Хорошие газеты
Газета Быть добру Международная газета
"Быть добру"


Родная газета Международная газета
"Родная газета"
Подписаться на рассылку
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка о хороших событиях,
интересных мероприятиях
и полезных объявлениях.

Рассылка группы Google "Быть добру"
Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом











Группы








Загрузка...










Обрезка растений в сибирских садах (Из книги «Умный сад. Как перехитрить климат». Н.И.Курдюмов, В.К.Железов)

Обрезка растений в сибирских садах

Из книги «Умный сад. Как перехитрить климат». Н. И. Курдюмов, В. К. Железов:

«…

Глава 9

НУЖНА ЛИ НАМ ОБРЕЗКА?

Никакими ухищрениями вы не получите урожай больше, чем заложено в программе дерева. А вот искалечить его ничего не стоит.

В. Железов

1. ЧЕГО НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ НА ГРАНИЦЕ ВЫЖИВАНИЯ

ПОЧВА ДЛЯ ДЕРЕВА – ИЛИ ДЕРЕВО ДЛЯ ПОЧВЫ?

Подрезка корней, о которой часто пишут, пришла из южных зон садоводства, где нет проблем с морозостойкостью. Там всегда и во всех питомниках ежегодно подрезали стержневые корни, чтобы сформировать мочковатую корневую систему у саженцев.

Иного выхода у питомниководов просто нет. Саженцы – товар, и чтобы продать их, необходима пересадка. В сухих жарких зонах стержневые корни сеянцев-подвоев уходят на огромную глубину, почти не формируя боковых мочек. Поэтому часть корней загодя «переносят в ком» – развивают боковые, обрезав юный, однолетний стержень. Это всё же лучше, чем один голый обрубок после выкопки. И всё бы хорошо. Только в зонах критического холода боковые корни дерево не спасают.

Ещё из школы вынес знание: чем глубже располагаются подпочвенные воды, тем сильнее они насыщены солями и минералами. Причём их состав агрономам неизвестен – с такой глубины образец не возьмёшь. Но природа узнала об этом сотни миллионов лет назад. Важнейший орган – центральный корень – видимо, как раз и обеспечивает крону химически оптимальным раствором. Я называю его «ПРИРОДНЫМ АНТИФРИЗОМ». Но не в смысле «слишком насыщенный солями». А в смысле состава и качества, нужного для морозостойкости. Природа не делает зряшных усилий. Ну не ради простой воды корни деревьев и многолетних трав « вбуриваются» В подпочву на 8-15 м и глубже!

Давайте пройдём по голой степи. Вокруг – только трава. А вот овражек, складка местности – тут сразу появляются деревья. И без биолокации понятно: ближе подпочвенная вода. И рамки в руках это подтверждают. Пусть она глубоко, но деревья дотянулись, получили нужный раствор-антифриз и ... живут прямо на ветру. Зная особенности корневой системы, по видовому составу леса можно определить близость грунтовой воды.

Но вот другая складка, почти такая же, однако деревья в ней не растут. Широта, ветер, морозы, состав гумусного слоя, солнечная радиация – всё то же, а деревьев нет! Почему? Я думаю, потому что другой состав глубинной подпочвы и раствора. Деревьям не из чего делать «антифриз», и они тут не выживают. Вот вам и сложившаяся картина растительного мира. Тут – только сосны, здесь – чисто берёзовая роща, а там вообще чахлый кустарник.

Деревья выбирают себе среду обитания с тех пор, как появились на планете. Природные, устойчивые деревья не растут, где попало! Не нравится им тут жить – поищут и найдут другое место. Вот из таких наблюдений и родилось моё убеждение: если в этом месте никогда не росли дикие деревья, то культурные деревья тем более расти не будут.

Перед глазами стоит заброшенный дачный поселок посреди степи, между Саяногорском и Алюминиевым заводом – руины с мёртвыми деревьями. Невдалеке, посреди той же степи – коттеджный поселок. После двух критических зим сады тут тоже мёртвые.

Вот и получается: в природе – дерево для почвы. Какая почва, такое тут и дерево. В наших садах – всё с точностью до наоборот. Мы дерево не спрашиваем – сажаем несчастных эмигрантов, где удобно нам. Бедная почва – ну, подкормим, засухи – ну, польём. Про глубокую подпочву мы не знаем и даже думать не хотим.

Конечно, корни сами регулируют концентрацию поглощаемых растворов. Но ведь регулируют из того, что есть! А есть – по сути, искусственная почва для поверхностных корней. И нет основы – подпочвенного питания. С этой точки зрения наши деревья – узники, пьющие «тюремную баланду».

У деревьев, как у всех растений, несколько разных типов корней. Вглубь идут «водяные» – стержневые корни. А «питающие» стелятся под поверхностью, впитывая продукты микробного распада мульчи. Они питаются в основном с помощью симбионтов – прикорневых микробов и микоризных грибов. Морозостойкость определённо усиливается как теми, так и другими КОРНЯМИ и растворами. Но у стержневых корней есть ещё одна, особо важная роль: подавая воду из незамерзающих глубин всю зиму, они спасают дерево от морозного иссушения. Чтобы не иссохнуть от мороза, крона взрослого дерева испаряет зимой 200-400 мл воды в сутки! А где взять воду мочковатым корням, если они спят, окоченевшие, в промёрзшем слое почвы?!

Сейчас, когда я пишу эту главу, на улице мороз и чёрная бесснежная земля. Но за свой сад я спокоен. Там мощный травяной покров из полевицы, а деревья сидят в основном на «стержнях» – ни разу не пересаженные.

Скажете: но вы же тоже выкапываете свои саженцы! Конечно. Выкапывая мощный саженец, даже тремя лопатами с огромным комом, «стержень» приходится подрубать. Но это уже действительно стержень – очень мощный, с большим запасом питательных веществ, как можно большей длины. За несколько лет он отрастит себе почти полноценную замену. А большой ком и обрезка кроны позволяют деревцу нормально пойти в рост и быстрее восстановить глубинные корни.

ОТРЕЖЕМ ВСЕ ЛИШНЕЕ?

 

В Сибири правильных ран не бывает. Бывает два вида: опасные и смертельные.

