) государствам необходим процесс, который можно назвать "накоплением отрицательного опыта". Следующими шагами на этом пути стали формирование правительства Иона Чубука и парламентские выборы 1998 года.
1997 год – первый год президентства Лучинского – оказался весьма противоречивым. С одной стороны, экономические показатели оказались в порядке, а страна после политических бурь пришла во вполне равновесное состояние. С другой, правительство, составленное из друзей Лучинского по комсомольской молодости, оказалось не в состоянии даже понять стоящие перед Молдовой проблемы. Кроме того, во многих действиях нового президента чувствовалось отсутствие политической воли. Он легко согласился на сосуществование с оппозиционным по отношению к нему парламентом, хотя мог еще в начале года инициировать досрочные парламентские выборы. На вакантный пост спикера был избран лидер АДПМ Дмитрий Моцпан, а не основной на тот момент политический союзник Лучинского Дмитрий Дьяков. Все это порождало массу вопросов, обид и непонимания.
Социально-экономическая ситуация в Молдове оставалась достаточно стабильной и прогнозируемой. Задолженности по пенсиям и зарплатам бюджетникам правительству удалось сократить примерно до двух месяцев. При этом их полная ликвидация к выборам, что планировалось как один из главных пропагандистских ресурсов власти, представлялась невыполнимой.
Именно в такой ситуации был дан старт очередным парламентским выборам, намеченным на 1998 года.
Главных итогов выборов 22 марта оказалось два. Окончательное и теперь уже несомненное возрождение и возвращение на политическую авансцену коммунистов, которые полностью вытеснили Соцединство из немолдавской электоральной ниши. Коммунистам не удалось с первого раза получить абсолютное большинство мандатов, но 30 % голосов сами говорят за себя.
Второе – это провал аграрников, которые после 5,5 лет у власти не попали в парламент и фактически прекратили на этом свое существование как самостоятельная политическая сила.
На примере неудачи АДПМ наглядно проявился еще один феномен посткоммунистического установления в Молдове – качественная оценка избирателями предыдущего периода и поиск ответственного. Избиратели в большинстве своем уверены, что развитие идет в неправильном направлении, и аграрники были объявлены за все это виноватыми.
Утратив на президентских выборах функции партии власти, АДПМ превратилась в лоббирующую группу, и в этом качестве потеряла право на дальнейшее участие в политике.
Выборы 1996 и 1998 года в полной мере можно назвать «выбором пути» для Молдовы. Произошла почти полная смена власти. Был избран новый президент. В Парламент не прошли оба победителя выборов 1994 года. «Выбор пути» в Молдове заключался в том, что силы, востребованные на волне «национально-демократической» революции конца 80-х – начала 90-х, пытались удержаться наверху и обрести новую легитимность. На наш взгляд, учитывая итоги первой половины 90-х, для только что образовавшейся страны, эти силы были обречены. Разумеется, сыграл роль и субъективный фактор, но «социализация» электората, пришедшая на смену «национальной эйфории» расчистило политическое поле Молдовы для прихода коммунистов. В значительной мере процесс «денационализации» молдавского электората прошел между выборами 1996 и 1998 годов [45].
Несмотря на то, что в Парламент прошли всего 4 партии, выборы 1998 года оказались самыми дисперсными из всех, проведенных с 1990 по 2003 год. Второй парламент оказался пока единственным, где победившая партия не получила абсолютное большинство голосов. Во втором парламенте создавались и распадались союзы и коалиции, менялись правительства – 3 раза за один только 1999 год. В целом можно сказать, что неудачные попытки создать либеральную (национал-либеральную) альтернативу традиционалистскому курсу АДПМ, привели к сокрушительной победе коммунистов на внеочередных выборах в феврале 2001 года.
Следующий период, 2000 год, Молдавия становится парламентской республикой.
5 июля парламент Молдовы 90 голосами принимает поправку к Конституции, отменяющую всеобщие президентские выборы, превращая Петра Лучинского в номинальную фигуру, которая в декабре должна окончательно сойти с политической арены.
За предложения Конституционной комиссии, созданной Парламентом, проголосовали все фракции, кроме пропрезидентской группы независимых депутатов, которая на тот момент состояла из 9 человек, и решающей роли не играла.
Петр Лучинский сразу был поставлен перед тяжелым выбором. В случае, если он отклонит закон, начинается новый раунд борьбы с Парламентом на взаимоуничтожение. Если нет, то он неминуемо сходит с политической сцены.
Ключевую роль в принятии поправок сыграли коммунисты. Еще за месяц до этого они высказывались против принятия закона, и тем неожиданней для президентской стороны была столь резкая перемена позиции. Попросту президентская команда просто проспала и не приняла никаких мер, чтобы нейтрализовать ту огромную лоббистскую работу, которую провел с лидером коммунистов Владимиром Ворониным спикер парламента и по совместительству лидер Демпартии (ДПМ) (ДПМ образовалась в мае на месте антипрезидентски настроенной части БДПМ) Дмитрий Дьяков.
Главным в решении коммунистов стала психология между лидером коммунистов Владимиром Ворониным и Лучинским. «Дружба поневоле» между ПКРМ и Петром Лучинским имеет давнюю и не очень приятную для коммунистов историю, начавшуюся еще осенью 1989 года. Тогда нынешний президент Молдовы был возвращен из Таджикистана на должность Первого секретаря КПМ. Однако и в 1990, и в 1996 годах, когда коммунисты поддерживали Лучинского на выборах, их союз носил скорее вынужденный характер. Коммунисты не могли победить самостоятельно, а других потенциальных союзников у них не было. И после поражения в 1990, и после победы в 1996 Лучинский вовсе не считал, что у него перед коммунистами есть какие-либо обязательства. Последним такого рода конфликтом между коммунистами и президентом стал правительственный кризис в конце 1999 года, когда коммунисты, усилиями которых было отправлено в отставку правительство Иона Стурзы, не получили при новом раскладе ровным счетом ничего [11].
Серьезную роль сыграло и наметившееся сближение Владимира Путина с Петром Лучинским. Руководство партии коммунистов пришло к заключению, что Лучинский вновь станет президентом, благодаря помощи со стороны России, расширит свои конституционные полномочия, и коммунисты опять останутся ни с чем при распределении власти после президентских выборов. В результате они решили сыграть против всех и проголосовали за парламентскую республику, рассчитывая, таким образом, что, имея крупнейшую фракцию в парламенте, смогут в наибольшей мере влиять на все принимаемые решения. Можно совершенно точно сказать, что, голосуя 5 июля за парламентскую республику, коммунисты не планировали: досрочные парламентские выборы; срыв президентских выборов и последовавшее выдвижение Владимира Воронина кандидатом в президенты.
Для избрания президента по Конституции был необходим 61 голос, поэтому был необходим союз нескольких фракции избранных в парламент. Еще за день до крайнего срока выдвижения кандидатов (25 ноября) из лагерей Владимира Воронина и Дмитрия Дьякова поступала информация о том, что стороны близки к договоренности. Однако "расписать" алгоритм лидерам ПКРМ и ДПМ так и не удалось. Более того, поскольку стороны так и не смогли решить вопрос о привлечении к соглашению ПВСМ (экс-президента Мирчи Снегура), то необходимого большинства в 61 голос у Воронина и Дьякова не было. Идти на выборы с общим кандидатом в такой ситуации было бессмысленно, и коммунисты окончательно решили действовать самостоятельно. Партийные массы настояли на выдвижении своим кандидатом в президенты лидера ПКРМ Владимира Воронина. Во время первого тура  Воронин получил голоса ПКРМ плюс независимых. В действительности это означало, что шансов получить необходимый 61 голос, у коммунистов нет. "Сенсация" произошла во втором туре выборов, когда без всякой видимой мотивации коммунисты получили на 9 голосов больше (59), и им не хватило всего 2 голоса, чтобы Воронин стал президентом. Поскольку голосование было тайным, то доподлинно неизвестно кому принадлежат эти голоса. По наиболее обоснованной версии 6 из них принадлежало членам фракции ХДНП.
Таким образом, набрав 59 голосов, коммунисты уже не могли и не имели права отступать. Они фактически были вынуждены выдвинуть кандидатуру Воронина и на повторные выборы уже вне зависимости от предложений со стороны ПВСМ и ДПМ. Лидеры правых были настолько напуганы перспективой избрания Воронина и не уверены в своих депутатах, что предпочли пойти на прямой срыв выборов.
После обращения президента Петра Лучинского 26 декабря Конституционный суд принял решение, позволяющее президенту распустить парламент. Перед Новым годом президент издал указ о роспуске парламента с 12 января и назначил на 25 февраля парламентские выборы. Таким образом, была поставлена точка в двухлетнем конфликте между парламентом и президентом.
Под конец работы Парламента ПВСМ и ДПМ, решив усложнить задачу конкурентам, изменили с помощью коммунистов процентную планку для прохождения в Парламент с 4 % до 6 %. Кроме того, они так и не смогли договориться о создании общего предвыборного блока в формате АДР. Эта ошибка оказалась для обеих партий последней. Единственной жертвой введенного ими 6 % порога оказались они сами, набрав соответственно 5,8 и 5,0 % голосов. Это дало коммунистам 10 дополнительных мандатов, и значительно облегчило им получение конституционного и президентского большинства.
Итоги выборов в Молдавии больше всего похожи на приговор. Избиратели вынесли приговор всем тем, кто 10 лет управлял страной, и он оказался крайне жестоким. Никому из тех, кто уже был у власти кроме премьерско-президентского Альянса Брагиша, не удалось преодолеть 6 % барьер. Одновременно ушли из большой молдавской политики экс-президент Мирча Снегур, спикер парламента 1998-2001 гг. и вице-спикер парламента 1994-1998 годов Дмитрий Дьяков, экс-премьер Ион Стурза и многие другие [11].
Получив конституционное и президентское большинство в парламенте, коммунисты без затруднений избирают главой страны Владимира Воронина, а председателем правительства Василия Тарлева. Руководство Молдовы говорит о том, что одновременно намеревается интегрироваться в союз России и Беларуси и в Евросоюз. На первом этапе отношения с Россией получают мощный импульс развития, однако, в последствии, не подписание протокола Козака приводит к охлаждению отношений, а в последствии и к кризису связанному с запретом на поставки молдавских вин на российский рынок.
Относительно приднестровского урегулирования сейчас ясно, что молдавские коммунисты не имели никакого представления о том, что необходимо сделать, чтобы конфликт между левым и правым берегом окончательно стал историей. К сожалению и в Москве тоже не знали, что делать и с Тирасполем, и с ситуацией в целом. Отношения между Ворониным и Смирновым испорчены окончательно.  Основным планом молдавского руководства становится  максимально возможное привлечение Запада в качестве посредника, а далее медленное удушение Приднестровья. Запад делает весьма недвусмысленные пассы в отношении Молдовы. Все руководство ПМР объявлено персонами нон грата в странах Еврозоны. Кризис отношений с Россией определяет западный вектор молдавской внешней политики.
Молдавская экономика продолжает носить виртуальный характер. Государственный бюджет рассчитан на уровень доходов примерно в 8-9 раз меньший, чем официальный прожиточный минимум. Объем счетов за коммунальные платежи даже в преуспевающем по молдавским меркам Кишиневе почти равен сумме официально начисленных зарплат и пенсий. Причем черная экономика занимает в этом всем свое достойное, но отнюдь не доминирующее положение. Значительно большее по объему место занимает экономика серая, начинающаяся со всевозможных рынков и заканчивающаяся безбрежной сферой услуг, предлагающей все что угодно без каких-либо документов, лицензий и гарантий. Коммунисты продолжают нуждаться в инвестициях, но их нет, потому что власть не хочет и не может создать условия инвесторам, а инвесторы не понимают, что можно от этой власти ожидать.
