Хорошие газеты
Газета Быть добру Международная газета
"Быть добру"


Родная газета Международная газета
"Родная газета"
Подписаться на рассылку
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка о хороших событиях,
интересных мероприятиях
и полезных объявлениях.

Рассылка группы Google "Быть добру"
Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом











Группы








Загрузка...










Россия Анастасии

 

Россия Анастасии

Когда Анастасия рассказывала о будущих поселениях, состоящих из родовых поместий, я попросил её: 

— Анастасия, покажи мне, пожалуйста, будущую Россию. Ты же можешь это сделать.

— Могу. Какое место в будущей России ты хочешь увидеть, Владимир?

— Ну Москву, например.

— Ты один хочешь побывать в будущем, Владимир, или со мной вместе?

— С тобой лучше, пояснишь, если что-то непонятное увижу.

Тёплое прикосновение ладони Анастасии стало сразу погружать в сон, и я увидел...

Анастасия показала будущее России тем же способом, с помощью которого показывала жизнь на другой планете. Когда-нибудь учёные, наверное, поймут, как она это делает, но в данном случае сам способ не имеет абсолютно никакого значения. На мой взгляд, самой главной является информация о том, с помощью каких конкретных действий можно войти в это прекрасное будущее.

Москва грядущего была совсем не такой, как я предполагал. Город не увеличился по площади. Не было ожидаемых небоскрёбов. Стены старых домов были раскрашены в весёлые цвета, на многих были нарисованы картинки, пейзажи, цветы. Как потом выяснилось, занимались этим иностранные рабочие. Они сначала покрывали стены каким-то укрепляющим раствором, а потом художники, тоже иностранные, разрисовывали их. С крыш многих домов спускались вдоль стен стебли вьющихся растений, листья их шевелились на ветру и, казалось, приветствовали прохожих.

Почти все улицы и проспекты столицы были засажены деревьями и цветами. Прямо по середине проезжей части Калининского проспекта, что на Новом Арбате, тянулась зелёная полоса. Её ширина — метра четыре. Бетонный бордюр возвышался над асфальтом примерно на полметра и был засыпан землёй, из которой росла трава и полевые цветы. На небольшом расстоянии друг от друга чередовались деревья: рябины с красными гроздьями, берёзки, тополя, кусты смородины и малины и множество других растений, какие встречаются в естественном лесу.

Такие же зелёные полосы разделяли многие московские проспекты и широкие улицы. На уменьшенной проезжей части улиц и проспектов почти не было легковых машин. В основном — автобусы, в которых сидели по внешнему виду не похожие на россиян люди. И по тротуарам ходило много нерусских по внешнему виду людей. У меня даже мысль мелькнула — не захватили ли Москву более развитые в техническом отношении страны? Но Анастасия успокоила меня, сказав, что я вижу сейчас не захватчиков, а иностранных туристов.

— И что же их так привлекает в Москве?

— Атмосфера сотворения великого, живительные воздух и вода. Смотри, сколько людей вдоль берега Москвы-реки стоят и воду черпают, сосуды на верёвочках с высокой набережной опустив к воде, и воду с радостью великой пьют речную.

— Но как же можно прямо из реки некипячёную воду пить?

— Ты посмотри, Владимир, как чиста, прозрачна вода в Москве-реке. Вода живая в ней, не умерщвленная газом, как в бутылках, что во всём мире в магазинах продают.

— Фантастика, поверить в такое невозможно!

— Фантастика? Но также в годы юности ты и твои сверстники вымыслом могли бы посчитать, услышав от кого-то, что вскоре воду будут продавать.

— Ну да, в такое в годы юности моей едва ли кто-то мог поверить. Но как в таком большом городе, как Москва, можно было чистой воду в реке сделать?

— Не засорять, не сбрасывать отходы вредные, не мусорить на берегах реки.

— Так просто всё?

— Вот именно, не фантастично, просто всё на самом деле. Сейчас Москва-река даже от стоков по асфальту вод сбегающих ограждена, и грязным всем судам по ней ходить запрещено. Считалась Ганг-река, что в Индии течёт, священной, теперь весь мир преклонился пред Москвой-рекой, перед её водой, перед людьми, вернувшими воде живительность и первозданность. И едут люди из разных стран, чтобы на чудо дивное взглянуть, на вкус попробовать и исцелиться.

— А где же сами москвичи, почему машин легковых на улицах совсем мало?

— В столице сейчас постоянно проживает примерно полтора миллиона москвичей и более десяти миллионов туристов приезжают из разных стран мира, — ответила Анастасия и добавила: — м ашин мало потому, что оставшиеся москвичи более рационально строят свой день, у них уменьшилась необходимость передвижения. Работа, как правило, рядом, пешком можно дойти до неё. Туристы передвигаются только на метро и автобусах.

— А куда остальные москвичи подевались?