В. Железов

«Отрежем всё лишнее!» – вижу заголовки сразу в нескольких изданиях. Для меня сама эта мысль – дикая. Миллиард лет деревья выживали в самых жёстких, невыносимых условиях. Природа довела их до предельного совершенства – иначе бы они не выжили. Но современные садоводы вздумали «улучшить» деревья с помощью пилы и секатора, часто прочитав лишь пару книг! Хочу донести до их сознания: друзья, Сибирь и Север не прощают глупостей. Результат бездумного подражания чужим приёмам – гибель и болезни миллионов деревьев по всей холодной России.

КАК УБИТЬ СИБИРСКОЕ ДЕРЕВО?

ОБРЕЗАТЬ ПО НАУКЕ!

Обрезка взрослого дерева – омолаживание, осветление, прореживание – обычное дело в тёплой и умеренной зоне. На юге сильная обрезка вызывает только усиленный рост новых побегов и разгруженных веток. В Сибири это – серьёзное испытание на выживание. Как минимум сокращается срок жизни дерева, а если зима суровая – верная смерть. Поверьте, за четверть века я нагляделся на искалеченные и погибшие деревья в чужих садах!

Почему обрезка у нас так губительна? Во-первых, любая сильная обрезка – шок для дерева. Она требует колоссальных затрат веществ и энергии на перестройку, восстановление изувеченного организма. Она сбивает естественную программу развития. Всё это не даёт подготовиться к зиме и снижает морозостойкость – так и хочется сказать, «в разы». Во-вторых, специфика климата: регулярные критические морозы не дают ранам затягиваться. ЛЮБАЯ рана на коре превращается в проблему, так или иначе ослабляющую дерево. Проникшая инфекция, трутовики, начавшаяся гниль коры вокруг ранки, «пробка» мёртвой древесины внутри ствола – всё ставит крест на высокой морозостойкости. На юге это незаметно. У нас – смертельно!

В Сибири очень просто погубить дерево, обрезав его «по-научному».

Открываете любую книгу, где описываются способы обрезки взрослого дерева. И применяете главный принцип – не оставлять пней, а вырезать толстые ветки «НА КОЛЬЦО», то есть почти заподлицо со штамбом. Уверен, из-за такой по-южному грамотной обрезки в Сибири погибли миллионы деревьев. Только я один их видел сотни!

Долго мой соавтор не мог понять моей ненависти к открытым ранам на штамбе. Теоретически, а также из европейской практики, ровно ничего страшного в ране нет – если она замазана и обросла по окружности валиком коры. Мол, древесина и кора в мороз промерзают одинаково, и кора – не защитник от промерзания; «пробка» из мёртвой древесины никак не мешает расти; главное – чтобы вокруг раны не начала разрушаться кора. Всё так! Но у нас – иначе.

Довольно мягкие прошлые зимы уверили садоводов: ничего страшного в ранах нет. Деревья с «продырявленной» корой штамбов стояли чуть не в каждом саду. Но после прошедших критических зим их почти не осталось. Даже яблонь!

В Красном Хуторе сады пострадали меньше – тут много деревьев из моих саженцев, и я умоляю всех не трогать их пилой. И вот картина – нагляднее некуда. Соседи, у которых давно растёт прекрасный сад из моих клонов, вдруг приходят ко мне за саженцами. Удивился: зачем саженцы? «А сад почти погиб», – говорят. Беру фотоаппарат и иду. И вижу десятки огромных ран на гибнущих деревьях (фото 53). Хозяйка – очень начитанная, читает все садовые издания!

Посещая гибнущие сады в качестве «патологоанатома», всегда беру с собой садовую пилу и фотоаппарат. Вот знаменитая суперморозостойкая яблоня Папировка, ветеран сибирского садоводства. Обрезка – десяток «колец» на штамбе – сделана по-книжному правильно. Но за несколько лет кора вокруг ран почернела и погибла. На юге она, скорее всего, осталась бы живой. Но наши морозы и перепады температур не прощают малейшего ослабления тканей. А вокруг раны ткани всегда ослаблены. Типичная картина наших садов – пятна и трещины погибшей и больной коры. Ни разу не видел погибшее дерево с полностью здоровым штамбом! Мороз бьёт везде, где внедрилась грибковая инфекция или образовалась трещинка. Дереву ещё искусственных ран не хватает!

А теперь «патанатомия»: распиливаем штамб прямо поперек ран (фото 54). Смотрите: именно от каждой раны внутрь – шлейф тёмной мёртвой ткани. И пятна светлой гнили – очаги инфекции. Как видим, замазка не спасла. Оппоненты спорят: это не мороз, а трутовик через рану прорастает! А я говорю: хрен редьки не слаще. Трутовик и мороз у нас – коллеги и компаньоны! На практике почти любая рана – будущее дупло.

Грешен, каюсь: однажды даже использовал обрезку ... с целью избавиться от деревьев. Издержки селекции! Росли в саду два прекрасных, но лишних Пепина шафранных. Мне место под новые сорта нужно до зарезу, а жена запрещает их рубить, прямо до истерики! Тогда я молча сделал десяток ран на кольцо. Через год получил с обоих обвальные урожаи. А весной, после мягкой зимы 2007-го, они не проснулись.

Пока не могу объяснить, а лишь констатирую: получив кольцевые раны, наши деревья гибнут не постепенно, как в европейской зоне, а внезапно. Видимо, поэтому никто и не связывает их гибель с «классической» обрезкой.

Исключения составляют пожалуй, только ещё молодые, очень сильные деревья яблонь и груш, не достигшие полной нагрузки урожаем, с сильным при ростом и ещё крупными плодами. Небольшие ранки с рубль, хорошо замазанные, зарастают на них полностью. Но если дерево уже загрузилось, постарело, и прирост сходит на нет – раны не зарастут, и мороз сделает своё дело.

Что же сибирякам делать?

ОТВЫКАТЬ ВЫРЕЗАТЬ ВЕТКИ ЦЕЛИКОМ

Только полностью мёртвые ветки приходится удалять «на кольцо» поневоле. Но даже подмёрзшие и замёрзшие с виду я всегда сначала укорачиваю «на вероятный рост»: вдруг какие-то почки проснутся? А главное правило – начать и закончить обрезку в раннем детстве. Обо всём этом далее.

СКЕЛЕТНЫЕ ВЕТКИ БЫВАЮТ «ЛИШНИМИ»?

На большинстве деревьев рядом с вертикальным верхушечным лидером растёт почти такая же вертикальная ветка – конкурент. У него очень острый угол крепления к стволу – большой риск. Под грузом урожая, снега, под давлением ветра такая ветка может отвалиться целиком, разламывая дерево чуть не пополам.