Молдавский избиратель любит новую власть, и об этом говорят результаты местных выборов, которые подтвердили невероятно высокую популярность коммунистов. Любит, по крайней мере, по двум причинам.
Первая. Два главных качества молдавского сельского электората - это традиционализм и патернализм. И в этом он сильно похож на правящую партию. По этому поводу Владимир Солонарь писал, что «единственным средством от левых настроений в молдавском селе в 90-е годы оставался национализм. Как только национальная идея перестала быть актуальной, молдавское село вернулось к тому, откуда ушло в конце 80-ых, к социализму». Второе. Коммунистам нет никакой внятной альтернативы.
Выборы 2005 года не принесли существенных изменений на политической арене. Партия коммунистов во второй раз в своей истории получила большинство в парламенте. На второй срок избран Владимир Воронин, председателем правительства вновь назначен Василий Тарлев.
Современный период обозначился потеплением отношений с Россией. Вместе с тем, сохраняется западный вектор молдавской внешней политики. Все это пока, скорее, авансы, чем решения, и, самое интересное, молдавская сторона предпочитает и Россию, и Запад держать в состоянии неопределенности по поводу своих действительных намерений.
 Наметился определенный сдвиг в решении приднестровского конфликта, однако, говорить о каком то четком выработанном плане действий пока еще рано.
В Молдове последние 2-3 года с серьезными оговорками и очень медленно встает на ноги то, что можно было бы назвать национальным капиталом. Пока эти люди активно сторонятся политики, не желая играть ни на стороне власти, ни на стороне оппозиции. И это правильно. Власти они нужны только в качестве донора, а оппозиция пока не смогла сформулировать свои ключевые цели. Поэтому сегодняшняя структура власти в Молдове соответствует переходным характеристикам.
Основные группы влияния существуют внутри правящего режима. Группы влияния, ориентирующиеся на оппозицию, утратили большую часть реальных рычагов воздействия на положение в Молдове и в то же время сохраняют «ресурс дестабилизации», который может стать существенным, если власти вновь совершат серьезные ошибки.
Семью президента Лучинского заменила семья президента Воронина. Значительная часть решений принимается президентом даже без консультаций с партией. Коммунисты, в том числе и фракция, просто ставятся перед фактом.
Все это неминуемо ведет к появлению трещин внутри ПКРМ. Пока рейтинг партии высок, это не имеет принципиального значения, но как только возникнут проблемы, эффект может быть мгновенным.
Местные выборы 2007 года показали, что доверие народа к партии коммунистов существенно сократилось, а избрание националиста примаром города Кишинева ударило по их позиции в столице. Это не говорит о том, что идеи национализма возвращаются в политику,  скорее всего отсутствие альтернативы привело к таким результатам. Коммунисты за 7 лет не решили практически ни одной задачи из тех, которые сами себе ставили в 2001. И речь не идет о статусе русского языка, за который следовало браться только после предварительной подготовки, а о вещах гораздо более серьезных. Молдова продолжает оставаться беднейшим государством в Европе, отток рабочей силы в страны Евросоюза и ближнего зарубежья продолжает увеличиваться, процветание коррупции во всех эшелонах власти, ограничение основных прав человека и отказ от обучения демократии, все это негативно сказывается имидже властных структур.
Та политическая среда и тот политический класс, который сформировался в Молдове в период образования независимого государства, доживает последние месяцы. Вне зависимости от пожеланий действующих политиков, смена поколения 90-х на поколение 2000-х будет происходить достаточно быстро. Остановить этот процесс не смогут ни коммунисты, ни кто-либо другой, кто мог бы прийти им на смену. Вопрос в том, кто будет этот «другой». Как может сформироваться политическая элита в стране, где до сих пор не сформировалось даже понятие «национального интереса».
Основываясь на представленное определение демократического политического режима, приходится констатировать, что молдавскому сознанию навязывается весьма ограниченное и превратное понимание демократии, сводящее ее, по существу, к референдумам по поводу кого-то или чего-то и избирательным кампаниям с участием незначительной части взрослого населения, а так же к свободе средств массовой информации писать и говорить, что и как им хочется. На самом деле все гораздо сложнее, глубже и многограннее. Уже не говоря о том, что демократия предполагает выработку и осуществление такой государственной политики, которая бы обеспечивала экономические, социальные, духовные и политические права и свободы каждого гражданина (и, следовательно, всего народа) и в результате касалась бы всех сфер жизнедеятельности общества. Демократия, т.е. всеобщий и исторически значимый интерес, нужна в воспитании, образовании, информации, международных отношениях и т.д., и т.п.
Для поиска некоторых адекватных ответов на множественные провокации современных моделей демократического управления, мы должны начать с исходного пункта, что недостатки демократии в одной или другой стадии могут быть решены только в рамках демократии, через ее перспективные ценности и нормы, специфические методы которые она вовлекает. Демократия не должна быть понята как модель абсолютного управления, как режим, который автоматически решает все общественные сложности и социально-экономические противоречия. А как режим, который, являясь ограниченным по отношению к некоторым установленным условиям, включает необходимые ресурсы, для того чтобы перекрыть дефекты, совершенствоваться. В последнее время в молдавском обществе были зарегистрированы разнообразные процессы, среди которых самый важный и сложный это демократизация политической жизни и основание государственных правовых учреждений.
Для понимания сложившейся ситуации и поиска путей выхода из нее, необходимо провести анализ Национальной политики на современном этапе развития нашего государства.


2  Национальная политика

 Сказано давно, что благополучными могут быть только консервативные народы. Никогда не может быть благополучен народ, который устраивает революции через каждые десять - пятнадцать лет.
Сфера национальной политики необычайно сложна и деликатна. Как нигде здесь исключительно актуальна логика конкретно-исторического подхода. С позиций национальных идеологий может осуществляться и крайне необходимая политика защиты культурной самобытности и политических прав национальной диаспоры, защиты собственной территории и национального суверенитета от внешних посягательств. С этих же позиций могут стимулироваться и настроения этнического гегемонизма, подводиться идейный фундамент под очаги сепаратизма, политику создания привилегий для лиц “коренной национальности”, провоцироваться конфликты и даже прямые военные действия. В современных условиях как никогда важен завет  мыслителей о необходимости прорыва национальной идеи в сферу идеи “всечеловечности”, переложение этого завета на язык выверенных политических решений и действий [9,10,12,16-20].

2.1 Политика и национальные отношения


Национальные отношения - сложная  социально-политическая  категория, одна из специфических форм социальных отношений.  В национальных отношениях проявляется вся совокупность общественных  отношений.  Поскольку политика  -  это  деятельность в сфере отношений между большими социальными  группами, то, по существу,  вое  аспекты  взаимоотношений наций и народностей, регулируемых государственной властью, носят политический характер.  Это обусловлено значением государства как  важного фактора формирования и развития наций и народностей [37,43-51].
Национальная политика - это целостная система, представляющая собой  концентрированное  выражение  социально-экономической,  языковой, демографической, правовой,  культурной политики в отношениях между нациями  и  народностями [67].
Иными словами,  национальная политика - это целенаправленная  деятельность по регулированию отношений между нациями и народностями в основных сферах общественной жизни,  как правило,  закрепленная в соответствующих документах и юридических актах государства [65].
Основные концептуальные положения национальной политики:  признание  права национального самоопределения, равенство народов, взаимовыгодное  сотрудничество,  взаимное  уважение интересов и ценностей всех народов,  непримиримость к национализму и расизму, политическое и моральное осуждение людей,  стремящихся достигнуть  благополучия своего народа за счет ущемления интересов других: народов, учет интересов  малочисленных национальных групп [59-68].
При выработке  и осуществлении национальной политики следует учитывать всю сложность и специфичность национальных отношений как объекта социального управления.
Во-первых, - степень решения национального вопроса,  национальных проблем. Национальный вопрос - это прежде всего отношения национального неравноправия, деления наций на привилегированные и  неполноправные, это неравенство уровней экономического и политического развития,  отставание неравноправных и угнетенных наций от наций великодержавных, привилегированных, это,  и атмосфера национальной розни, вражды и распрей на национальной почве, закономерно возникающих в  условиях  дискриминации и фактического неравенства наций в доступе к экономическим и культурным  ценностям, режима национальных привилегий[68].
Во-вторых, сложность  и специфичность национальных отношений заключается в существовании  национальных интересов, которые в определенной мере и  определенных  условиях  могут выражать устремления к самоопределению, самоуправлению, самоутверждению очень широких слоев населения, можно  сказать всех социальных групп.
В-третьих, - в заметном влиянии на межнациональные отношения  национальных традиций,  национальной психологии, национального самосознания. Это особенно проявляется на этапе национальных движений государственной независимости.
В-четвертых, - в огромном значении в жизни общества исторической памяти, традиций,  особенностей национальной культуры, в которых запечатлены единство судеб и своеобразие духовного облика народа,  его национальный характер.
В-пятых, - национальные процессы подвержены активному влиянию религии, в нашей стране особенно, поэтому национальные чувства переплетаются с религиозными [63-68].
Основными стадиями  управления современными национальными процессами выступают:  прогнозирование,  предвидение будущих демографических ситуаций и  перспектив развития,  политических последствий принимаемых решений, выработка и принятие управленческих задач;  организационная и культурно-массовая, воспитательная  работа для создания благоприятных условий реализации поставленных целей и задач; применительно к каждому этапу развития общества разрабатывается концепция национальной политики, в которой выделяется ведущий,  приоритетный вопрос, требующий первоочередного решения [49-51].
2.2  Национальная политика в развитых странах

Во многих странах национальный сепаратизм стал реальной угрозой их целостности. Для примера можно привести многолетний конфликт в Ольстере (Северной Ирландии), но там помимо национальных противоречий имеет место и религиозное противостояние между ирландцами-католиками и протестантами-англичанами. При попытках решить этот конфликт силой британские власти натолкнулись на сопротивление ирландских террористов. Самой крупной группировкой является ИРА – Ирландская республиканская армия. Особенно громкие террористические акции имели место в Великобритании в 1980-90-х гг.  А в Северную Ирландию вводились полицейские и военные силы. Белфаст превратился в прифронтовой город. Однако сломить сопротивление сепаратистских групп не удалось и, в конце концов, обеим сторонам пришлось сесть за стол переговоров. До сих пор решения, устроившего обе стороны, не выработано. Однако террористические акты прекратились [55].
Столь же сложные отношения сложились и между испанским правительством и басками, народом, живущим на севере Испании. Там тоже, из-за безрезультатности остальных методов воздействия на центральные органы власти началось формирование организаций террористического толка. Самая известная из них – ЭТА – и поныне продолжает совершение терактов. Кроме откровенно бандитских групп, существует в Испании и множество других, требования которых весьма разнообразны: от национальной или культурной и языковой автономии до предоставления независимости. В период правления Франко все попытки национального или языкового обособления подавлялись. Если страна многоязычна, то это всегда необходимо учитывать [51].