— Они живут и работают в своих прекрасных родовых поместьях.

— Так кто же на заводах, фабриках работает, туристов кто обслуживает?

И Анастасия рассказала следующее.

— Когда заканчивался двухтысячный год, в принятом на земле календарном исчислении, руководство России всё ещё определялось с выбором пути развития страны. Большую часть россиян не вдохновлял путь, по которому развивались считавшиеся благополучными западные страны.

Россияне уже попробовали продукты питания из этих стран, и они им не понравились. Стало ясно, что наряду с развитием так называемого научно-технического прогресса в этих странах появляются разные болезни плоти и души. Растут преступность и наркомания, женщины всё меньше испытывают желание рожать детей.

Условия, в которых жили люди считающихся развитыми западных стран, россиян не привлекали, к старому социальному обустройству возвращаться они тоже не хотели, нового пути ещё не видели. В стране усиливалось депрессивное состояние, оно охватывало всё большую часть людского сообщества. Население России старело и умирало.

В начале нового тысячелетия по инициативе Президента России был утверждён Указ о безвозмездном выделении каждой желающей российской семье одного гектара земли для обустройства на нём родового поместья. В этом у казе говорилось о том, что земля выделяется в пожизненное пользование с правом передачи её по наследству. Произведённая в родовом поместье продукция не облагалась никакими налогами.

Законодатели поддержали инициативу Президента, и в Конституцию страны была внесена соответствующая поправка. Основной целью Указа, как считал Президент и законодатели, было уменьшение безработицы в стране, обеспечение прожиточного минимума малоимущих семей, решение проблем с беженцами. Но то, что произошло впоследствии, никто из них до конца не мог даже предположить.

Когда был выделен первый надел земли для организации поселения численностью более 200 семей, участки под обустройство в нём родового поместья стали брать не только малоимущие, оставшиеся без работы люди и попавшие в беду переселенцы. В первую очередь их разобрали семьи со средним достатком и состоятельные предприниматели из числа твоих читателей, Владимир. Они готовились к этому событию. И не просто ждали, многие из них в своих квартирах уже взращивали из семян, посаженных в глиняные горшочки, родовые деревья, давали свои ещё маленькие росточки будущие могучие кедры и дубы.

Именно по инициативе предпринимателей и на их средства был создан проект поселения с инфраструктурой, присущей удобному существованию, как написал ты в книге «Сотворение». В проекте были предусмотрены магазин, медпункт, школа, клуб, дороги и многое другое. От общего количества людей, изъявивших желание обустраивать свой быт, свою жизнь в первом новом поселении, предприниматели составили около половины...

У каждого из них был свой бизнес, свой источник дохода. Для осуществления строительства и обустройства участков им требовалась рабочая сила. Идеальным оказалось привлечение на строительство и благоустройство в качестве рабочих соседей из числа малоимущих. Таким образом часть семей сразу получила работу и, следовательно, источник финансирования собственного строительства. Предприниматели понимали, что старательнее и качественнее чем те, кто сам будет жить в посёлке, никто работу не выполнит, и потому со стороны приглашали только специалистов, если таковых не оказывалось среди будущих жителей нового строящегося посёлка.

Лишь закладку будущего сада, леса, посадку родовых деревьев, живой изгороди каждый стремился осуществить самостоятельно.

У большинства ещё не было достаточного опыта и знаний о том, как лучше обустроить свой участок, и потому особым уважением среди будущих жителей пользовались пожилые люди, сохранившие эти знания. Не бренным строениям, не только домам, а именно ландшафтному обустройству уделялось особое внимание. Само здание, в котором собирались жить люди, было лишь небольшой частью большого живого Божественного дома.

Через пять лет на всех участках дома для постоянного жительства были построены. Разными они были по величине и архитектуре, но вскоре люди увидели, что величина дома совсем не является главным достоянием. Главное в другом, и оно стало вырисовываться прекрасными чертами ландшафта каждого участка в отдельности и всего поселения в целом.

Ещё были небольшими дубки и кедры, посаженные на каждом участке. Ещё подрастала живая изгородь поместий. Но с каждой новой весной старательно расцветали ещё небольшие яблоньки и вишенки в молодых садах, цветы на клумбах и трава стремились походить на прекрасный живой ковёр. Весенний воздух заполнялся благотворными ароматами и цветочной пыльцой. Живительным стал воздух. и каждой женщине, живущей в новом поселении, хотелось рожать детей. Такое желание возникало не только у молодых семей, но и считавшиеся пожилыми люди вдруг стали обзаводиться детьми. Люди хотели, чтобы если не они, так их дети увидели в будущем прекрасный, сотворённый их руками кусочек родины, увидели, к радости своей, и продолжили начатое родителями сотворение.