Многие книги учат отгибать ветки с помощью оттяжек. Тогда, мол, они будут «крепче держаться» за штамб. Но это – молодые, годичные ветки, которые легко гнутся. Люди же начинают отгибать взрослые ветки, даже конкурентов – и получают то, что вы видите на фото 55. Внимательно разглядим разлом. Смотрите: половина площади кажущегося срастания – на самом деле просто прилегание коры! Ветки, растущие под острым углом, утолщались, плотно стискиваясь, но не срастаясь.

Отгибать такую ветку надо было в первый же год, в крайнем случае – во второй год её жизни. А сейчас – мартышкин труд: только отломаете. Поэтому книги предписывают такие ветки удалять. Получается – ветка ещё не сломалась, но её надо срочно уничтожить! Да ещё оставив на штамбе огромную рану. Странный совет, честное слово.

Что же делать? Резать – большая рана, отгибать – бесполезно. У меня, как уже упоминалось, есть способ лучше: я вовремя перепрививаю конкурента (фото 52). Так он значительно отстаёт в росте и переходит в разряд более мелких, безопасных веток. Заодно испытаю лишний сорт, да ещё увеличу общий урожай за счёт перекрёстного опыления.

Новичкам совет ещё проще: просто укоротите ветку наполовину, а через год – ещё раз. Она ослабнет и никогда не станет конкурентом. Риска разломить дерево больше нет.

Ещё книги очень заботятся о том, чтобы каждая веточка и листик были освещены прямыми лучами солнца – как завещал великий Тимирязев. И для этого советуют «прореживать» – удалять чуть не половину веток кроны! Все ветки, кроме трёх-четырёх, предписанных для каждого яруса, оказываются «лишними». Оказывается, глупое дерево, пережив все земные катаклизмы, до сих пор не знает, как лучше использовать солнечный свет! А садоводы, нанося ему десятки ран, часто не совместимых с жизнью, ему в этом «помогают»!

Но представьте, что значит отпилить хотя бы четверть крупных веток. Крона уравновешена, вся подключена к соответствующим корням, и вдруг – «голова в тумбочке»! Это шок. Дерево в панике выбрасывает массу побегов-заместителей, перестраивает всю свою структуру, тратит массу сил на восстановление. Плюс сбитая программа развития и хаос тонких «искусственных» волчков. Плюс множество ран на штамбе, которые не зарастут много лет, а чаще всего вызовут гниль коры. Думаете, всё это улучшит закалку и повысит морозостойкость?

Я видел сотни деревьев, вымерзших после такого «книжного» осветления. Поэтому вообще не «осветляю» деревья старше трёх лет. И вас прошу: не делайте этого! Солнца у нас больше, чем в Сочи – всем веткам хватает. Сверхкрупные плоды – развлечение не для морозных зон! Рост у деревьев не сильный. Нагрузившись первыми урожаями, деревья сами развалятся в стороны, раскроются свету. Наши морозы и так «прореживают» их больше, чем нужно! Ну куда тут ещё лезть с пилой?!

«СЛИШКОМ ДЛИННЫЕ» ВЕТКИ?

Обычно дачники хватают секатор, когда сильное деревце начинает слишком быстро тянуться вверх. Хватают – и просто укорачивают сильный вертикальный прирост «по колено», на две трети, а то и почти до основания. И на пол-лета забывают! А потом обнаруживают: вместо одной верхушки стало четыре, а вместо четырёх – пятнадцать, причём таких же сильных! Дерево не стало ниже, зато стало похоже на банный веник. Потому что короткая обрезка сильных веток только усиливает рост и умножает эти ветки. Срежешь сильный прошлогодний побег – из обрезка вырастет три-четыре таких же побега. Срежешь толстую ветку – сильные побеги-заместители полезут из спящих почек под срезом.

Выход очень простой: с детства формируйте кустовые кроны – не придётся ничего укорачивать.

Если дерево растёт в тени дома или более рослых собратьев, то оно стремится вырваться вверх, к солнцу, для чего удлиняет междоузлия и побеги. А незадачливый садовод, помня книжные наставления, укорачивает их, чем загоняет дерево снова в тень. А в тени не образуются плодовые почки. И дерево снова начинает гонку вверх – уже целым веником побегов. Вывод: никогда не сажайте деревья в тени – не создавайте эту проблему.

Но мне приходится как раз сильно укорачивать ветки, обрезая некоторые деревья почти «под бокс». Каждый год в начале зимы срезаю несколько тысяч молодых побегов на черенки – для прививок И отправки почтой. Особенно много – слив и абрикосов. Такая обрезка не может не вредить, хотя крупных ран на штамбе нет. Такова судьба маточных деревьев. Всё, что могу сделать для них, – стараюсь замазывать срезы. И наблюдаю.

После обычных зим ничего не происходит, даже с незамазанными ветками. В суровую зиму, если торцы замазаны, отмерзает лишь верхняя пара почек. А у яблонь и груш даже самая верхняя почка остаётся живой. Но вот абрикосы укорачивания веток не любят. Они рекордно чувствительны к любой обрезке, даже к укорачивающей. В некоторых случаях ветки отсыхают целиком, даже если торец был замазан.

Тут любая рана, пусть шажками, но приближает конец деревьев. Спасает их грамотная обрезка «на вероятный рост». Вначале отрезаю 4/5, казалось бы, мёртвой ветки – в надежде, что проснутся спящие почки. Проснулись – ветка быстро восстанавливается. А если нет – делать нечего, режу «на кольцо» С минимальной раной (рис. 12), и тщательно закрашиваю срез масляной краской, чтобы не было гнили и дупел.

И ВОЛЧКИ НЕ НУЖНЫ?

Зачем нужны волчки – длинные тонкие побеги, тянущиеся вверх из наклонившихся или постаревших веток? «Волчки практически не плодоносят, – отвечают европейские учебники, – а только отнимают силы, материал и питание от полезных плодовых веток». Иными словами, волчки – лишние органы. Что, опять дерево по глупости отращивает что-то ненужное?

Дело тут снова в разнице юга и Сибири. Южные деревья растут избыточно, морозов нет – любая обрезка безопасна. Их и режут. А чтобы удержать удобные в работе плоские кроны типа пальметт, резать нужно сильно и ежегодно. Джунгли лишних волчков и заместителей – неизбежное следствие такой обрезки. В теории, всё лишнее можно было удалить, выщипнув ещё в зародыш, в мае и июне. Но где взять столько квалифицированных рук, времени и умения?! И волчки растут всё лето, мешая плодовым веткам. Посмотрите на южную пальметту в конце лета (фото 56): почти вся эта куща зелени, кроме коротких плодовых веточек, будет вырезана!