Поэтому в Канаде правительство пошло на многочисленные уступки франкоязычной провинции Квебек, когда там начались требования о предоставлении ему суверенитета. В результате Квебек остался в составе Канады, и сейчас эту проблему практически удалось решить: большинство жителей провинции сейчас высказываются за единство страны. Однако сепаратистские настроения там всё ещё не редкость [46].
Удачной можно признать и национальную политику США. Начиная с 50-60-х гг. там шла напряженная борьба за расовое равноправие. И на сегодняшний день, по крайней мере, удалось снять открытое противостояние между белыми и цветными американцами. И беспорядки на этой почве в целом прекратились, ушли в прошлое группировки типа “Чёрных пантер” не произошло, правда, и ассимиляции национальных диаспор, живущих довольно обособленно. Поэтому до сих пор неверно было бы говорить о том, что “американец” – национальность. Коренные американцы – индейские племена – до сих пор живут в резервациях, а условия жизни там отнюдь не лучшие. Этот вопрос, скорее всего, требует несколько иного решения, чем ассимиляция [39].
С развалом социалистического лагеря все ранее подавляемые межнациональные противоречия прорвались. В результате распались СССР, Югославия, Чехословакия. Но если в ЧССР “развод” произошёл мирно, то СФРЮ оказалась ввергнута в гражданскую войну на долгие годы. Не обошли межнациональные вооружённые конфликты и бывшие республики Советского Союза. Южная Осетия, Абхазия, Ингушетия, Карабах, Приднестровье.
Сепаратизм во многих странах проявлялся не в столь варварских формах. Например, националистическое движение на Западной Украине, в Татарстане, Башкортостане, Черногории. Но и они несут в себе потенциальные очаги вооружённых конфликтов. Не демократичная ситуация сложилась и в прибалтийских государствах, права некоренных национальностей (проще говоря русскоязычных) там были сильно ограничены правительствами этих стран. Им на помощь пришло то, что русскоязычных граждан там не слишком большой процент от населения и с ними “можно справиться”.
Удручает следующее обстоятельство: почти во всех вышеперечисленных случаях официальные власти предпочитали силовые методы подавления всяческих попыток дистанцироваться от центральной власти. И только в крайнем случае, когда применение силы уже не решало проблемы, начинались поиски мирных способов её решения. Крайне редко национальная политика ведётся на основе диалога обеих сторон. Конечно, трудно провести грань между стремлением к сохранению целостности государства и к сохранению мира. Но именно для этого и должна служить национальная политика любого государства, т.е. именно вести мирный диалог и находить взаимное согласие.
Правильной национальной политикой руководствовалась в своих действиях наднациональная Организация объединённых наций. Именно её вооружённые части вставали между конфликтующими сторонами и таким образом вынуждали их сесть за стол переговоров. К сожалению, в последнем балканском конфликте силы НАТО приняли лишь одну сторону в межнациональном противостоянии в Косово. В результате под систему европейской безопасности заложена бомба большой силы [46,50].
Особняком стоит проблема курдов. Этот народ не имеет собственного государства, хотя насчитывает более миллиона человек, проживающих в основном на территории Турции, Ирака и Ирана. Ни одно из этих государств не желает отдавать часть своей земли под создание независимого Курдистана, и (например, в Турции и Ираке) запрещает разговаривать на курдском языке. В итоге курды уже десятки лет ведут со всеми тремя государствами партизанскую войну и не прекращают проведение террористических актов. Правда, на эту проблему ООН обращает слишком мало внимания. А данные страны проводят национальную политику, направленную на исчезновение народа (расселение его по миру и истребление несогласных ассимилироваться).
С крушением колониальных империй и демократизации перемещения через границы в развитые страны хлынул поток переселенцев, а зачастую и беженцев. И уже вскоре пришлось принимать какие-то меры для ограничения миграционных потоков. Но из-за необходимости в дешёвой рабочей силе приходилось идти на уступки, в результате в странах Европы образовались устойчивые и довольно большие диаспоры жителей некоренных национальностей (турок в ФРГ и Австрии, арабов и африканцев во Франции, индийцев, пакистанцев и ямайцев в Великобритании). В целом они до сих пор не заняли равноправного положения в этих государствах. Кроме того, они служат поводом для разжигания национализма и даже фашизма в этих странах. Достаточно вспомнить результаты прошедших не так давно выборов в Австрии, драки турецких рабочих и скинхэдов в городах Германии. Однако, учитывая, что прирост вновь переехавших в эти страны эмигрантских диаспор идёт быстрее прироста местного населения, можно предположить, что в перспективе правительствам этих стран придётся серьёзно считаться с их возросшей силой. Пример этого можно увидеть в Македонии. Здесь, правда, этот процесс катастрофически ускорили тысячи беженцев из Косово. И если ранее этнические албанцы составляли в Македонии от силы 20%, то теперь они составляют уже 65%. Находится эта уже большая часть населения не в лучших экономических условиях. И сознавая свою многократно возросшую силу, албанцы во весь голос заявили о своих политических претензиях. Этим умело воспользовались вооружённые банды, нашли поддержку среди местных албанцев и сочли себя вполне в силах помериться силами с законным правительством страны [46].
На сегодняшний день мало кто из аналитиков и политологов задумывался о том, к чему приведёт возрастание численности подобных  иммигрантских общин. А ведь это действительно проблема. Ведь здесь речь идёт об отставании роста политических и экономических прав от роста численности переселенцев. Следовательно, основой национальной политики в отношении иммигрантов должно стать стремление к максимальному равноправию всех наций. Как известно, радикализму всегда содействует бедность и низкий уровень культурного развития. К сожалению, разница в уровне развития всех сфер жизни искусственно поддерживается правительствами. Это может привести к опасным социальным последствиям в перспективе. И здесь американская модель наднационального развития общества была бы самой приемлемой из всех ныне существующих способов построения национальных политик в различных странах.
Что касается стремления национальных регионов к самостоятельности, то здесь приемлемым было бы введение политики культурной и языковой автономии. Если же и это не помогает, и нет возможности (или нет надобности) в выравнивании уровня экономического развития данных областей, то придётся (рано или поздно) проводить размежевание и даровать независимость стремящейся к этому области. Тем более, что не всегда найдётся страна, способная ради целостности и престижа мириться с постоянной угрозой терроризма на своей территории.  Именно по такому пути развития вынуждена будет пойти Испания, Великобритания, именно к этому была принуждена Югославия.
ООН не имеет на сегодняшний день большого политического веса, сравнимого хотя бы с политическими позициями стран ЕЭС. Тем более что с распадом СССР и крушением социалистической системы, США резко “потянули одеяло” политического главенства в мире на себя и ещё сильнее уменьшили значение ООН как самостоятельной серьёзной силы. Только возрождение ООН как инструмента в том числе регулирования национальных противоречий даст хороший эффект и именно за разработкой этой сферы будущее национальной политики в целом [46,50].
Идя по пути прогресса, человечество постепенно придёт к свободному перемещению. Вряд ли сохранятся привычные ныне рамки государственных границ, и люди будут иметь политические и материальные возможности для лёгкого и быстрого перемещения по планете в любую её точку. Естественно, что признаки, выделяющие народ, нацию как единое целое (такие как национальный язык, менталитет, жизненный уклад) могли сформироваться при весьма ограниченных возможностях по перемещению для целых народов. С развитием интеграции они будут постепенно исчезать. Кое-какие признаки этого перехода к новому наднациональному обществу можно заметить уже сейчас. Так, например, сейчас английский язык стал практически мировым, всеобщим, чем-то вроде средневековой латыни. Взаимозависимыми становятся и национальные экономики, объединяют человечество и глобальные проблемы. И чем дальше, тем больше интегративные процессы будут сглаживать грань между нациями. Сперва, скорее всего, исчезнут небольшие народы, затем нации, позже всего исчезнут человеческие расы. Правда, для начала потребуется исчезновение многих национальных предрассудков, весьма живучих. Но можно предположить что в основании любого национализма лежит не субъективное восприятие людей другой нации как чуждых, а вполне объективное и объяснимое неприятие разницы в уровне материального и духовного развития (проще говоря, сказав “люди данной национальности хуже людей моей нации (расы, этноса и т.д.)”, националист часто подразумевает “’эти нации беднее, менее образованы людей нашей нации”). И как только исчезнет или хотя бы сгладится объективная разница в экономическом, образовательном и духовном уровнях развития, начнётся и исчезновение субъективного, заданного восприятия людей иной нации как менее развитых. Тогда-то и начнут воплощаться в жизнь декларации ООН о недопустимости дискриминации людей по национальному  признаку. А так как каждая нация несёт свой уникальный исторический и культурный опыт, то и единое (сперва наднациональное, а позже и безнациональное) общество впитает в себя лучшие традиции каждого народа в отдельности и всего человечества в целом.
Остаётся лишь добавить, что менять направление национальной политики на насильственное достижение интернационализма не имеет смысла. Это процесс, обусловленный самой эволюцией разума людей, а потому не нуждающийся в помощи осуществлению. Просто не надо допускать шовинизма, не поощрять его собственно государству. Это, как ни жаль, часто имеет место для оправдания внутренних проблем государства, когда наряду с идеологическим способом создания “образа врага – виновника всех бед” применяется и нарочитый поиск врагов по религиозному, расовому или национальному признаку. Суть в том, что разжигание подобных противоречий означает обращение к особенно неприглядным сторонам человеческой натуры, наиболее древним, первобытным инстинктам. Но тогда они нужны были для самосохранения, а ныне человек почти пережил в них необходимость. И к тому же обострение подобного противостояния чревато кровопролитием, что уж совсем неприемлемо.
Развитие наднационального единства должно осуществляться на основе духовного развития общества и началах равноправия, а не только и не столько материального обогащения и усреднения. Печальный пример – американское, в целом наднациональное общество. Там слишком увлеклись удовлетворением материальных потребностей человека, что негативно сказалось на культурном, образовательном уровне развития граждан и обеднении этих сфер жизни общества, что может привести к культурному отставанию США.

2.2.1  Гражданское общество и Национальная политика
Современное высокоразвитое гражданское общество  становится основой стабильности политических режимов, и если государство начинает шататься, его надежно подпирает прочная структура гражданского общества. Гражданское общество становится как бы фундаментом, на который опирается государственная власть при формировании национальной политики. Это особенно характерно для   Скандинавских стран [38,71].
В основе благоденствия государства и каждого его гражданина лежит гражданское общество со всеми его атрибутами и, прежде всего, личная ответственность каждого  гражданина  за результаты своего труда, в какую бы организацию или ассоциацию он не входил.  В этом основная, главная особенность современного этапа развития гражданского общества.
В ряде стран современный этап развития гражданского общества характеризуется  все большей актуализацией его национальных аспектов.
Как объективная реальность,  гражданское общество является системой самоорганизующейся и саморазвивающейся. Опыт высокоразвитых стран свидетельствуют, что гражданское общество функционирует и развивается гораздо успешнее и эффективнее, когда для этого не только складываются, но  и создаются определенные благоприятные условия. Условия эти в значительной мере создает само общество, причем, с одной стороны, это делается через государство,  с которым  оно  находится  в единстве, с другой стороны - вопреки государству, так как это единство диалектическое, противоречивое.
Основополагающим условием жизнедеятельности гражданского общества является обладание каждым его  членом  конкретной  собственностью  или участие опять же конкретное в обладании этой собственностью, право использовать ее и распоряжаться ею по своему усмотрению.  Наличие  собственности является базисным,  фундаментальным условием свободы личности в гражданском, как и в любом другом,  обществе, об этом  неопровержимо свидетельствует практика жизнедеятельности общества.