В начале нового тысячелетия первыми ростками прекрасного, счастливого будущего всей Земли являлся любой живой росточек в каждом поместье. Люди, заложившие на века первые родовые поместья, ещё не прочувствовали до конца значимость содеянного ими, они просто стали радостнее смотреть на окружающий их мир. Они ещё не осознавали, какую великую радость принесли своими действиями своему Небесному Отцу. Слезинки радости и умиленья средь капелек идущего дождя ронял Отец на землю. И улыбался с солнышком, и веточками деревьев молодых поглаживать украдкою старался вдруг осознавших вечность, вернувшихся к Нему детей Своих.

О новом поселении стали писать в российской прессе, и многие люди захотели увидеть прекрасное для того, чтобы и самим сотворить подобное. А возможно — и лучшее.

Вдохновенное желание сотворения прекрасного охватило миллионы российских семей. Подобные первому, поселения стали строиться одновременно в разных регионах России. Началось всеобщее движение, подобное сегодняшнему дачному.

Через девять лет с момента выхода первого указа, дающего людям возможность самостоятельно обустраивать свою жизнь, делать ее счастливой, более тридцати миллионов семей были заняты сотворением своих родовых поместий, своего кусочка родины. Они возделывали свои прекрасные участки, используя при этом живой вечный материал, сотворённый Богом. Тем самым они творили вместе с Ним.

Каждый превращал свой, полученный в пожизненное пользование гектар земли в райский уголок. На обширных просторах России совсем маленьким кусочком казался один гектар. Но таких кусочков было много. Именно из них и состояла большая родина. Через эти кусочки, сотворённые добрыми руками, расцветала райским садом большая Родина! Их Россия!

На каждом гектаре земли высаживались хвойные и лиственные деревья. Люди уже понимали, как они будут удобрять землю и что состав почвы сбалансирует травка, вокруг растущая. И никому не приходила в голову мысль воспользоваться химическими удобрениями и ядохимикатами.

Изменился в России состав воздуха и воды. Они стали целебными. Полностью была решена продовольственная проблема. Каждая семья с лёгкостью и без особых усилий не только обеспечивала себя продуктами за счёт произраставшего в их поместье, но и могла продавать излишки.

Каждая российская семья, имеющая своё поместье, становилась свободной и богатой, и вся Россия, относительно других существующих в мире государств, становилась самым мощным и богатым государством.

 

 

Самое богатое государство

— Подожди, Анастасия, непонятно за счёт чего всё государство вдруг разбогатело. Ты же сама сказала, что произведённая в родовых поместьях продукция никакими налогами не облагалась, так с чего же государство богатеть стало? 

— Как же — с чего? Ты подумай сам внимательнее, Владимир. Ты же предприниматель.

— Потому, что предприниматель, я и знаю: всегда государство стремилось побольше налогов с каждого собрать. А тут вообще освободило от налогов тридцать миллионов семей. Эти семьи, конечно, могли разбогатеть, а государство при таких условиях непременно разориться должно.

— Оно не разорилось. Сначала полностью исчезла безработица, так как не нашедший себе применения человек в обычной для сегодняшнего дня промышленности или иной коммерческой или государственной структуре мог полностью или частично посвятить себя работе, а точнее сказать, созиданию в своём поместье. Отсутствие безработных сразу высвободило денежные ресурсы на их содержание. Обеспеченность продовольствием за счёт этих семей избавила государство от каких бы то ни было затрат на сельхозпроизводство. Но это не главное. Российское государство благодаря множеству семей, обустроивших в соответствии с Божественным предначертанием свои поместья, получило доход, значительно больший, чем сегодня приносят ему продажа нефти, газа и других ресурсов, традиционно считавшихся основными источниками дохода.

— Что же может приносить большую прибыль, чем нефть, газ да продажа вооружения?

— Многое, Владимир, например, воздух, вода, эфиры, прикосновение к энергии созидания, созерцание приятного.

— Не очень понятно, Анастасия, ты переведи в конкретику. Откуда деньги появились?

— Постараюсь. Необычные изменения в России привлекли внимание многих людей из всех стран мира. О значительном изменении образа жизни большинства россиян стала писать мировая пресса. Эта тема оказалась главной для большинства людей всей планеты. В Россию хлынул огромный поток туристов. Их было так много, что всех желающих оказалось принять невозможно, и многим приходилось по нескольку лет ждать своей очереди. Правительству России пришлось ограничить и срок проживания иностранных туристов на территории страны, так как многие из них, особенно пожилые, стремились находиться в России по несколько месяцев, а иногда и лет.

Правительство России установило большие сборы с каждого въезжающего в страну иностранца, но это никак не уменьшало количество желающих.

— А почему им хотелось именно самим побывать у нас, если можно всё посмотреть по телевизору? Ты же говорила, что пресса всего мира освещала жизнь новой России.