Для южан это – обычная формирующая обрезка, а для меня, сибиряка – бессмысленная экзекуция. Может, меня обманывают глаза, но в Сибири волчки – спасение и благословение для дерева. Ведь они не появляются просто так. Всегда есть причина!

Вот ветка согнулась под грузом урожая, да так и не распрямилась. И уже следующей весной вверх устремились волчки. А ещё через год они буйно расцвели и заплодоносили. А через два года почти догнали ветку-маму по толщине – перенаправили питание на себя. Ясно: волчки – заместители, продолжатели жизни ветки-мамы, обделённой теперь питанием. Это всего лишь очередной этап развития, продолжения жизни ветки. Как сеянцы – продолжение дерева. Волчок и появляется, чтобы заместить старую или больную ветку, как природой и задумано. Можно ему помочь. Сначала немного отогнуть 1-2-летний волчок кнаружи – к свету, а через год или два отрезать старую ветку до волчка, как на фото 44.

Вот другое дерево. Штамб покрылся морозобоинами – страшными ранами, и заплыл лечебной смолой – камедью. Но вижу: ниже мёртвой коры появляется мощный волчок и принимается быстро расти. Да это ведь будущая крона! Отслеживаю дальше. Обмороженная крона даёт ещё несколько урожаев и умирает, но волчок уже превратился в новое здоровое деревце. И он – лишний?!

Наконец, волчки – великолепный материал для перепрививки дерева. Прививать на концы веток – ошибка, а вот на волчки – разумно. Раз волчок вылез, он обязательно начнёт лидировать – станет новой, сильной частью ветки.

В нашем климате, где многие деревья вынужденно «плакучие» и «голенастые» от морозобоин, волчки – обычное и массовое явление. И бороться с волчками – значит, лишать деревья единственной надежды выжить. Исключение – волчки на крупных срезах сильных веток. Если уж их вылезло слишком много, можно удалить. Но не все, а лишь половину, и вовремя: в стадии зародыша, в мае-июне, когда они, травянистые, только показались. Тогда дерево сможет быстро перестроиться.

И ОТПРЫСКИ – НЕ ЛИШНИЕ!

Ох, как не любит наш брат-садовод поросль – прикорневые отпрыски! А я люблю. И не считаю их, как другие, «сорняками». Привьёшь, бывает, на отпрыске дикой яблони южный сорт, и уже на третий год получаешь крупные плоды.

У отпрысков есть одна особенность. Они, «корневые аналоги веток» – стадийно зрелые, взрослые. Отсюда и скороплодность, и морозостойкость. Некоторые отпрыски растут так близко со штамбом, что составляют с ним одно целое. Это идеальный материал для постепенной полной перепрививки старого дерева (фото 50). Каждый год можно удалять у «пенсионера» один-два старых сука, и постепенно он заменится деревьями из отпрысков.

А ВОТ ВЫСОКИЙ ШТАМБ – ЭТО ЛИШНЕЕ!

«Здравствуйте, уважаемый Валерий Константинович!

Помогите, пожалуйста, нам с саженцами. Нашему саду уже за тридцать. У нас было много яблок и ягод. Со временем деревья состарились. Посадили новые саженцы. Яблони начали плодоносить на 4-5-й год. А вот сливы и груши через два-три года погибали, хотя все саженцы приобрели в нашем институте Лисавенко. Посадки делали, как и раньше – по-книжному. Прошедшие зимы погубили все оставшиеся яблони. На яблонях отмёрзло всё, что выше метра от земли. Живыми остались только по три-четыре нижних боковых ветки у земли. И это – у яблонь местных сортов: Подарок садовода, Сувенир Алтая, Уральское наливное, Заветное ...»

Друзья! Предлагаю раз и навсегда договориться: обрезка – вынужденный приём, по сути – варварский по отношению к друзьям-деревьям, которые страдают, как и мы. И если мы делаем её, то только затем, чтобы спасти дерево от гибели. Раз уж мы привезли «эмигранта» в суровый край, его естественная программа требует уточнения. Приходится помогать ему строго определённым образом. Делаю это в первые два года – чтобы потом не вмешиваться в его жизнь.

Главная помощь в морозно-ветреном климате – заставить дерево расти «кустом».

Все классические книги учат формировать высокие штамбы. Для этого нижние ветки на штамбе отрезаются. На юге со слабыми ветрами – ладно, пусть. В Сибири и на Севере всё наоборот. На высоком штамбе тут могут уверенно расти только сеянцевые деревья местных морозостойких сортов и видов. Остальные сильно рискуют! Если бы мы имели волшебную возможность видеть всё, мы увидели бы изувеченные деревья в миллионах садов. Поверьте человеку, видевшему их сотни и в Саяногорске, и в Москве, хотя специально не искал.

Приглядитесь к фото 57. Оба сорта привиты на общий подвой. В ураганный ветер сформированное секатором высокоштамбовое дерево рухнуло, а низкоштамбовое выдержало нагрузку. А ветреных дней у нас – чуть не половина. Прибавьте сюда хрупкость штамбов из-за неизбежных внутренних подмерзаний. И недостаточно прочное сращение с подвоем, что тоже не редкость. За все годы получил сотни горестных сообщений о сломанных ветром высокоштамбовых деревьях, выращенных по невежеству в ветреных местах. Хрупкая, подмерзшая древесина скелетных веток – также явление обычное. Вот и не выдерживают деревья раннего снега, больших урожаев, ветровой нагрузки.

Выход – формировать кустовую, низкую крону. Кроме ветроустойчивости, у неё есть ещё одно важное достоинство: основания нижних веток зимуют под снегом. В любой критический мороз тут остаются живые ростовые и спящие почки – сортовая часть дерева быстро восстанавливается. Такие «кусты» никогда не погибнут полностью. Поверьте, если прививать строго по нашей книге, косточковые сами превращаются в «кусты» за первое же лето (фото 41). Лезть с секатором к такому деревцу практически не нужно – разве что центральный лидер укоротить.

Есть ещё один книжный аргумент: мол, там, на высоте двух метров, чуть не на 10°C теплее, чем над снегом. Не спорю, где-то и впрямь так. Но вы всё же не верьте, а вначале проверьте. У меня, как вы уже знаете, разницы нет. Но если даже внизу холоднее, и тут годятся «кустовые» деревья: на подвое-сеянце они могут быть достаточно высокими.