Важным условием функционирования гражданского  общества является наличие в обществе развитой, многообразной социальной структуры, отражающей все богатство и разнообразие интересов представителей различных групп и слоев. Это многообразие не может быть застывшим, закостеневшим и в количественном и в качественном отношении. При "размытой" социальной структуре индивид связан с государством напрямую, а это существенно ограничивает  возможности  реализации его личных прав и свобод.
Следящим условием жизнедеятельности гражданского общества является достаточно высокий уровень социального, интеллектуального, психологического  развития  личности членов общества, ее внутренней свободы и способности к полной самодеятельности при  включенности  в  тот  или иной институт гражданского общества.

2.3  Национальная политика в Республике Молдова

Одной из главных отличительных особенностей развития политического процесса в конце 1980-х — 1990-х гг. в Молдове и республиках бывшего СССР стала всеобщая мобилизация этничности. Сегодня можно достаточно уверенно сказать, что именно мобилизованная этничность граждан стала одной из основных причин развала могущественной сверхдержавы, какой являлся Советский Союз. В Молдове в первой половине 1990-х гг. центробежные силы, под этническими лозунгами, также начали угрожать целостности страны. На волне этнической мобилизации к власти пришли люди, которые открыто провозгласили курс на национал-сепаратизм. В итоге подобная политика агрессивной борьбы за независимость привела к применению физического насилия и гибели гражданского населения.
После 1991 года политическая элита Молдовы вместе с её сторонниками, теми, кто доверил ей свои судьбы, не смогла создать элементарных условий для утверждения государственности, и, значит, население этой территории не смогло осуществить суверенитет. Другими словами, политическая элита:
1) не выработала общее понимание национальных идеалов, которые могли бы разделяться большинством населения, таких идеалов, которые:
üобладали бы многовековой преемственностью;
üбыли бы лишены внутренней противоречивости;
üза которые было бы честью отдать жизнь (т.е. такие идеалы, которые не ограничивались бы «благосостоянием», «нескончаемым разгулом удовольствий»);
üутверждение которых, разрешило бы жизненные проблемы, с чем сталкивается каждый гражданин Республики Молдова;
2) не выкристаллизовала национальную, общенародную идею, которая бы отражала как можно более просто, вразумительно и выпукло максимально возможную совокупность национальных идеалов, которые благодаря этому были бы восприняты всем населением;
3) не выработала доктрину молдавской государственности, которая обосновывает смысл и роль того государства, которым она, политическая элита, притязает управлять. Государственность, которая представляет собой наиболее важный инструмент утверждения и осуществления национальных идеалов народа, стратегической путеводитель для всего народа в осуществлении его национальной идеи.
Без решения этих проблем население Молдовы продолжает биться в повседневной нужде, наступая на те же предвыборные грабли, увлекаясь авантюрами «доморощенных» или даже «международных» политиков, попадая в различные экономические, политические, социальные и даже геополитические капканы. Без доктрины собственной государственности население Молдовы полностью лишено какого-либо иммунитета – политического, экономического, социального, культурного и даже демографического. Другими словами, без решения этих проблем население Молдовы в принципе не может обеспечить даже самую малую безопасность, вечно представляя собой лёгкую добычу для любых сколько-нибудь организованных сил, которые хотят прибрать его к рукам.
Политическая элита, которая не хочет решить эти проблемы или хотя бы подойти к ним в своих политических выступлениях, действует именно так, словно она и есть эта сила, организованная для ограбления этого народа, отбросившая за ночь «собственную» государственность по решению зарубежных, внешних сил. Сам факт, что все правительства, начиная с 1990 и до 2001 года, избегали или со строптивостью и агрессивностью отказывались обсуждать подобную постановку задачи молдавской государственности, показывает, что они добивались достижения личных целей, в сущности антимолдавских, антинародных, и именно по этой причине они жили сегодняшним днём, применяя свою постоянную доктрину «здесь и сейчас».
Инициативы сегодняшних руководителей, которые затрагивают проблемы государственного строительства, в особенности, Концепция национальной политики Республики Молдова [2], в первую очередь представляют собой признание существования той же важнейшей задачи, какой является необходимость построения государственности на пространстве, унаследованном Республикой Молдова от СССР. Важно подчеркнуть ещё раз, что все руководители с 1990 по 2001 годы полностью игнорировали эту проблему.
Не власть, какой бы она ни была, ответственна за выработку решений по строительству государственности, по выработке и применению доктрины государственности, а весь политический класс. Политика бойкотирования нынешней власти, выдвинутая политическим классом, находящимся в оппозиции, слишком близорука, а в долгосрочной перспективе – даже разрушительна, поскольку проблематика построения государственности становится всё насущней (процесс европейской интеграции требует ясности в структуре политических сил на прилегающих к ЕС территориях). С другой стороны, партия, находящаяся теперь у власти и укрывшиеся за ностальгическими символами, обладают необходимыми способностями для выработки и осуществления задач государственности, пользуясь немотой в этом отношении "национальной" оппозиции.
Решение задач Молдовы, направленные на европейскую интеграцию, на преодоление состояния разложения, невозможно без формирования эффективного и подходящего инструмента, которым является государственность, но это невозможно иначе, нежели имея в её основах национальный идеал.
Вопрос о наличии молдавской государственности 27 августа 1991 года перестал быть политической или научной проблемой. Следовательно, он уже не может быть темой политических или научных споров – обстоятельства, заслуживающие быть узаконенным в Конституции. По существу, любая дискуссия на эту тему может быть расценена как акт, направленный против государства, подрывающий его экономику и гражданский мир [15].
Во всех странах мира, за исключением Республики Молдова, пропаганда, направленная против государства является самым тяжким преступлением, за которое предусмотрено соответствующее наказание. У нас же обсуждение своевременности молдавской государственности и название языка не сходит со страниц большинства газет. Многие издания будто состязаются в очернении институтов государства.
Ещё один аспект политической деятельности требует правового регламентирования. Партии и другие общественно-политические формирования, многие из которых формально выступают за государственность, захваченные политической борьбой за власть и, критикуя главу государства, премьер-министра или председателя парламента, фактически критикуют институт президента, парламент как демократический институт. Таким образом, политическая борьба партий постепенно трансформируется в борьбу с властью, то есть они выступают против государства, подрывают его авторитет [15].
Сегодня в среде правых общественно-политических сил, ориентированных на уничтожение молдавской государственности, после длительного периода надежд и ожиданий, реальных попыток воплотить в жизнь мечту об объединении с Румынией, наступило осознание нереальности и несбыточности подобных устремлений. По крайней мере, в среднесрочной (и даже долгосрочной) перспективе. Попытки реанимировать эти надежды извне, из-за рубежа, осложняют и, без того, непростую ситуацию с формированием политической нации в нашею стране.
Основная сила любого национального государства – это суверенитет. Но этот суверенитет имеет внутреннюю силу только там, где он основан на единстве граждан страны, так как единственным источником суверенитета является народ. Разобщённый народ не может быть источником устойчивого суверенитета. Поскольку у нас культурное противостояние, постольку мы не сумели достичь единства народа Молдовы.
Обретение Родины начинается с того, что те, кто здесь живут, должны найти то, что их объединяет. На сегодняшний день препятствием для такого самоопределения служит тот факт, что часть населения ориентирована на запад, а точнее на Румынию, а другая часть – на Россию.
Фактически в Молдове существовали и продолжают существовать две культурные группы, которые ориентированы на противоположные стороны: одна на Восток, другая – на Запад. Молдова, которая находится на линии культурного разлома, между востоком и западом, подвержена постоянным деструктивным колебаниям, которые ставят под сомнения саму государственность Молдовы [16].
Положение в данной области усугубляется тем, что основанием каждой из культурных групп являются различные этносы. Основанием западно-ориентированной группы являются румыны, восточно-ориентированной – русские и украинцы. Те, кто называют себя молдаванами, колеблются между этими двумя группами.   
Национальные меньшинства, наряду с мажоритарным этносом, - державообразующий и державооберегающий фактор для государства Молдовы. С его исчезновением убираются важные части фундамента несущих стен нашего общего дома. Следовательно, мажоритарный этнос и национальная политическая его элита должны быть заинтересованы в полномасштабном присутствии рядом с собой национальных меньшинств. В противном случае – рушится государственный дом.
Ориентация меньшинств на русский язык и культуру остается стабильной. Гагаузы настояли на закреплении в своей автономии официального статуса не только за гагаузским, но и за русским языком. По выбору не только русских, украинцев, болгар, гагаузов, а также части молдаван языком аккультурации нового поколения остаётся русский язык. Двуязычие молдаван, лояльное отношение большинства их к русскому языку способствовало сохранению за этим языком функции языка межнационального общения. Отсутствие шовинистических настроений, как в массах молдаван, так и среди русских, украинцев, гагаузов, болгар и других меньшинств помогло предотвратить национальное размежевания. Конфликт между титульными национал-радикалами, в основном унионистского толка, и меньшинствами не перерос в конфликт межэтнический. Не смотря на политические ошибки молдавских националистов, русскоязычные безоговорочно поддерживают молдавских сторонников государственности Республики Молдова [33].
Попытки национал-радикалов закрыть доступ новому поколению к русскому языку не встречает понимания даже среди титульной интеллигенции. Остаётся в силе и восточная внешнеполитическая ориентация Молдовы. Ни молдавский народ, ни национальные меньшинства не желают разрыва традиционных хозяйственных, духовных  и иных связей с Россией [33].
Названные итоги представляют собой ресурс молдавской государственности. Но на перспективу условием её сохранения представляется обеспечение концептуального суверенитета Молдовы. Государственная идеология Республики должна включать не только культурный суверенитет титульной нации, но и признание полиэтнического, мультикультурного, двуязычного характера страны. Эти меры, действительное прекращение национальной дискриминации, законодательное закрепление за русским языком официального статуса обеспечат духовное оздоровление общества, его политическую консолидацию.
Таким образом, приписывать интеллигенции инициативную роль в генерировании социально-политического кризиса оснований нет, она оказалась лишь слоем общества, наиболее подверженным политическим манипуляциям извне. Национал-радикальная фракция молдавской интеллигенции, большей частью перешедшая на позиции румынизма, находится в состоянии конфликта не только с совокупностью национальных меньшинств Молдовы, но и со сторонниками молдавской самобытности, подавляющим большинством молдавского народа. Исторической науке нашей Республики необходимо методологическое перевооружение и освоение фактографии современной истории. Решение этих задач позволит нам дать верный ответ на вопрос о том, что случилось с Молдовой в конце XX-го столетия [33].
Из всего сказанного вытекают следующие выводы:
üнациональные отношения в Молдове находятся в прямой зависимости от внешних и внутриполитических процессов в обществе. Более того, их сознательно и целенаправленно заполитизировали настолько, что их конструктивное развитие приобрело проблематичные очертания.
üнациональные отношения в Молдове переведены из фазы открытого и вооруженного противостояния в фазу невидимого на глаз конфронтационного состояния.
üМолдова как самостоятельное и независимое государство может состояться и остаться на политической карте мира лишь в том случае, если будет развивать и укреплять потенциал государственников, заложенный как в мажоритарном этносе, так и в национальных меньшинствах. Для Молдовы вопрос государственности – это ответ на гамлетовский вопрос «Быть или не быть» носителями самой идеи.