— Людям из разных стран хотелось ещё и подышать ставшим целебным воздухом России. Испить живой воды. Попробовать плодов, которых нигде в мире не существовало. Самим пообщаться с людьми, шагнувшими в Божественное тысячелетие, тем самым усладить свою душу, излечить страдающую плоть.

— А какие это необыкновенные плоды появились? Какие у них названия?

— Названия прежние, но качество совсем иное. Ты же знаешь уже, Владимир, как отличается в лучшую сторону от тепличных помидор или огурец, выращенный в открытом грунте под прямыми лучами солнышка. Ещё вкуснее и полезнее овощи и фрукты, выращенные на земле, в которую не вносятся вредоносные химикаты. Ещё более целебными они становятся, когда рядом разнотравье и деревья растут. Имеет значение и настроение, отношение взращивающего плоды. Очень большая польза для человека заключена в эфирах, которые содержатся в плодах.

— Что такое эфиры?

— Эфиры — это запахи. Их наличие определяет присутствие эфира, питающего не только плоть, но и невидимое составляющее человека.

— Непонятно, мозг что ли?

— Можно сказать, что эфиры усиливают мыслительную энергию и питают душу. Только в российских поместьях выращивались такие плоды, и наибольшая польза от них была, когда употреблялись они человеком в день сбора, потому и ехали в Россию люди из разных стран, чтобы помимо прочего попробовать эти плоды.

Выращенное в поместьях сразу вытеснило не только импортные овощи и фрукты, но и те, что ещё росли на больших общих полях. Люди стали понимать, ощущать разницу в качестве продуктов. На смену теперешним популярным пепси-коле и другим напиткам пришли морсы из натуральных ягод. А нынешние, даже самые элитные и дорогостоящие спиртные напитки, не выдерживали конкуренции с наливками, приготовленными в поместьях из натуральных ягод.

Напитки эти тоже содержали благотворные эфиры, так как готовящие их в своих поместьях люди знали, что всего несколько минут отводится от момента сбора ягодки до закладки её в настойку или наливку.

Ещё большим источником дохода семей, живущих в своих поместьях, стали лекарственные растения, которые они собирали в своих лесочках, огородах и на окрестных лугах.

Лекарственным сборам трав из России отдавалось предпочтение перед самыми дорогими лекарственными препаратами, изготовленными в других странах. Но только фитосборам, собранным в поместьях, а не выращенным в специализированных хозяйствах на больших полях. Не может травинка, растущая на большом поле среди себе однородных, взять из земли и пространства всё необходимое, полезное для человека. Стоимость продукции из поместья в несколько раз превышала стоимость продукции, выращенной так называемым промышленным способом, но люди всего мира всё равно именно ей отдавали предпочтение.

— А почему владельцы поместий так цены взвинчивали?

— Нижний предел цен устанавливало Российское правительство.

— Правительство? А ему какая разница? Оно же налогов не взимало от реализации этой продукции. Зачем ему стремиться к обогащению каждой семьи в отдельности?

— Но ведь всё государство, Владимир, как раз и состоит из отдельных семей, которые при необходимости и финансировали в своих поселениях строительство инфраструктуры — школ, дорог, например. Иногда они вкладывали деньги в общегосударственные проекты. Политики, экономисты публиковали свои программы, но проходили только те, в которые люди соглашались вкладывать свои деньги.

— А какие, например, программы, считались наиболее популярными у большинства?

— Покупка химических концернов за пределами России, заводов по производству оружия, научных центров.

— Вот это поворот. Ты же говорила, осознанность у этих семей Божественная появилась, доброта. в ся земля в райский сад превращаться благодаря им стала, а тут скупка химических производств и концернов, производящих оружие.

— Но целью таких проектов было не производство вредоносных химикатов и оружия, а уничтожение предприятий, их производящих. Российское правительство занималось переориентацией мировых потоков денег. Питающая смертоносное для человечества энергия денег теперь направлялась на ликвидацию этого смертоносного.

— И что же, у р оссийского правительства хватало денег на такие расточительные проекты?

— Хватало. Россия стала не просто самой богатой страной в мире, она стала неизмеримо богаче всех других стран. Весь мировой капитал стекался в Россию. И люди среднего достатка, и богатые стремились хранить свой капитал только в российских банках. Многие состоятельные люди просто завещали свои сбережения на развитие российских программ: это были те, кто понимал зависимость будущего всего человечества от их воплощения. Побывавшие в России иностранные туристы, увидевшие новых россиян, уже не могли жить прежними ценностями. Они с восхищением рассказывали своим знакомым и друзьям об увиденном, и поток туристов увеличивался, приносил ещё большие прибыли государству Российскому.

— Скажи, Анастасия, а те люди, которые в Сибири живут, чем могли заняться, чтобы быть такими же богатыми, как в центральной полосе? В Сибири ведь лето короче и от выращенного на огороде не очень-то разбогатеешь.