А в самых морозных зонах с глубоким снеговым покровом – в Новосибирске, Томске – никакой высокий штамб от мороза не спасёт. Здесь нужно формировать распластанные кроны – прятать под снег хотя бы нижнюю половину веток (фото 58). Оптимальный вариант, вполне доступный даже для новичков. Намного сложнее, хотя и надёжнее, формировать классические стланцы – они прячутся под снег целиком (фото 59). Но я этим никогда не занимался, и фотография – из сада Е. Пантелеева (Кемеровская область).

ЛИСТЬЯ ЛИШНИМИ НЕ БЫВАЮТ!

Наблюдая за садоводами, открываешь: оказывается, бывают «лишние» листья! Их рекомендуют обшмыгивать при осенней пересадке. Но вдумаемся: ведь они ещё зелёные и крепко держатся за ветки. Значит, им рано уходить!

Каждому листику надо выполнить свою личную программу – выкормить свою родную пазушную почку у основания черешка, довести её до полного созревания. Для этого нужно время, и только само дерево в состоянии увязать время, температуру и количество солнечных дней, чтобы выполнить эту задачу. У торговца задача другая: чтобы саженец не завял, не стоял бы с вялыми листьями, отпугивая покупателей. Корней-то почти нету, и листья начинают высасывать влагу из коры и древесины. Кажется, логично: оборвал ЛИСТЬЯ – прутики дольше не сохнут. Но ведь почки-то без листьев остались недозрелыми, а им зимовать! А ведь выход прост: выкопай саженец с комом и обрежь его покороче.

Пересади ранней осенью. Оставшиеся листья живут, почки под ними дозревают, заодно и кустовая крона уже заложена. Помогают листья и корням – дают возможность уцепиться за почву. Весной саженец уверенно принимается.

Насколько важен поздний лист, говорят сами растения. Даже в солнечной Хакасии через год-два деревья уходят в зиму с зелёными листьями (фото 40). А «колонки» всегда зимуют в замёрзших зелёных листьях. И вот факт: как ни удивительно, весной всё живо! Моё наблюдение: после этого зима случается спокойная, без крайностей. Значит, деревья используют любую возможность продлить работу листьев. Пока жив, лист даже в холоде умудряется что-то отдавать почкам.

А мы читаем дикий совет: пересаживаешь – оторви! И отрывают, точнее, обдирают. Результат – сколько было листьев, столько теперь свежих ран вплотную к недозрелым почкам. Вот и родился миф: «нельзя пересаживать осенью». Конечно же, нельзя – таким способом. Конечно же, можно, если пораньше, бережливо, с большим комом земли, с обрезкой и с зелёными листьями.

Напомню: если саженцы покупаются с хорошими корнями и в прикоп, допустимо обрезать листья ножницами, оставив нетронутыми черешки. Но о плюсах и минусах прикопа мы уже говорили.

НУЖНА ЛИ НАМ ПРИЩИПКА ВЕРХУШЕК

Прищипывание верхушек летних побегов – один из известных и авторитетных агроприёмов для деревьев-эмигрантов, не вмещающихся в короткое лето Севера или Сибири. Подразумевается: отщипнул – прекратил рост – побеги скорее вызревают. Моё мнение: палка о двух концах. Сам не делаю и другим не советую.

Уже второй раз за десять лет октябрь у нас аномально тёплый – до +26°C! И ведь так почти по всей Сибири. А прищипка – та же осенняя обрезка. У тех, кто сделал прищипку в сентябре, почки сейчас набухают, теряя зимостойкость. Думаю, и в обычную осень деревья лучше нас знают, как готовиться к зиме – только не мешай. И если они продолжают расти, это для чего-то нужно. А вот вмешательство в природный процесс – всегда риск.

КАМЕДЬ – ЖИВИЦА ДЛЯ ДЕРЕВА

Многие деревья обладают уникальными свойствами самолечения и выживания в самых жёстких условиях. Ну кто позаботится о прекрасных таёжных кедрах, соснах, лиственницах – всё сами! Залечивают раны своей смолой. И не только себя лечат, но и нас. Существует целая индустрия по сбору лечебной смолы – живицы. Вернее, существовала. Получаю отчаянные письма из южных краёв – помогите, пришли те живицу! А у нас она сейчас – такая же редкость.

Живицу все уважают. А вот её аналог у косточковых – камедь, или древесный клей, – почему-то ненавидят. Увидев, что дерево заживило рану и она заплыла, то есть залечилась камедью, мы почему-то обязаны взять острый нож и вырезать живительную, незамерзающую смолу вместе со здоровой тканью! А затем рану, сделанную уже своими руками, продезинфицировать и замазать.

Опять совет, пришедший с юга! Вот рассказ опытного садовника – моего соавтора. «Не удалённая вовремя камедь – беда наших абрикосов и черешен. Бывает, после засухи проливные дожди – ствол набухает, кора трескается. И вот трещина заплыла камедью, и к осени та закаменела. За пару лет камедь постепенно раскрошилась, забилась грязью, но коре сомкнуться не дала – и вот зияющая трещина, а под старой камедью гнилая древесина, трутовики и короеды. И наоборот: вовремя, в мае вырежешь свежую смолу, проведёшь три-четыре борозды по ране сверху вниз, замажешь глиной, забинтуем – к осени всё почти гладко, сомкнулось».

Согласен. При такой силе роста, как у косточковых на юге, – да, сомкнётся. При тёплой зиме – да, зарастёт. У нас же всякая лишняя рана на штамбе – игра в русскую рулетку с морозом. Никогда не бороздую кору, не удаляю камедь. И вам не советую.

2. ЧТО В СИБИРИ ДЕЛАТЬ НУЖНО

 

Полезность существует независимо от того, согласны с ней или нет.

ВОСПИТЫВАЙ ДИТЯ С РОЖДЕНИЯ!

Самый умный принцип в работе с деревьями – «чем раньше, тем лучше». Чем раньше обратишься к дантисту, тем меньше зубной боли. Иначе: воспитывай дитя, пока поперёк лавки помещается.

Дано: однолетний саженец груши, обрезанный почти наполовину. Обрезка вынужденная: деревце пересажено на новое место. В результате проснулись все два десятка почек, включая самые нижние. Передо мной выбор: могу сформировать дерево штамбовым, как принято на юге, а могу кустовым. На этом участке нет сильных ветров, город смягчает зимы, к тому же маловато места. Выбираю штамбовый вариант. Аккуратно обламываю руками новорождённые «лишние» побеги, оставляю четыре верхних, хорошо развитых и глядящих в разные стороны.