üГражданское общество в Молдове в перспективе, возможно лишь, при условии, признания объективных реалий нынешнего состояния народа Молдовы. А оно такого: все еще реально существует мажоритарная молдавская этническая нация и есть полиэтническое национальное меньшинство. Народ Молдовы это полиэтническое образование двух указанных составляющих.
üнациональные отношения в Молдове заполитизированы заидеологизированы и закоммерциолизированы. Предпосылки, возможности их оптимизации лежат в объединении политической элиты мажоритарного этноса с политической элитой национальных меньшинств на взаимоприемлемой и компромиссной основе. У нас остался лишь один инструмент консолидации – пропорциональное представительство национальных меньшинств в политической системе страны на всех уровнях её функционирования. Это будет тот импульс, который запустит межнациональный механизм взаимодействия, взаимопонимания, взаимопроникновения во все остальные сферы жизнедеятельности народа Молдовы в направлении постепенного преобразования в отдаленной перспективе в политическую нацию [14].
Республика Молдова является многонациональным государством. Из этого вытекает необходимость проведения ею взвешенной, научно обоснованной национальной политики, которая всесторонне учитывала бы интересы национальных меньшинств. Следует понимать, что межнациональное противоречия будут существовать всегда, пока есть сами этносы. Действия законодательной и исполнительной ветвей власти по их сглаживанию в значительной мере основываются на рекомендациях международных организаций. Это необходимо приветствовать. Однако собственный опыт, как позитивный, так и негативный, практически не используется. Определённую практическую ценность имеет и негативный опыт, поскольку он показывает, какие методы были малоэффективными, а какие ошибочными.
Сейчас мы должны найти формулу, которая позволила бы нам быть действительно мостом между востоком и западом. И эта формула должна быть как дипломатической, так и экономической, геополитической, этнической, а также формулой нашего конституционного устройства [16].
На территории нашей страны на протяжении столетий население было этнически неоднородным, но это не вызывало серьезных межэтнических конфликтов. Более того, к концу XIX века полиэтническое население края, как считают исследователи, сформировалось в особую региональную общность бессарабцев. Процесс укрепления этой общности был прерван присоединением Бессарабии к Румынии и соответствующим изменением национальной политики. В послевоенный период формирование наднациональной общности было продолжено, но носила она уже другое название - «новая историческая общность советский народ». Общность эта создавалась на основе русского языка, советской культуры, коммунистической идеологии, новых традиций и исторической памяти.
Этот опыт можно использовать при создании новой полиэтнической общности в современной Молдове, основанной на равноправии всех этнических групп, возможности использования ими родного языка в сочетании с государственным, особенно в органах местного самоуправления и в системе образования, общей исторической памяти, формируемой в результате включения в историю государства, наряду с историей титульного большинства, и основных сведений о национальных меньшинствах, проживающих на этой территорию. То есть интеграция населения должна осуществляться не вокруг национальных идеалов и символов, а наоборот вокруг ненациональных и наднациональных лозунгов и идей [25].
Таким образом, мы должны ясно и недвусмысленно ответить на вопрос, что мы делаем дальше: создаем независимое государство, которое будет благополучным и процветающим, или же будем бесконечно улаживать внутренние конфликты. Другими словами, мы должны найти формулу, которая позволит не просто сосуществовать, а чувствовать себя как дома всем носителям разных культурных традиций. В противном случае это государство будет постоянно испытывать внутреннее напряжение по линии раздела культур и в конечном итоге не сможет успешно развиваться.
Формирование политической нации Республики Молдова как новой идентичности предполагает, с одной стороны, нахождение идеи, объединяющей население страны, с другой, помимо межнационального согласия и сотрудничества во имя этой идеи, необходимо политическое согласие для достижения общей цели внутри политической элиты [22].


3  Национальная идея
При изучении успешного опыта передовых стран в области государственного планирования, регулирования, и особенно организационной деятельности возникает естественное желание перенести его в отечественную практику. Однако история свидетельствует, что механического заимствования в этом деле быть не может. Необходима адаптация принятых за рубежом форм, приемов и методов к национальным особенностям жизни и культуры стран и народов. Для Республики Молдова это особенно актуально, поскольку на протяжении многих веков она остается страной несостоявшихся реформ, в чем организационный фактор сыграл далеко не последнюю роль, а определение целей, выбор средств их достижения традиционно сопровождался серьезными политическими и организационными просчетами по причинам как объективного, так и субъективного характера.
Цепь тяжелейших потрясений, пережитых в XX столетии нашей страной, весьма неблагоприятно сказалась на ее судьбе. Все это наложило определенный отпечаток на национальное самосознание, на способность сконцентрироваться на проведении реформ, создать организационные предпосылки их необратимости.
Ход современных реформ выявил не только их концептуальную уязвимость, но и серьезные недостатки с точки зрения правовых и организационных форм управления их ходом. Жизнь показала, что властные структуры постоянно находятся в состоянии, когда в случае провала одного варианта не имеют в запасе лучшего, а все возможные одинаково мало приемлемы. Ведь при наличии запасных вариантов решения проблем всегда можно быстро провести необходимую корректировку, сохраняя положительные наработки. Поэтому в настоящее время является особенно важным формулировка и внедрение национальной идеи, а так же методов государственного управления, которые позволили бы наиболее эффективным путем осуществить реформы в нашей стране, особенно те, которые связаны с трансформацией социально-экономических отношений.
3.1  Стратегия устойчивого развития
В докладе программы развития ООН указывается на обязанность государств обеспечивать для своих граждан свободу выбора через принятие мер по укреплению их личной, общественной, политической, экономической, экологической и медицинской безопасности [6]. При этом подчеркивается, что концепция безопасности должна измениться в направлении от безопасности государства к безопасности личности.
В вопросе соотношения концепции устойчивого развития и прав человека особое внимание западных ученых уделяется проблеме экологических прав личности. В 1993-94 гг. группа экспертов ООН в Женеве опубликовала проект Декларации принципов о правах человека и окружающей среде, в которой было провозглашено универсальное право личности на безопасную, здоровую и экологически благоприятную окружающую среду. Предотвращение экологических несправедливостей, по их мнению, требует не только жестких национальных законов, но и предельно возможной интеграции гражданских свобод в политику устойчивого развития отдельных стран и мирового сообщества, а также выработку международного стандарта экологической справедливости ООН [6].
На сегодня в конституциях более чем 60 стран закреплена ответственность государства за защиту окружающей среды. По мнению западных политиологов уже существует международный консенсус о праве каждого человека на свободу от экологической деградации. Более того, они полагают, что правительство любого государства может быть призвано к ответственности неправительственными организациями, если его экологическая и социальная политика становится необоснованной или несправедливой.
3.2  Национальный проект

Национальный проект должен исходить из фундаментальной цели, вытекающей из Конституции Республики Молдова [1], а именно, создание адекватных условий для повышения жизненного уровня населения. При этом стратегия должна вписываться в концепцию устойчивого развития определенную ООН в декларации тысячелетия [6], а так же Концепцию национальной политики [2]. Таким образом, Национальный проект Республики Молдова можно сформулировать как создание условий для всестороннего развития личности, в пределах экологической направленности государства.  На личностном уровне это означает здорового, образованного индивида, способного реализовывать свои основные права и свободы, уверенного в достойной старости; человека, желающего, чтобы он и его дети жили в Республике Молдова. На уровне всей страны это означает глубокую трансформацию и модернизацию государства. Национальная идея должна быть законодательно подкреплена механизмами реальной финансовой заинтересованности государства, что повлечет за собой экономическую независимость внутреннего рынка от нестабильности внешних экономических структур.
В качестве основы Национального проекта можно принять идею родовых поселений с экологическими принципами или родовых поместий, широко обсуждаемую в прессе, а так же на уровне  властных структур [21]. Современное состояние Республики Молдовы диктует необходимость серьезных перемен в ключевом для государства отношении - отношении к земле, как к основе жизни и деятельности народов Республики Молдова. Недооценка важности и комплексности в решении этого вопроса на сегодняшний день чревата прямым сокращением и утратой жизненного потенциала страны. К сожалению, ранее принятые нормативные акты, касающиеся функционирования личных подсобных, крестьянских фермерских хозяйств, садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений граждан, реорганизации совхозов и колхозов, организации предпринимательской деятельности в сфере сельскохозяйственного производства, организации местного самоуправления и др. не учитывают в полной мере объективную потребность людей в непосредственной, облагороженной связи с землей. А потому, даже все вместе взятые, они не имеют на практике масштабных радикальных последствий по прогрессивному преобразованию страны и ее возрождению на этой основе. Следствием недооценки данной проблемы стала утрата  полноценного понятия родины, родной земли, а, значит, и любви и ответственного отношения к ней.
Осознанная любовь к своей Родине в форме обустройства Родового Поместья и формирование нового облика государства, как союза родовых земель, позволит остановить разграбление, расхищение и прямое уничтожение природных ресурсов своей Родины; пресечь отравление земли ядохимикатами, создаст условия для восстановления утраченного природного потенциала, сделав его основой оздоровления нации, предметом защиты и фундаментом новой, экологически здоровой экономики, продовольственной безопасности государства [17].
Образ жизни в родовом поместье отвечает самым современным представлениям о здоровье человека, формировании и укреплении семьи, воспитании полноценного поколения будущего, ответственном отношении к земле, ее природным богатствам, любви к растительному и животному миру, сохранении культурных национальных традиций народов, населяющих РМ, возрождении страны.
В силу перспективной привлекательности такого образа жизни в Республике Молдова началось инициативное движение населения по обустройству родовых поместий, организации родовых поселений с попытками реализовать идею уже в рамках имеющихся, доступных организационно-правовых форм.
Подобная практика связана, прежде всего, с оборотом земли, ее выкупом непосредственно у органов государственной власти, гослесфонда, членов колхозов и совхозов (выкуп паев), из частной собственности для организации личного подсобного, крестьянского (фермерского) хозяйства, организации дачного садоводческого товарищества или некоммерческого партнерства и т.п., что в целом осуществляется в рамках действующего законодательства.
Однако каждая из этих форм, неся в себе некоторые положительные черты, тем не менее, не является полноценной с точки зрения обустройства родового поместья.
Во-первых, потому что, несмотря на высокую плотность проживания населения Молдовы в городах и растущем спросе на землю за пределами городов, как на необходимое жизненное пространство, реально свободной земли сегодня нет. Как нет и сформированного цивилизованного рынка земли и даже кадастра земельных ресурсов, которым бы располагала государственная власть. Следовательно, родину сегодня приходится выкупать и оформлять в собственность, как правило, на основании частных сделок, выкупа паев и т.п. При этом и ценообразование на приемлемые участки вблизи городов и достаточных коммуникаций складывается стихийно в частном обороте, под воздействием фактора своеобразной "монополии предложения", т.е. цена земли назначается непосредственно ее собственником без вмешательства, контроля и регулирования государства (кадастровые оценки земли не являются основой для рыночной цены). А потому на земельном рынке существует ценовой беспредел.
Между тем большие массивы земли находятся без обработки, посевные площади сокращаются и смещаются в зоны непахотных земель, темпы деградации земель прогрессируют, однако названные тенденции никак не связаны с созданием условий по расширению доступности земли для граждан с целью ее восстановления и обустройства на ней жизни. Даже в случаях, когда инициативы граждан и общественных организаций имеют конкретные цели ревитализации, экологической реставрации земли ее выделение сопряжено с бюрократическими препятствиями по оформлению и завышением цен.