— В Сибири, Владимир, семьи тоже стали обустраивать свои поместья. Сибиряки выращивали на своей земле присущее их климату, но было у них и большое преимущество перед людьми, живущими в более южных районах. Сибирским семьям государство выделяло наделы в тайге, и каждая семья заботилась о своих угодьях и собирала с них дары. И поступали из Сибири целебные ягоды и травы. И масло кедрового ореха...

— А сколько стало стоить кедровое масло за рубежом в долларах?

— Одна тонна четыре миллиона долларов.

— Надо же, наконец-то оценили его по достоинству, в восемь раз цена выросла по сравнению с прежней. Интересно, сколько сибиряки заготавливали этого масла за сезон?

— В этом году, который ты видишь сейчас, его произведено три тысячи тонн.

— Три тысячи!? Так это же двенадцать миллиардов долларов они получили за сбор только кедрового ореха.

— Больше, ты забыл, что из отжатого ореха производится ещё и прекрасная мука.

— Так сколько же тогда имела дохода в долларах, ну, хотя бы, в среднем, сибирская семья в год от своей деятельности?

— В среднем три–четыре миллиона долларов.

— Ого! И они что же, тоже налогами не облагались?

— Не облагались.

— Так куда ж им такие деньги можно было использовать? Ещё я, когда в Сибири работал, видел: в сибирских сёлах тот, кто не ленился, себя за счёт охоты да рыбалки мог обеспечить. А тут такие большие деньги.

— Они, как и другие россияне, участвовали своими деньгами в общегосударственных программах. Например вначале, когда ещё люди в России не научились корректировать движение облаков, у сибиряков много денег уходило на покупку самолётов.

— Самолётов? Зачем им самолёты?

— Чтобы облака, тучи, содержащие вредоносные осадки, не пропускать. Эти облака образовывались в странах, где ещё сохранились вредоносные производства. Авиация сибиряков противостояла им.

— А охотились они тоже только в отведённых родовых наделах тайги?

— Охотиться, убивать зверей, сибиряки вообще перестали. Многие из них построили в своих наделах летние жилища, в которых селились летом, на время сбора трав, ягод, грибов и орехов. Рождающиеся звери ещё маленькими видели людей, не причиняющих им вреда, и привыкали к ним, как к неотъемлемой части своей территории, стали общаться с людьми, дружить с ними. Многих зверей сибиряки научили помогать им. Например, белки сбрасывали на землю кедровые шишки со спелым орехом, и это доставляло белкам огромное удовольствие. Некоторые приучили медведей таскать короба и мешки с орехами, расчищать буреломы.

— Надо же, даже медведи помогать стали.

— В этом нет ничего удивительного, Владимир. Во времена, которые современные люди считают древними, медведь в хозяйстве и был одним из самых незаменимых помощников. Он своими лапами выкапывал из земли съедобные клубни, складывал их в короб и сам волочил короб за верёвку к вырытой неподалёку от жилища человека ямке-погребку. Снимал с деревьев, в лесу растущих, колоды с мёдом и их притаскивал к жилищу человека, детей за лакомой малинкой в лес водил медведь и многое другое по хозяйству делал.

— Ну надо же, и плуг он заменял, и трактор, и добычу приносил, и нянькой был!

— А зимой спал, не требуя ремонта и ухода. Весной к жилищу человека снова приходил, и человек медведя угощал плодами осени.

— Понятно, в чём тут дело, у тех медведей, значит, рефлекс животный был выработан такой, что им казалось, будто человек только для них запасы сохраняет.

— Может рефлекс, коль для тебя понятие такое ясность преподносит, а может, так помыслено Отцом. Я лишь скажу, не клубни для медведя были главными весной.

— А что?

— Проспав зимой в берлоге в одиночку, весной проснувшись, к человеку сразу поспешал медведь, чтоб ласку ощутить, услышать похвалу, а ласка человека всем нужна.

— Судя по собакам, да котам, — нужна. Ну а другие таёжные звери, что делали?

— Постепенно находилось применение и другим обитателям тайги. А высшей наградой для приручённых обитателей территории было ласковое слово, жест или поглаживание, почёсывание особо отличившихся. Только они иногда немножко ревновали, если кому-то человек отдавал большее предпочтение, и могли поссориться из-за этого.

— А зимой чем занимались сибиряки?

— Переработкой ореха. Они не лущили шишки сразу после сбора так, как это сейчас делается для облегчения транспортировки, а хранили его в смолистых шишках. Так орех может несколько лет храниться. Ещё, зимой, женщины занимались рукоделием. Например, очень дорого сейчас стоит рубашка ручной работы, сотканная из волокон крапивы и вышитая вручную. Сибиряки принимали зимой людей из разных стран, лечили их.

— Анастасия, но если Россия стала таким благодатным для проживания человека краем, значит, у многих государств должно было возникнуть желание завоевать Россию? Тем более ты говорила, что производящие оружие заводы были закрыты. Значит, Россия стала фактически аграрной страной, не защищённой от внешнего агрессора?