Прошло три года – и перед нами плодоносящая грушка. Все малюсенькие ранки полностью зажили.

Представим, что та же грушка сажается на ветреном, морозном участке. Тут подход другой: хорошо укоротить саженец, а летом не вмешиваться и не трогать ничего. Деревце должно иметь возможность спрятать низкий штамб и нижние ветки под снег. Следующей весной нужно снова ополовинить сильный вертикальный лидер. Может быть, через год – в третий раз. Всё! На этом обрезка и формировка дерева закончена. Крона получилась кустовой – низкой и устойчивой. Основания веток могут пережить критическую зиму под снегом (фото 60).

Первая, а через год вторая обрезка саженца – главные в жизни дерева, и в идеале они вообще единственные. В них совмещается необходимое укорачивание саженца и формировка будущей кроны. И самое главное – первые торцевые ранки быстро затянутся без следа.

Чем меньше и суше корни, и чем длиннее саженец, тем большую часть кроны, соответственно, нужно убирать. Весной – как правило, 30-50% длины всех веток, включая центральную. Осенью – не меньше, а часто больше половины длины: позднеосенние саженцы приживаются ещё труднее. Если у саженца есть развитые боковые веточки, центральный лидер тоже укоротите минимум наполовину: сразу заложите кустовую крону.

В многоснежных зонах необрезанный саженец ждёт ещё одна беда: весной длинный тонкий хлыст, целиком попавший под снег, может быть изломан. Это бывает с подветренных сторон заборов и домов, где наметаются сугробы. Дневной мокрый снег ночью примерзает к саженцу, а с утра вся эта масса продолжает осаживаться. Единственная наша снежная зима показала: это не шутки. Из сотни моих саженцев, при витых и выросших под забором, снег изломал и свалил восемьдесят! Больше под заборами школки не делаю. Все саженцы для пересадки обрезаю. Если вы выращиваете деревца на месте, то в первый год-два обязательно привязывайте их к прочно вбитым колам. А если у вас школка – перед весной убирайте отсюда лишний снег.

Многие авторы пишут: короткая обрезка саженцев при посадке и в первые годы приводит, мол, только к тому, что начало их цветения отодвигается на два-три года. На самом деле – смотря какие саженцы, в каком климате и какая обрезка.

Берём ситуацию авторов совета: юг, чернозёмы и качественные саженцы, не карлики, выращенные в контейнерах. Посадил, полил – в первый же год приросты по полтора метра, во второй – ещё столько же. Подошёл безграмотный хозяин, со злости укоротил все хлысты почти до пеньков. А из каждого пенька – по три таких же хлыста! Хозяин снова – до пеньков. Хлыстов ещё больше – уже целый «веник». А он – снова ... Так и срезает всю древесину, которая через год-два могла бы зацвести. Тут однозначно: «обрезка в первые годы отодвигает цветение»!

Поэтому садоводы Европы давно перешли на карликовые подвои и сверхскороплодные сорта. А юные деревья не режут – пригибают ветки. И уже на второй год собирают первые плоды, а на третий – окупают посадку сада.

А вот обратный вариант – наш. Саженец сильный, но с обрубленными корнями. Перед посадкой он укорачивается минимум наполовину – иначе просто может не прижиться. Во вторую весну урезается только центральный побег-лидер, в третью – тоже. Боковые ветки вообще не трогаются! Спокойно зреют, взрослеют и быстро зацветают.

Необрезанный саженец, может, и зацвёл бы на год раньше – если бы дожил до цветения. Но это очень вряд ли. На месте продавцов, советующих не обрезать, я бы так и говорил: «Не обрезайте! Если вдруг, случайно, всё же выживет – на целый год раньше зацветёт!»

ПЕРЕГРУЗ – ПОТЕРЯ МОРОЗОСТОЙКОСТИ

 

Перегруз ваших деревьев это ваша жадность, помноженная на лень.

Н. Курдюмов

Посмотрите на фото 61. Для старого дачного сада – обычное дело. А мой соавтор уверяет, что это – дикий, немыслимый и опасный перегруз. Даже на Кубани после таких перегрузов деревья страшно ослабевают, и спасти их можно только кардинальной разгрузкой. Осмотрев наши сады, Николай Иванович настаивает, что этот приём нужно пробовать и сибирякам.

Вот тут наши мнения расходятся. Я против любого вмешательства в природу дерева. Насмотрелся на результаты глупых обрезок, особенно в последние годы! Несмотря на убедительность аргументов, по-прежнему убеждён: полезной обрезки в Сибири не бывает – только вынужденная. Во всяком случае, для взрослых деревьев. Хорошо знаю дачников и очень боюсь: в неумелых руках вреда будет больше, чем пользы.

Но Николай Иванович – опытный садовник-практик. С его слов, он многократно спасал старые и гибнущие деревья именно с помощью сильной разгрузки. Я никогда этого не делал, поэтому спорить не берусь. По поводу укорачивания веток уже всё сказал: сам регулярно срезаю прирост на черенки, и особого вреда дереву не вижу. Исключение – абрикосы: даже укорачивание иногда вызывает гибель почти всей ветки. Если бы не нужда в черенках, я бы их вообще не трогал.

В общем, сколько за – столько против. В итоге мы решили оставить этот способ на ваше усмотрение. Уверены в своих знаниях и умениях – пробуйте, начав с самого малоценного дерева. Через пару лет увидите результат – звоните, буду благодарен за рассказ. А не умеете – лучше не беритесь. Пусть уж ваше дерево растёт само, как хочет. Поверьте, так оно дольше проживёт!

А теперь передаю слово соавтору.

К моему огромному сожалению, я в Сибири не жил. Но мой немалый опыт садовника говорит: у дерева есть оптимальное состояние. И пока оно оптимально, дерево совмещает хороший урожай и предельную устойчивость к любым стрессам. Интересно, что В. С. Бородич озвучил это почти теми же словами.

Я вижу один прямой показатель состояния дерева – ПРИРОСТ. Иначе – листовая поверхность фотосинтеза. Пока её достаточно, дерево производит для выживания всё, что может.