Низкое плодородие земель и их мелиоративная неустроенность, огромные масштабы и интенсивность деградации почв, факты длительного запустения некогда жилых пространств не являются основанием для взимания налогов и штрафов с землевладельцев, аккумуляция которых могла бы быть направлена на возрождение земли в рамках государственных программ.
Во-вторых, потому что имеющиеся организационно-правовые формы землепользования, предусмотренные для граждан, формировались в определенных исторических условиях, под конкретные текущие экономические задачи выживания, а целом перспективы возврата к культуре образа жизни на земле не имели. В современном виде их трудно назвать родиной, а образ жизни в них - полноценным.
Таковы, например, личные подсобные хозяйства. Ограниченность их статуса по сравнению с родовым поместьем (даже судя по определению) состоит в том, что, во-первых, личное подсобное хозяйство – это, прежде всего, личное хозяйство, тогда как родовое поместье - хозяйство родовое, т.е. коллективное, объединенное узами родства, что и закрепляется в понятиях рода, родового надела земли, родового поместья, родового поселения.
Во-вторых, личное подсобное хозяйство по своему содержанию есть хозяйство подсобное, вспомогательное, тогда как родовое поместье - основное, т.е. основа самой жизни и продовольственного самообеспечения семьи.
В-третьих, личное подсобное хозяйство - это хозяйство, причем отделенное от жилища, тогда как родовое поместье - это, прежде всего, жилище и даже больше – форма бытия, жизнедеятельности и творческого самовыражения.
Личное подсобное хозяйство - это традиционная форма ведения индивидуального сельскохозяйственного производства жителями села и небольших городов. Оно ведется гражданами непосредственно рядом с местом жительства (которое, тем не менее, существует и регистрируется отдельно). Фактически личное подсобное хозяйство - это подворье. А по сему и возведение жилья непосредственно на нем не разрешается, сама земля под личное подсобное хозяйство представляет собой поле, площадь под него ограничена и не достаточна для создания замкнутой устойчивой экосистемы.
Со времени образования личное подсобное хозяйство, как явления общественной жизни, для многих молдаван оно стало источником получения дополнительных средств к существованию и этим сыграло и продолжает играть свою положительную роль и в экономике домашних хозяйств, и в системе сельскохозяйственного производства страны в целом. Обобщенно говоря, личное подсобное хозяйство - это место производства сельхозпродукции. Место, гарантирующее собственное продовольственное самообеспечение владельцев и сбыт излишков сельхозпродукции, основанные на довольно тяжелом сельскохозяйственном труде (с применением техники и без нее).
Однако личное подсобное хозяйство никогда не было главным содержанием жизни с точки зрения пожизненного владения и несения ответственности перед землей, продолжения на ней своего фамильного рода, формой бытия, обустройства жизненного пространства на основе сбалансированной экосистемы с минимальными трудозатратами. Ведь в родовом поместье собственно производство, а точнее, выращивание продуктов питания перекладывается на естественные природные процессы, связанные с восстановлением плодородия почвы и ее предназначения.
В родовом поместье предполагается посадка более 300 видов культур, как минимум, на основе их взаимного сочетания и дополнения, взаимосвязи и взаимозависимости, саморегулирования баланса, а также целенаправленные лесопосадки, садоводство, огородничество, прудовое хозяйство, бортничество, организация ремесел и промыслов и пр. пр. Все в комплексе и не с целью рыночного обмена, а с целью создания совершенной природной среды.
Именно поэтому продукция личного подсобного хозяйства сегодня объективно подлежит налогообложению. Площади земель под личное подсобное хозяйство включены в оборот земельных участков, они делимы, отчуждаемы, приобретаемы на правах долевой и совместной собственности и пр.
Но в таком виде землю не назовешь родиной. Дальнейшее поступательное развитие данной формы землепользования объективно ограничено, так как не способствует комплексному развитию человека, укреплению семейных основ, основ полноценной жизни так, как это предусмотрено в родовом поместье. Поэтому сегодня сдерживает возможности массового приобщения людей к земле, возврата к истинной культуре жизни на земле, ограничивает инициативу людей и земельные фонды для более продуктивного их освоения.
Тогда как родовые поместья становится именно живым воплощением родины, продать, заложить, обменять которую немыслимо. А продукция такого живого пространства не может стать объектом налогообложения в силу ее иного целевого предназначения - восстановления жизненного потенциала. Она изначально производится не на продажу. А если и поступает в оборот, то с целью приобщения к культуре здорового образа жизни остальных людей, а потому должна иметь не столько налоговую льготу или скидку, сколько полное, беспрецедентное освобождение ее создателей от налогов для подъема жизненного потенциала нации на этой основе.
Таким образом, обустройство родового поместья является, по сути, общенациональной программой. Инициатива обустройства родового поместья создает в стране необходимую ситуацию, стимулы, побуждающие людей вкладывать средства не в предметы потребления, экспортируемые из-за рубежа или производимые у нас в ущерб природе, а делать вложения в свое будущее живое жизненное пространство, в обустройство земли, в создание условий для самообеспечения людей и их самодостаточности.
Такой подход означает, что для возрождения Молдовы не хватает сегодня не новой техники (технологий) обработки земли или денег на нее, не столько рынка земли и скорости ее оборота, сколько ответственного самоопределения каждого человека за свой образ жизни, возвращение его на родную землю. Для этого и предлагается обеспечить людям свободный доступ к получению земли для обустройства своего родового поместья.
В этом заключена и основа истинного народовластия, осознающего цели и способ деятельности каждого человека в обществе независимых, но самодостаточных людей. Только решив проблему фундамента жизни людей, можно говорить о возможности их объединения, о масштабах национального единения, об истинных и полноценных формах народного, ответственного, осознанного самоуправления.
Нам не хватает новой мировоззренческой парадигмы, объединяющей всех людей на общечеловеческих ценностях, на принципах взаимосвязи человека и природы, сочетания свободы и ответственности, признания человека совершенным и способным своим творчеством обеспечивать себе самодостаточность, а земле возвращать красоту и гармонию. И эта парадигма заложена в идее обустройства родовых поместий.
По мнению некоторых исследователей, родовое поместье является чем-то средним между личным подсобным и крестьянским фермерским хозяйствами. Однако это не совсем так. Поскольку обустройство родовых поместий неразрывно связано с возрождением и обретением родной земли, втиснуть понятие родины между двумя ограниченными правовыми формами, одна из которых защищает преимущественно личный интерес, вторая - предпринимательский-бизнес интерес, вряд ли уместно. Личное подсобное  и крестьянско-фермерское хозяйства, в определенном смысле, антиподы. И в то же время - это всего лишь две стороны одной и той же попытки как-то организовать продовольственное самообеспечение людей и государства.
Крестьянско-фермерское хозяйство представляет собой объединение граждан и знаменует переход от преимущественно личной к коллективной деятельности людей (в том числе связанных родством и (или) свойством), имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии.
   Главное целью функционирования крестьянско-фермерского хозяйства, как формы предпринимательства, является извлечение прибыли, предпринимательского дохода. Крестьянско-фермерские хозяйства работают на рынок и выращивают, производят продукцию на продажу за деньги. При этом они привлекают наемный труд (по мере необходимости), не расширяя, однако, круга хозяев-собственников бизнеса (предприятия), т.е. людей, которые владеют, пользуются и распоряжаются таким сельхозпредприятием, за пределы одной семьи. Как отмечают исследователи, собственность в крестьянско-фермерском хозяйстве не становится межсемейной или многосемейной.
Второй особенностью фермерских хозяйств является то, что они практически поголовно не являются самодостаточными и изолированными в смысле устойчивости и замкнутости производственного цикла.
Идея замкнутой экосистемы при образовании фермерских хозяйств не ставится изначально. В собственности у фермеров находятся поля, использование которых идет, как правило, целенаправленно под сев монокультур.
Кроме того, как и любому рыночному предприятию, фермерскому хозяйству нужен сбыт, внешний рынок. Они ориентируются, с одной стороны, на платежеспособный спрос населения - потенциальных потребителей их продукции, с другой, на вложенные затраты, их самоокупаемость и приемлемую норму прибыли, обеспечить которую трудно, находясь в состоянии конкуренции со сложной, многоэтажной, пирамидальной системой агробизнеса. Они либо сами создают снабженческо-сбытовые, перерабатывающие и другие предприятия кооперативного типа либо интегрируются в крупные финансово-промышленные системы сельскохозяйственного профиля.
Основной формой сельскохозяйственного производства фермерские хозяйства в Молдове не стали. Причиной такого положения одни исследователи называют "глубокую дифференциацию хозяйств по размерам обрабатываемых участков, по объему основных средств, численности наемных рабочих". Другие видят причину в несбалансированной поддержке государства, вернее, ее отсутствие.
Однако, на самом деле речь идет о попытках поднять сельское хозяйство на обширных территориях страны некими трудовыми семейными подрядом или пусть даже и фондовооруженным, но наемным трудом. Чтобы накормить собранным урожаем всю страну, численность которой раз превышает фермерский потенциал. Практика показывает, что это очередная утопия.
Бизнес-цель функционирования фермерских хозяйств сохраняется и превалирует. Однако аспектов бережного отношения к природе, создания устойчивой экосистемы, безпахотного сбалансированного земледелия, родового бытия в полной мере и в едином комплексе она не предусматривает. Это, как правило, традиционный путь истощительного земледелия, который, к тому же, не всегда опирается на собственные физические силы. А найм рабочей силы - это уже не равноправие, а условия зависимости. Короче говоря, фермерские хозяйства - это продолжение традиций технической обработки масштабных пространств земли маломощным семейным трудовым подрядом.
В родовом поместье сама производственная, предпринимательская деятельность представляет собой лишь часть, один из аспектов полноценной активной жизни. Не самый основной с точки зрения предпринимательства, а как одна из форм творчества. Речь идет о получении излишков сельхозпродуктов, продукции ремесел и промыслов. Однако основа "производства" их и реализации в родовых поместьях принципиально другая - выращивание полноценных продуктов питания для оздоровления людей на основе восстановления генетической связи человека с землей, своим жизненным пространством. Потому и освобождение продукции родовых поместий от налогов, является следствием отсутствия изначальных целей извлечения прибыли и уж тем более эксплуатации наемного труда. Это не коммерция как таковая. Это принципиально другой образ жизни, основанный, прежде всего, на новом отношении к земле, как к живому организму. Оно не может быть податным, а население, его придерживающееся, тягловым. Иначе мы повторим опять прошлые исторические ошибки и вернемся к техническому насилию над землей.
Чрезмерное развитие крестьянских хозяйств, также как и в случае с личными подсобными хозяйствами, не способно радикально решить накопившиеся проблемы в отношении человека к земле, хотя и несет в себе часть положительного эффекта. Однако эта часть связана как раз не с технической вооруженностью труда фермеров, не с традиционной системой сельскохозяйственного землепользования, а с сохранением основ семейного, родового бытия на своей земле. Потому что родину не пашут. Ее, прежде всего, любят. А любовь порождает ответственность за бережное отношение к ней. В свою очередь, бережное отношение воспитывается образом жизни на земле. Поэтому и в данном случае выбор в пользу комплексного решения вопроса взаимоотношений человека и земли - за родовыми поместьями.