— Россия превратилась не в аграрную страну, она стала мировым научным центром.

А заводы, производящие вредоносное оружие, в России стали ликвидироваться только после того, как было сделано открытие энергии, перед которой самые современные виды вооружений оказались не просто бесполезными, но и представляющими угрозу тем странам, которые их хранили.

— Что это за энергия? Из чего она добывается и кем сделано её открытие?

— Этой энергией обладали атланты. Они преждевременно её освоили, потому и исчезла с лица Земли Атлантида. А вновь открыли её дети новой России.

— Дети?! Лучше всё по порядку расскажи, Анастасия.

— Хорошо.

 

 

Наука и лженаука

— А настасия, но как же россияне могли принимать такое большое количество гостей? Тяжело, наверное, им приходилось. Представляю, живешь с семьёй в своём поместье, а на тебя из-за забора каждую минуту толпа зевак глазеет.

— Туристов, иностранцев, приехавших в Россию на лечение, селили в городах, в освободившихся квартирах. Продукты доставлялись из поместий, а туристов туда не возили. Лишь немногим доводилось погостить в месте постоянного проживания новых россиян. Психологи постоянно предупреждали хозяев поместий, что от их гостеприимства у приехавших людей, особенно из стран, считавшихся ранее высокоразвитыми, происходит психический надлом. Сказанное психологами соответствовало истине. Примерно сорок процентов из гостивших в поместьях иностранцев по приезде домой впадали в депрессивное состояние, граничившее с самоубийством.

— Как это так? Почему? Ты же говорила, Анастасия, что в поместьях всё прекрасно: и окружающий ландшафт, и пища, и взаимопонимание в семьях.

— Всё так, но для многих иностранных гостей увиденное оказывалось слишком прекрасным. Представь себе, Владимир, пожилого человека, прожившего большую часть своей жизни в большом городе. Человека, стремившегося во что бы то ни стало заработать побольше денег и быть тем самым, как он считал, не хуже других. В обмен на деньги он получал жилище, одежду, машину, пищу. И вот сидит человек в меблированной квартире, в гараже стоит его автомобиль, в холодильнике еда.

— Ну, представил, всё нормально у него, а что же дальше?

— Так ты, Владимир, сам и ответь на свой вопрос: «А что же дальше?».

— Дальше... Может, съездит куда-нибудь этот человек, может, мебель новую купит или машину.

— Потом?

— Потом? Не знаю, что потом?

— Потом этот человек умрёт. Умрёт навсегда или на миллионы земных лет. Не сможет его второе Я, его Душа вновь обрести земной план бытия. Не сможет потому, что ничего за жизнь свою земную не сотворил он доброго земле. Интуитивно каждый это понимает, вот потому и смерть людям страшна. Когда стремления у большинства людей едины и образ жизни схож, они считают, будто только так, как все, можно и нужно жить. Но вот увидел человек жизнь на земле совсем иную. Увидел рай земной, любви пространство, творимое по образу Божественному человеческой рукой, а жизнь свою считает он уже прошедшей и прожитой в аду, то умирает человек такой в мученьях, и длятся его муки миллионы лет.

— А почему не все в такую вот депрессию впадают, увидев новый образ жизни россиян?

— Другие люди интуитивно понимают, что даже если в старости, слабеющей рукой начнут творить Любви пространство на Земле, их жизнь продлит Создатель. И распрямившись, старики, свой озарив улыбкой лик, шли молодым на помощь.

— Всё же, Анастасия, как-то нехорошо получается, что приехавшие в Россию издалека туристы не могли хотя бы по улицам поселений новых россиян побродить, воздухом чистым подышать.

— Живущие в городах туристы тоже могли ощутить свежее дыхание земли, попить живительную воду. Города обдувал ветерок, приносящий из утопающих в зелени поместий чистоту, эфиры и пыльцу. А наблюдали эти райские оазисы туристы на почтительном расстоянии, когда выезжали на экскурсии, и старались не беспокоить проживающие в них семьи. Вот, посмотри, как всё происходило.

И снова возникла новая картина будущего. Я увидел автомобильную дорогу, соединяющую города Владимир и находящийся в тридцати километрах от него Суздаль. Мне доводилось раньше ездить по этой дороге. Раньше лишь изредка попадались на ней туристические автобусы с людьми, желавшими посмотреть на древние храмы и монастыри Суздаля. В основном трассу заполняли легковые автомобили с местными номерами. Но теперь эта дорога была совсем иной. По расширенной раза в два автомобильной трассе двигались красивые автобусы. Наверное, электромобили: не видно было выхлопных газов, не слышен шум двигателей, лишь шуршание шин. В электромобилях сидели туристы разных национальностей. Многие рассматривали окрестности через бинокли.