Сибирские деревья стареют быстро. Особенно быстро стареют нижние и средние ветки, гнущиеся от плодов. И чем ниже они гнутся, тем сильнее перегружаются. Перегруженное дерево перестаёт давать нормальный прирост, и от этого перегружается ещё больше. Но ведь именно листья прироста – производители продуктов фотосинтеза. Плодушки – наоборот, потребители. Без прироста постаревшей кроне не хватает питания для закалки, и влаги – для сопротивления морозу. Морозостойкость падает. Появляются новые морозобоины, и прироста ещё меньше ... Замкнутый круг.

Грубо: нормальный прирост – максимально возможная морозостойкость. Это относится и ко всему дереву, и к отдельным веткам. А что значит – нормальный? Ну, такой, какой был во время оптимального состояния дерева: нормальная целая кора и нормальные увесистые плоды.

Есть и другая причина плохого прироста: повреждения коры и внешнего слоя древесины. А в Сибири она – первая. Здесь дачникам с пилой и грибковым гнилям вроде рака коры активно помогают критические морозы. И единственное средство нарастить и восстановить кору – тот же МОЛОДОЙ прирост. И опять: чем меньше здоровой коры, тем больше плодушек – дерево отдаёт все ресурсы семенам. А чем больше плодушек, тем меньше прироста. А чем меньше прироста, тем хуже восстанавливается кора, тем слабее морозостойкость и тем больше плодушек ... Тот же замкнутый круг, ведущий к смерти. И дерево, нацеленное на продолжение рода любой ценой, не может его разорвать, чтобы продлить свой век.

Но это может сделать садовод. Логика простая: меньше плодовых веточек – крупнее плоды и больше прироста. А молодые побеги-заместители, растущие из разгруженной или укороченной ветки, естественно, продлевают её жизнь. С другой стороны, укорачивание веток не производит криминальных ран. Беру на себя смелость и советую: испытайте этот способ. Во всяком случае, попробуйте это для яблонь и морозостойких груш, склонных перегружаться. Выберите самую обречённую или малоценную яблоньку. Весной разгрузите постаревшие нижние и средние ветки, чтобы одновременно нормировать урожай – уменьшить количество завязей.

Разгрузить ветку просто. Сначала укоротите опущенные книзу концы до первых приподнятых веточек. Затем сильно, на две трети, укоротите мелкие ответвления, уже свисающие вниз и переставшие прирастать, в пользу более молодых веточек, растущих кверху и дающих прирост. То есть, сделайте ветку реже и более приподнятой. Результат – на концах ветки появились приросты, а плоды стали вкуснее и крупнее. Примерно такой ветка была в возрасте 4-5 лет.

Прекрасно понимаю: никто не будет заниматься этим во взрослом саду. И не надо – тем более, если рука с секатором объединились против головы! Но если вы ищете способ откачать любимое старое дерево, гибнущее без прироста, – это как раз то, что надо. Единственное, что его может спасти, – новый прирост. Я откачал сотни таких деревьев. Вдруг и у вас получится?

РЕПЛИКИ О РАЗНЫХ ВИДАХ ОБРЕЗКИ

Лучше нетронутое и густое живое дерево, чем осветлённое и обрезанное мёртвое!

Обрезка для формирования кроны. Повторюсь: в Сибири и на Севере её нужно делать только первые два-три года. Сажаем укороченный саженец – у него просыпается много почек. Вышли юные побеги – оставляем три-четыре боковых, равномерно расположенных, и верхушку. Всё прочее выщипываем или аккуратно удаляем в течение лета. Ещё две весны: все боковые ветки и верхушку укорачиваем на треть. Всё! С четвёртого года жизни на новом месте формирующая обрезка прекращается навсегда.

Обрезка для осветления кроны. Тут ветки не укорачиваются. Укороченная ветка быстро загущает освободившееся пространство новыми побегами. Осветлять – значит вырезать «лишние» ветки «на кольцо». Но чем это кончается, я уже писал.

Много лет наблюдая за деревьями, пытался понять: ну зачем отрезать толстые скелетные ветки? Так и не понял! Ну убрали мы каждую третью ветку, ну, направили солнце внутрь кроны. Может, урожай стал больше?.. Так нет. Может, морозостойкость увеличилась? Наоборот! Весь эффект – волчки полезли гурьбой.

Да, разумеется, в тени кроны, вынужденно загустевшей от морозобоин и волчков, плодовые почки не образуются, и плодоношение постепенно переносится на периферию. Ну и что? Это естественный процесс. Урожай, кстати, от этого почти не уменьшается. Зачем же из-за этого бесконечно калечить дерево, сокращая ему жизнь? Убрав часть веток, вы не вернёте плодоношение внутрь кроны – только страшных ран наделаете! Куда ни зайду – искалеченные деревья у «начитанных» хозяев. Поэтому советую раз и навсегда забыть этот приём.

Конечно, в теории можно следить за кроной и оставлять только нужные ветки, выщипывая и прищипывая всё лишнее ещё в мае, как только наклюнется. Но этим занимаются редкие единицы самых фанатичных садоводов, да и то лишь там, где рука достаёт. А дачникам рекомендую простое правило: не сформировал дерево сразу – пусть себе растёт, как хочет. Даже если ты живёшь в Сочи, грамотная, полезная формировка – работа для профессионала. Не знаешь тонкостей, не понимаешь дерево – не лезь с секатором и пилой: определённо, твои «услуги» только навредят!

Санитарная обрезка – мера вынужденная. После аномальных зим появляются сухие ветки, и делать нечего – надо обрезать. Делаю это, как только становится ясно, что ветка мёртвая. Или, к примеру, если ветки трутся друг о друга, то одну из них нужно укоротить. Необходимо избавиться и от веток, сильно поражённых болезнями. Укорачивать до здоровой древесины надо и обломанные ветки. Правило у меня тут одно: если можно укоротить ветку и продлить ей жизнь, не срезай её «на кольцо».

А если уж пришлось срезать на кольцо – тщательно заглаживай ножом и замазывай рану, и обновляй замазку каждые 5-6 недель до самой зимы.

Обрезка дерева на омоложение – самая сильная и радикальная. Дерево сильно постарело. Плодовые образования, из-за страшной многочисленности, уже выдохлись и почти перестали работать. Молодых приростов даже на верхних ветках уже почти не появляется. Если и есть урожай, то это тьма измельчавших кислых плодов. Нет молодого прироста – нет и сахаров.