К тому же сегодня распространена аренда земельных паев (в том числе на 99 лет), а также их продажа (не всегда семейные подряды берутся за освоение больших наделов земли). Колхозные, совхозные, фермерские паи стали рыночным товаром. Продает землю власть, в том числе и сельхозугодья, перекладывая цену за перевод земли в другую категорию на покупателя. Это ставит народ и власть по разные стороны "прилавка", противопоставляет их интересы, узаконивает торговлю родной землей, как главной святыней государства. Государство же, извлекая доход из оборота земли, фактически предает население своей страны, не имеющее родины.
И только бесплатное выделение земли под обустройство родовых поместий, как способ обретения людьми родины, в пожизненное владение с полным освобождением от налогов, останавливает коммерческий оборот земли, возвращая людям полноценный образ жизни.
Особый интерес, как прототип родового поместья, представляет дачное движение. Сегодня его называют вторичной аграризацией страны. На фоне личных и фермерских хозяйств его преимуществом было в первые годы обустройства и множества запретов и ограничений на ведение хозяйства, восстановление человеческого отношения к природе. В этом смысле положительно сказались и требования к малоэтажной застройке, которая не закрывала собой живую природу, и ограничения в применении техники, которая не будоражила землю, и планировка дачных поселков с предусмотренными общественными территориями, зачатками самоуправления пр. пр. Живая и естественная связь с землей постепенно выходила на первый план.
Однако ограничение площади под дачное хозяйство, отсутствие возможности строительства полноценного жилья и регистрации проживания в нем, опять же некомплексность в обустройстве дачной жизни, как формы вынужденного бегства от городской жизни, сказываются сегодня уже негативно.
При всей ностальгии людей по земле формы дачного движения принимают порой разрушающий характер. Это, по сути, экспансия городского населения, искаженная форма завоевывания столь необходимого жизненного пространства. Это и форма ответа населения на экономические реформы. В поисках форм и средств выживания люди, надеясь, только на себя, попирают сегодня нормы общежития и элементарного порядка. Всем знакомы нерешенные проблемы с утилизацией отходов, нарушением экологического равновесия на вновь осваиваемых участках, разнузданная свобода новых землевладельцев в черте природоохранных территорий и пр.
Культурой образа жизни на земле дачное движение отличалось разве что на ранних этапах своего становления. Сегодня оно характеризуется зачастую повышенной социальной агрессивностью. Это, как правило, форма уик-энда с шашлыками и алкогольными возлияниями, мусором и прямым ущербом природе, с самопроизволом в границах частной собственности.
Говорить о реальном подъеме села с помощью дачников не приходится. Дачи если и ассоциируются с неким подобием родины, то такой образ родины несет в себе все пороки городского грязного образа жизни. Кроме того, поднять дачами (большинство которых имеют размер в 5-6 соток) проблему продовольственного самообеспечения страны - это тоже утопия.
Все три рассмотренные организационно-правовые формы землепользования, предусмотренные законодательством для граждан, при всем их различии, содержат одно, на наш взгляд, главное препятствие с точки зрения своей прогрессивности. Это - производство продукции и извлечение дохода "из земли" традиционными способами ее технической обработки без осознания последствий и ущерба, наносимого природе, без смены образа мыслей, т.е. в целом символизируют безответственное отношение к земле, как к основе жизни. В то время как главная проблема в отношении "человек-земля" состоит сегодня в том, чтобы не столько воздействовать на землю, природную среду, сколько взаимодействовать с ней, тщательно изучив возможности новой системы землепользования - не истощительной, а созидательной.
Тем не менее, сегодня любой перевод земли в частную собственность регулируется исключительно общими требованиями распоряжения природными ресурсами не в ущерб окружающей среде и законным интересам иных лиц, как это установлено в Конституции Республики Молдова [1]. Более конкретных и четких критериев, которые обеспечивали бы ведение сбалансированной экологичной системы землепользования и взаимосвязанного с этим образа жизни в частных хозяйствах, нет. Да и в государственных тоже. Ее нет в принципе. Она утрачена. Но восстановима. И восстановима по объективным условиям.
Так, например, в условиях современного глобального экологического кризиса, тем не менее, потребность населения в связи с землей и здоровом образе жизни обостряется и растет обратно пропорционально успеху проводимых в стране реформ. Активность сделок по земле также нарастает. А культура обращения с ней, хотя и находится в явно отсталом состоянии, все же поднимается на практике живым творчеством людей.
На этом фоне инициатива по созданию родовых поместий не может остается незамеченной ни в юридической, ни в экономической практике, ни в работе муниципальных, ни региональных органов власти.
Наоборот, хотя явления эти замалчиваются, а в ряде случае вызывают активное сопротивление, жизнь берет свое. Невнимание к этим вопросам провоцирует нарастание конфликтов между населением и органами власти, снижает потенциал доверия людей к государству. А, учитывая, что реформирование страны связано с освобождением государства от излишней опеки над человеком, передачей на места части социальных программ, ориентирует людей на развитие качеств предприимчивости и пр., такие невнимание власти выглядит странным и неуместным.
Недальновидной оказывается и политика, не учитывающая факты появления в стране нового социального "пласта" - собственников родовых поместий, наращивания потенциал частного землевладения с определенными принципами отношения к земле, экологии, жизни.
Кроме того, идет неконтролируемый рост поселений, настоящий статус которых выходит за границы существующего правового поля. Поселения проявляют интерес к различным формам коллективного объединения, ассоциаций, союзов, что ведет к созданию принципиально новых форм общностей. В итоге в стране меняется общая картина землепользования, вносятся существенные коррективы в зонирование территорий, кадастры, а зачастую и в существующие границы административно-территориальных единиц и их изменения даже в соответствии с новым законом о местном самоуправлении [7].
Родовые поселения все больше ориентируются на статус муниципальных образований с вытекающими отсюда последствиями, связанный с реализацией политических прав граждан, их волеизъявлением. Таким образом, регистрация жизни в родовом поместье вызовет со временем необходимость отслеживать миграцию населения и последующую его оседлость, развитие форм народной демократии и их влияние на существующую нарезку избирательных округов, административно-территориальное деление, образование новых населенных пунктов и центров народного промысла и ремесла в них.
В этих условиях пристальный интерес к родовым поместьям имеет целью приведение существующей практики к нормам, установленным законодательно, а также изменение действующего законодательства в сторону создания условий для реализации новых, прогрессивных явлений жизни, нацеленных на возрождение страны и полноценную реализацию конституционного права граждан - права на родину, на естественное жизненное пространство.
Реализация права на родину является одним из главных аспектов содержания гражданства в Республике Молдова. В связи с этим возникает необходимость более четкого определения статуса родового поместья.
Политический статус Родового Поместья - родина гражданина Республики Молдова, земля, на которой он родился (принадлежит ему от рождения), сформировался, как полноценная личность, или на которой он берет на себя ответственность жить своим родом, осознавая необходимость обустройства в интересах здорового образа жизни, достойного человека, продолжения своего рода, позитивную направленность своей жизнедеятельности и самобытного творчества на общественную пользу.
Экономический статус Родового Поместья - это один неделимый надел земли размером в 1 га, безвозмездно выделенный каждой желающей российской семье в пожизненное пользование с правом передачи по наследству, для его обустройства с целью создания необходимых условий, обеспечивающих жизнедеятельность человека, гарантирующих его самообеспечение, безопасность и защиту, а также сохранение и укрепление природного потенциала.
Социальный статус Родового Поместья - индивидуальная и семейная форма бытия, планируемая в целях продолжения рода, ведения здорового образа жизни, физического и духовного совершенствования, базирующаяся на принципах взаимосвязи с природой, натурального ведения хозяйства, ответственности перед жизнью, формировании самодостаточных граждан, семей и ответственных хозяев своей земли. Родовое поместье – это место, где  высаживается родовое дерево, которым будут любоваться следующие поколения потомков, вспоминая основателя; место, где можно посадить сад, лес, огород, выкопать пруд и построить дом. Родовое поместье – это участок родовой земли, где на века создаётся прекрасный сад потомкам.
Юридический статус Родового Поместья - гарантируемое государством (конституцией) право на жизненное пространство в форме частной собственности граждан Республики Молдова на землю, на часть родной земли - родины, как основы жизни и деятельности.
Экологический статус Родового Поместья - пространство природного равновесия, обеспечиваемого неистощительным землепользованием, бережным отношением к окружающему миру в интересах приращения жизненного потенциала территории. 
Общественный статус Родового Поместья - законодательно установленное положение гражданина, как личности, или семьи, рода, как социальной группы, взявших на себя перед обществом ответственность с определенным кругом прав и обязанностей за осознанное отношение к своей жизни, жизни своей семьи, родной земле, стране, государству, обеспечение их будущего на основе собственного созидательного творчества [17].
Обращаясь к практике обустройства родовых поместий, всемерно содействуя этому процессу, у государства появляется возможность проводить реформы, задействуя потенциал энергии народа, чьи интересы становятся общегосударственными, а сами реформы - нацеленными на возрождение жизненного потенциала нации.

Заключение
Настоящая магистерская работа представляет собой попытку всесторонне оценить процесс эволюции Национальной политики Республики Молдова за последние годы. Работа дает общее представление о ряде жизненно важных для нормального функционирования государства областей. Работа не просто фиксирует положение вещей, а скорее является динамичным взглядом на развитие страны, роль публичных органов и возможные последствия нынешней ситуации в стране в будущем. Более того, авторы предлагают ряд рекомендаций, применение которых в долгосрочной перспективе могло бы улучшить положение в указанных сферах. В то же время работа не была бы полноценной, если бы не содержала и некоторые фундаментальные выводы, обобщающие реальное положение и устанавливающие определенные приоритеты деятельности на будущее.
Соответственно вывод сводится к тому, что зачастую власти не уделяют должного внимания человеческой составляющей политики. Действительно, вместо фронтального изучения сущности и предпосылок нынешних проблем, органы власти прибегают порой к мерам, которые лишь отодвигают масштабный кризис, но, увы, не обеспечивают долгосрочного решения проблем.
Следствием недооценки данной проблемы стала утрата  полноценного понятия Родины, родной земли, а, значит, и любви и ответственного отношения к ней. Проект родовых поместий ведёт к решению проблемы жилья и продовольствия, проблем генофонда и демографии, проблему семейного воспитания детей, экологическую проблему, а так же ряду других проблем остро стоящих перед современным обществом. Это так же разрешит проблему  патриотизма, так как у каждого гражданина появится своя маленькая Родина. Опираясь на выше изложенное можно сказать, что роль государственного управления в формировании и внедрении национальной политики является основополагающей и решающей. Осуществив проект родовых поместий,  власть предоставит состояние благости или благосостояние своим гражданам, сможет вернуть доверие народа и общим стремлением построить новое государство.
Соловьев, будучи великим философом, сказал: «…если воспроизводится самовосхваление нации, самообожание, такая нация приходит к самоуничтожению». Тысячи примеров только в ХХ веке. Поэтому мы должны, соглашаясь с самоидентификацией представителей различных этнических групп, религий, разных культур, одновременно воспитывать то, что все мы являемся гражданами единого Отечества. Одного без другого не бывает - мы согражданство.