Примерно в километре от дороги, за верхушками разных деревьев, виднелись крыши особняков. Там, за ровной живой изгородью, располагались родовые поместья россиян. С двух сторон дороги, с интервалом примерно в два километра, высились красивые двухэтажные магазины и трапезные. Перед каждым — небольшая асфальтированная площадка, на которой останавливался очередной электромобиль, если она оказывалась свободной. Из электромобиля выходила очередная группа туристов, и каждый стремился приобрести впрок или попробовать на месте то, что продавалось.

Все магазины и кафе снабжались продуктами питания, выращенными в поместьях. Ещё были в магазинах вышитые русские рубашки, полотенца, изделия из дерева и многое другое, произведённое умельцами. Анастасия пояснила, что люди охотно покупают эти изделия потому, что знают: рубашка, вышитая добрыми руками счастливой женщины, неизмеримо ценнее, чем изготовленная на механическом конвейере.

Если смотреть сверху на то, что находилось за видимой с дороги лесополосой, можно было увидеть тенистые аллеи и очерченные зелёной изгородью поместья. Лесополоса окружала посёлок, в котором находилось примерно девяносто усадеб. Потом поле, через километр — снова окруженный лесополосой посёлок, и так на протяжении тридцати километров. Одинаковые по размеру участки совершенно не были похожи друг на друга. В одних преобладали садовые насаждения, в других — дикорастущие деревья: стройные сосны, развесистые кедры, дубы и берёзы.

В каждом поместье обязательно был пруд или бассейн. Дома, окружённые цветочными клумбами, тоже были разными: большие двухэтажные особняки и маленькие одноэтажные. Они были построены в разных стилях: одни с плоскими крышами, другие — остроконечные. А несколько домиков — беленькие, будто хатки украинской деревни. Никаких машин на улицах-аллеях, разделяющих участки, я не увидел. Да и в самих хозяйствах особого оживления, работы не наблюдалось. Создавалось впечатление, что вся необычная красота творится кем-то свыше, а люди лишь наслаждаются творением. В центре каждого посёлка были большие красивые двухэтажные строения, рядом с которыми оживлённо сновала детвора. Значит, школы или клубы в центре посёлков построены. Я сказал Анастасии:

— Вот в центре посёлка, где школа или клуб, ещё видна какая-то жизнь, а в самих поместьях, наверное, скукотища. Если их хозяева смогли так расположить насаждения, что не нужно землю удобрять, с вредителями и сорняками бороться, что им остаётся делать? Всё-таки, я думаю, человеку более радостен интенсивный труд, творчество, изобретательство, а тут ничего этого нет.

— Владимир, здесь, в этих прекрасных поместьях, люди как раз и занимаются всем, что ты перечислил, и их деяния значимы. Это требует значительно большего интеллекта, осмысленности и вдохновения, чем у художников и изобретателей привычного для тебя мира.

— Но если они все художники и изобретатели, так где же тогда плоды их труда?

— Владимир, ты считаешь художником человека, взявшего в руки кисть и нарисовавшего на полотне прекрасный пейзаж?

— Конечно, считаю. Люди будут смотреть на его картину и, если понравится, купят или в картинную галерею выставят.

— Но почему же тогда ты не считаешь художником человека, взявшего вместо холста гектар земли и создавшего на нём такой же прекрасный пейзаж или ещё лучший? А ведь для того, чтобы создать прекрасное из живого материала, от создателя требуется не только художественное воображение и вкус, но и знание свойств множества живых материалов. И в первом, и во втором случае сотворённое призвано вызывать у созерцающих положительные эмоции, радовать глаз. Но в отличие от нарисованной на полотне, живая картина ещё и многофункциональна. Она очищает воздух, производит для человека благотворные эфиры, питает его плоть. Живая картина меняет оттенки своих цветов, и её можно бесконечно совершенствовать. Незримыми нитями она связана со Вселенной. Она является несравнимо значимее нарисованной на полотне, следовательно, более великим будет и сотворивший её художник.

— Да, конечно, здесь трудно не согласиться. Но почему ты считаешь владельцев этих поместий ещё и изобретателями, учёными? Разве они имеют хоть какое-то отношение к науке?

— Имеют отношение и к науке.

— Какое же, например?

— Например, ты, Владимир, считаешь учёным человека, занимающегося селекцией растений, генной инженерией?

— Конечно. Этих людей все считают учёными, они в институтах научно-исследовательских работают. Выводят новые сорта овощей и фруктов, ну и других растений.

— Да, конечно, выводят, но важен, ведь, результат их деятельности, его значимость.

— И результат есть — выведены сорта морозоустойчивых и долгохранящихся овощей, картофеля, который не съест колорадский жук. В высокоразвитых странах вообще из клетки живое существо вывели, теперь собираются органы разные для пересадки больному человеку выращивать, почки, например.