Поэтому мы должны уделить огромное внимание именно пониманию многих проблем культуры, образования и религии, чтобы их довести до человека, до человеческого сознания. Если задаться вопросом, чем объясняются межнациональные конфликты, с которыми мы сталкиваемся все эти годы, можно с уверенностью сказать, что мы все эти годы занимаемся возбуждением злой памяти. А доброй памяти взаимоотношений между народами, между нами как людьми одного Отечества в тысячи и тысячи раз больше. Поэтому дело интеллигенции и власти - это возбуждение доброй памяти. И обеспечение солидарности и взаимопонимания в этом обществе.
Как показывает исторический опыт и современные деяния по всей Земле, именно власть предопределяет состояние и судьбы отдельных людей, народов и государств. Правда, существуют и контрдоводы: многие на первое место ставят свободу, индивидуальность, личность, разум, чувства, творчество, самоосуществление гражданина, права человека и др. Вне сомнения для частной (личной) жизни и даже коллективной жизнедеятельности людей указанные явления, к которым можно добавить любовь, семью, собственность, труд, здоровье, счастье и пр., имеют определяющее значение, они составляют и условие, и смысл, и содержание нашего земного существования. Но пора все-таки понять, что для того, чтобы все важное и необходимое для человека было на самом деле, нужны внешние, создаваемые всеми, общественные предпосылки и факторы, которые бы все это гарантировали и защищали в случаях опасности и чрезвычайных ситуаций [38].
Тайна взаимосвязей личности и общества, объединенного в государство, из-за чего личность становится гражданином, состоит в том, что по законам организации, люди создают государство как власть в масштабах общества для лучшего и надежного обеспечения своих (и своих потомков) потребностей, интересов и целей жизнедеятельности. Поэтому подлинная власть содержит в себе высокое предназначение: благо народа, людей, чью волю она представляет и олицетворяет. И нет таких обстоятельств, которые бы снимали с власти ответственность за ее предназначение. И нет оправдания тому поведению власти, когда ей вверяют свои судьбы миллионы людей, а она занята обустройством своих локальных дел.
Поэтому, если мы свободные и уважающие себя люди, а не марионетки, если граждане, а не подданные, если мы любим свое Отечество, а не безразличные обыватели, то нам всем надо тщательно присматриваться к тем, кто стремиться к власти, постоянно анализировать и оценивать того, кто во власти, и обязательно воздавать по заслугам каждому за те дела, которые были совершены во время пребывания во власти. Пора понять, что власть есть продукт объединения нас всех в государство, и она по своему источнику принадлежит нам и должна осуществляться в наших интересах. Тогда и государственное управление станет работоспособным и эффективным, демократическим и ориентированным на развитие.


Список литературы
[1]       Конституция Республики Молдова, Кишинев 2006
[2]       Закон об утверждении Концепции национальной политики Республики Молдова, №546-XV от 19 декабря 2003 г.
[3]       Закон об утверждении Национальной стратегии развития на 2008–2011 годы, № 295 от  21 декабря 2007 г.
[4]       Стратегия экономического роста и снижения уровня бедности 2004–2006 годы, № 398-XV от 2 декабря 2004 г.
[5]       Модернизация страны – благосостояние народа, программа деятельности правительства на 2005-2009 годы.
[6]       Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций, Утверждена   резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 года.
[7]       Закон о местном публичном управлении, №436 от 28 декабря 2006г.
[8]       Александров Н. Искренних унионистов в Молдове нет // Кишиневское   обозрение, 17 января 1998.
[9]       Бромлей Ю.В. К разработке понятийно–терминологических аспектов национальной проблематики // Советская этнография. 1989. N 6.
[10] Богатуров А. Самоопределение наций и потенциал международной конфликтности // Международные отношения. 1992. № 3.
[11] Брутер В. Политические процессы в Молдове в 1988 - 2003 гг. // МИГПИ М. 2004.
[12] Горовиц Д. Ирредентизм, сепаратизм и самоопределение // Национальная политика в Российской Федерации. М., 1993.
[13] Грек И.Ф. Национальные отношения в Республике Молдова и пути их оптимизации // Материалы «Круглого стола», Кишинев, 1999, стр.7-19
[14] Грек И.Ф. Специфика формирования гражданской общности в Республике Молдова (тезисы), Moldova între est ?i vest. Identitatea na?ional? ?i orientarea european?, Chi?in?u, “Captes” 2001, стр.83-89
[15] Дубровский В. Утверждение государственности – идея, объединяющая нацию, Moldova între est ?i vest. Identitatea na?ional? ?i orientarea european?, Chi?in?u, “Captes” 2001, стр.63-74
[16] Дораш В. Формула государства: Восток или Запад, Moldova între est ?i vest. Identitatea na?ional? ?i orientarea european?, Chi?in?u, “Captes” 2001, стр.55-63
[17] Доценко Д. Роль государственного управления в формировании и внедрении Национальной политики // Administrarea Public?. Editura AAP 2008, в печати
[18] Карапетян Л.М. Все ли сказано о самоопределении? // Федерация. 1992. № 35.
[19] Клайн Э. Самоопределение наций: созидание или опасная забава // Общественные науки и современность. 1993. № 2.
[20] Малинкин А.Н. Патриотизм и социальные общности // Социологический журнал. N 1999. 3/4. С. 70-72
[21] Медведев Д., материалы пресс конференции, Москва, 05 марта, 2007.
[22] Мошняга В. Молдова в поисках идентичности, Moldova între est ?i vest. Identitatea na?ional? ?i orientarea european?, Chi?in?u, “Captes” 2001, стр.148-162
[23] Остеруд О. Суверенная государственность и национальное самоопределение // Этнографическое обозрение. 1994. №2.
[24] Решетов Ю.А. Право на самоопределение и отделение // Московский журнал международного права. 1994. № 1.
[25] Скворцова А.Ю. О путях к гражданскому миру в Молдове // Материалы «Круглого стола», Кишинев, 1999, стр.35-43
[26] Сенезе С. Права человека и право народов: два раздельных мира? // Международные отношения. 1991. № 2.
[27] Старушенко Г.Б. Не только тушить, но и предупреждать конфликты // Московский журнал международного права. 1997. № 1. С.28-48.
[28] Старушенко Г.Б. Против извращения принципа самоопределения народов и наций // Советское государство и право. 1958. № 1.
[29] Старушенко Г.Б. Суверенитет: как его защищают // Народный депутат. 1990. № 8.
[30] Ступишин В. Свобода выбора и права наций на самоопределение // Международная жизнь. 1991. № 2.
[31] Чиркин В.Е. Основы сравнительного государствоведения. //Российский юридический журнал. - 1993. - №2
[32] Черниченко С.В. Принцип самоопределения народов: Современная интерпретация // Московский журнал международного права. 1994. № 1
[33] Шорников П. Межэтническая диффузия и национальная самоидентификация в Молдове, Moldova între est ?i vest. Identitatea na?ional? ?i orientarea european?, Chi?in?u, “Captes” 2001, стр.226-237
[34] Энтин М.Л. От урегулирования к предотвращению конфликтов: потребность в превентивной дипломатии // Международные исследования / Ассоциация теории и моделирования международных отношений. 1991. № 1/2.
[35] Абашидзе А.Х. Защита прав меньшинств по международному и внутригосударственному праву. М.: Права человека, 1996.
[36] Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. М., 2000.
[37] Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие. – М., 1989.
[38] Атаманчук Г.В. Теория государственного управления, Омега-Л, М., 2006
[39] Бурстин Д. Американцы. Национальный опыт. М., 1993.
[40] Бердяев Н.А. Русская идея. Судьба России. М., 1997.
[41] Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. – М. Наука. 1973.
[42] Барсегов Ю.Г. Право на самоопределение — основа демократического решения национальных проблем. Ереван: Айастан, 1989.
[43] Барсегов Ю.Г. Самоопределение и территориальная целостность. М., 1993.
[44] Березный С.В., Егоров С.А., Ермишин К.И. и др. Словарь прав человека и народов / Отв. ред. Р.А.Тузмухамедов, В.И.Кузнецов. М.: Международные отношения, 1993.
[45] Валеев Д.Ж. Национальный суверенитет и национальное возрождение. Уфа, 1994.
[46] Гросс, Эспиель Э. Осуществление резолюций Организации Объединенных Наций, касающихся права на самоопределение народов, находящихся под колониальным и иностранным господством. Нью-Йорк: ЭКОСОС ООН, 1980.
[47] Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991.
[48] Голосов Г. В. , Лифанов А. В. Введение в политологию. - Учеб. пособие. Новосибирск, 1991.
[49] Емельянов Ю. Большая игра: ставки сепаратистов и судьба народов. М., 1990.
[50] Кристеску А. Право народов на самоопределение: Историческое и современное развитие на основе документов. Нью-Йорк: ЭКОСОС ООН, 1981.
[51] Коротеева В.В. Теории национализма в зарубежных социальных науках. М., 1999.
[52] Козбаненко В.А. Государственное управление: основы теории и организации. В 2-х тт: Учебник. – М.: "Статус", 2002.
[53] Лузан А.А. Политическая жизнь общества: вопросы теории., Киев, 1989.
[54] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения Т.1.
[55] Мыльников А.С. Народы центральной Европы: формирование национального самосознания XVIII – XIX вв. СПб., 1997.
[56] Нарочницкая Е.Н. Национализм: история и современность. М., 1997.
[57] Стати В.Н. История Молдовы. Кишинев, 2003.
[58] Степанюк В.Ф. Государственность молдавского народа. Кишинев, 2006.
[59] Старушенко Г.Б. Принцип самоопределения народов и наций во внешней политике советского государства: Историко-правовой очерк. М., 1960.
[60] Тузмухамедов Р.А. Национальный суверенитет. М., 1963.
[61] Тункин Г.И. Теория международного права. М., 1970.
[62] Шевцов В.С. Национальный суверенитет: проблемы теории и методологии. М., 1978.
[63] Актуальные проблемы развития национальных отношений, интернационального и патриотического воспитания. – М., 1988.
[64] Краткий политический словарь. - 6-е изд. Москва, 1989
[65] Молдова-98. Политические реалии и парламентские выборы. / “Perspectiva”, Кишинев, 1998
[66] Национализм и формирование наций. Теории – модели – концепции. / Отв. редактор А.И. Миллер. М., 1994.
[67] Национальные отношения: словарь / Под общ. ред. проф. В.Л. Калашникова. - М., 1997;
[68] Нации и национальные отношения в современном мире. Словарь-справочник./ Под ред. Проф. Росенко М.Н. - Л., 1990.
[69] Основы политологии: Курс лекций для высших учебных заведений. - 'Киев, 1991.
[70] Общая и прикладная политология под ред. В.И.Жукова, М.: “Союз”, 1997.
[71] Перспективы развития современного общества. - Казань, 2000.
[72] Политология. Текст лекций. Часть 2,Учебное пособие /Колл. авторов./ - Москва, Изд-во РЭА         им. Плеханова, 1992.
[73] Политическая система и политическая жизнь общества: Лекции по курсу"Политология "/под ред. Калины В.Ф./ - Москва, 1991.
[74] Политология. Курс лекций. под ред. М.Н.Марченко, М.: “Зерцало”, 1999.
[75] Политология. Курс лекций. под ред. Г.А.Белова, М.:, 1996. 
[76] Россия в XX веке. Проблемы национальных отношений. - М., 1999.
[77] Российская федерация: обновление национальной жизни и межнационального взаимодействия. - Казань, 1996.

--- Подпишись на рассылку "Быть добру"... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится





Загрузка...