— Да, это так. Но ты не задумывался, Владимир, почему в этих высокоразвитых странах появляются всё новые и новые виды заболеваний? Почему они на первом месте по раковым болезням? Почему им требуется всё большее количество лекарственных препаратов? Почему всё большее количество людей страдают бесплодием?

— Почему?

— Потому что многие люди, которых ты называешь учёными, разумными существами вообще не являются. Их человеческая сущность парализована, и через их, лишь внешне человеческий облик, действуют силы уничтожения. Подумай сам, Владимир, эти якобы учёные стали видоизменять существующие в природе растения, а следовательно, и приносимые ими плоды. Стали изменять, не определив при этом предназначение плодов. А ведь в природе и во Вселенной всё тесно взаимодействует между собой. Если, например, в твоём автомобиле механик удалит или изменит какую-то деталь, ну, скажем, фильтр, — машина будет двигаться ещё какое-то время, но вскоре что произойдёт?

— Выйдет из строя вся система топливоподачи, заглохнет двигатель.

— Значит, каждая деталь автомобиля выполняет свою функцию, и прежде чем прикасаться к ней, надо определить её предназначение.

— Конечно! Для этого и механиком быть не обязательно.

— Но ведь природа — тоже совершенный механизм и пока никем до конца не познанный. Каждая деталь этого великого живого механизма имеет своё предназначение, тесную взаимосвязь со всем мирозданием, и изменение свойств или удаление одной детали неизменно повлияет на работу всего природного механизма. У природы есть много защитных функций. Сначала она будет сигнализировать о недопустимых действиях. Если это не поможет, природа будет вынуждена уничтожить горе-механика. Плоды человек употребляет в пищу, и если он начинает питаться плодами-мутантами, то и сам постепенно в мутанта превращается. Такое видоизменение неизбежно при употреблении видоизменённых плодов. Это уже происходит. Слабеет иммунная система человека, разум и чувства. Человек начинает терять только ему присущие способности, превращается в легкоуправляемого биоробота, теряет свою независимость. Появление новых болезней тому подтверждение, это сигнал о недопустимости действий человека.

— Допустим, ты права. Мне и самому не нравятся эти гибриды растений. Их сначала рекламировали, а теперь правительства многих стран законы стали издавать, чтобы в магазинах на продукты, полученные в результате генной инженерии, специальные этикетки наклеивали. И в нашей стране такой указ издан. И многие люди стараются не покупать продукты-мутанты. А полностью от них, говорят, избавиться пока нельзя, потому что слишком много их развелось, а настоящих продуктов мало, и они стоят дороже.

— Вот видишь, это силам разрушения удалось поставить человеческое сообщество в экономическую зависимость. Им удалось внушить: «Если не будете есть наши продукты — умрёте с голоду». Но это не так, Владимир. Человек погибнет, если будет их есть.

— Возможно, Анастасия, но все не погибнут. Многие уже знают об этом и не едят мутантов.

— Каким же образом ты, например, Владимир, их распознаёшь?

— Не покупаю импортные овощи... Гораздо вкуснее то, что продают на рынках местные жители из своих подсобных хозяйств.

— А где они берут семена?

— Как где берут? Покупают. Сейчас много фирм семенами торгуют. В цветных красивых упаковках их продают.

— Так, значит, люди покупают семена, ориентируясь на информацию на упаковке? Не зная с абсолютной точностью, насколько соответствует содержимое упаковки информации о нем.

— Ты хочешь сказать, что и семена могут быть мутантами?

— Да. Сегодня, например, на Земле осталось всего девять яблонь, приносящих первозданные плоды. Яблоко — это одно из самых полезных и вкусных для человека творений Божиих. Но оно одно из первых подверглось мутации. Ещё в Ветхом Завете встречается предостережение: «Не делайте прививок...». Но их упорно делали, и в результате яблок не стало. То, что сейчас ты можешь видеть в садах или магазинах, не соответствует Божественному плоду. Тех, кто ломает, уничтожает первозданность Божественных творений, ты называешь учёными. Но как можно назвать тех, кто восстанавливает функции всех деталей природного механизма?

— Тоже учёными, но, наверное, более грамотными, знающими.

— Российские семьи, живущие в поместьях, которые ты сейчас видишь, и восстанавливают то, что было испорчено.

— А откуда они получили знания большие, чем учёные-селекционеры, генетики? 

— Эти знания существуют в каждом человеке изначально. Цель, помыслы, осмысленность своего предназначения дают возможность им раскрыться.

— Надо же, получается, что живущие в поместьях люди — и художники, и учёные, — а кто же тогда мы, сегодня живущие на планете люди?

— Каждый сам может дать себе определение, если хоть на девять дней сможет мысль свою освободить.

Главы из книги 5 В. Мегре "Кто же мы?".

Приобрести книгу


--- Подпишись на рассылку "Быть добру"... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится





Загрузка...