Жалость тут уже неуместна – дерево всё равно вас уже не кормит, а только всё больше стареет. Берите пилу и беспощадно укорачивайте все скелетные ветки – убирайте три четверти. Совсем сухие и старые удаляйте совсем. Из обрезанных веток полезут новые побеги, листовой аппарат восстановится. К дереву на несколько лет вернётся молодость, а к плодам – вкус и привлекательность. Но это ненадолго. К сожалению, новые ветки старого дерева постареют намного скорее – за несколько лет. Возраст, знаете ли.

Обрезка для будущей перепрививки. Допустим, вас не устраивают плоды взрослого дерева местного морозостойкого сорта. Весной укоротите две-три скелетные ветки наполовину или больше. Из срезов полезут десятки вертикальных побегов. Лишние – слабые – выщипните, пока не одревеснели. Следующей весной эти побеги – идеальный подвой для перепрививки копулировкой. Привили – можно укорачивать ещё три ветки, готовить новые подвои. В результате такой обрезки могут появиться и отпрыски от корней. Тоже прекрасный вариант для прививки новых сортов.

Формовка – создание искусственных форм кроны. Уточняю: речь идёт не об исправлении отдельных недостатков природной кроны. Речь о геометрически правильных формах: пальметтах, веретёнах, кордонах и т. д. Целые книги этому посвящены. Но зачем продавать эти книги в Сибири и на Севере?! На юге это – садовое искусство. У нас же, где деревья живут на грани гибели, такая формовка – варварство и бессмыслица. Чем сильнее мы нарушаем естественную программу дерева, тем больше сил оно тратит на сопротивление и тем меньше у него шансов выжить!

Пожалуй, единственное, что применимо у нас из приёмов формовки – ранняя выщипка ненужных побегов в зародыше. Но я ещё не встречал садовода, у которого хватает на это терпения.

Теоретически, можно было бы применять ещё и пригиб веток. Тем более что замечено: наклонные плодовые ветки более морозостойки, чем сильные вертикальные. Но в Сибири этот приём просто не нужен! у нас нет «переростков». Наши деревья растут на сеянцевом подвое так же, как в Воронеже – на карликах. Наши ветки и так слишком сгибаются от урожаев. Начни гнуть – совсем распластаются и ослабнут. Для нас отгибы – просто лишний бессмысленный труд и насилие над деревьями.

Итого. Возможно, вам так и не удалось вникнуть в проблемы и способы обрезки, да и вникать не хочется. И не надо. Вот лучший совет для неопытных новичков. Купили саженец, правильно посадили, полили, тут же сильно обрезали, замазали ранки – ВСЁ! Больше не подходите к дереву с секатором, пока не увидите что-то явно неладное.

КОГДА МОЖНО БРАТЬ СЕКАТОР

 

- Когда мне начать обрезать деревья?

- Когда научишься ...

Разберём коротко разные сроки обрезки с сибирской точки зрения.

- Осенняя обрезка – у нас опасна и даже губительна. Незажившие раны уходят в зиму. Мороз убивает кору и камбий вокруг срезов, и с весны тут развивается разная гниль. Если уж у нас и появляется рак коры, то начинается он именно с таких ран.

- Зимняя обрезка – то же самое.

- Летняя обрезка – опасна по-своему. Она нарушает программу развития дерева в самое благоприятное время. Стимулирует преждевременное пробуждение невызревших и спящих почек. Зелёные побеги, вытолкнутые после обрезки, не успевают пройти весь цикл развития и погибают зимой. Дерево бессмысленно искалечено.

- Весенняя обрезка – единственная допустимая в суровой зоне. Раны успевают ограничиться коровым валиком, древесина срезов высохнуть и стать мёртвой «пробкой», дерево успевает перестроиться и подготовиться к зиме. Оптимальный срок – незадолго до начала сокодвижения, когда ночью температура ещё минусовая, а днём уже плюсовая. Для Южной Сибири – конец марта или начало апреля.

Однако после морозной зимы срок обрезки лучше отодвинуть. Делая обычную обрезку в марте или апреле, новичок может вырезать живые ветки, а дереву оставить замёрзшие. И с удивлением обнаружить это только в мае. Это тот случай, когда с обрезкой лучше подождать до распускания почек.

СДЕЛАЛ РАНУ – СУМЕЙ ЗАЛЕЧИТЬ!

Осталось сказать о замазке ран. Увы, она не заменит живую кору и не защитит от мороза. Но в Сибири замазывать раны нужно обязательно, даже на торцах укороченных веток: любая влага, впитанная сухим деревом и замёрзшая, открывает ворота всяким напастям.

Главное: замазку обязательно нужно обновлять. Повторите её хотя бы один раз через месяц! Особенно важно – перед зимой.

Обычно замазывают садовым варом или густой масляной краской. Торцы привитых черенков лучше всего замазывать мягкими варами типа «Универсала Бугоркова». На ощупь – как густой клей, хорошо мажутся даже в дождь.

Обычный садовый вар недолговечен, скукоживается или отваливается от мороза, а летом испаряется от солнца. Слышал, что хорошо заживляет раны старый советский нигрол – тёмное смазочное масло. Но где его взять? Можно использовать масляную краску в два-три слоя. Правда, современные добавки могут быть ядовитыми для камбия, да и сухая краска быстро трескается, а потом отшелушивается.

Вот отличная подсказка сибирякам: лак-паста В. А. Долматова. Валерий Александрович житель Златоуста, садовод-опытник, травник и биохимик. Его лак-паста – продукт природный, из углеводородов. Сначала она почти жидкая, отлично впитывается, но на воздухе быстро густеет и образует тонкую плёнку, как лак. Работать очень удобно. Я уже успел оценить это изобретение, замазав кисточкой на морозе тысячи ран после заготовки черенков. По краям крупных ран и на морозобоинах лак-паста стимулирует нарастание новой молодой коры, что подтверждает и Н. И. Курдюмов. Ещё один важный плюс: пахучая лак-паста с гарантией защищает от мышей. Жаль, что не защищает от зайцев!

Адрес Долматова, как и прочие адреса – в заключительной главе.

* * *

Напоследок – о душе.

Многие садовники режут деревья с лёгким сердцем. Они рассуждают научно: у каждой почки – своя душа. Дерево – не индивидуум, а популяция, «клан» из тысяч почек, связанных в единую систему. И оно не боится жертвовать отдельными ветками ради процветания всего «клана».

Лично мне эти доводы не помогают. Что называется, кожей чувствую, как деревьям больно. И хочу предостеречь: если вы воспринимаете обрезку так же, и у вас слабое сердце – лучше откажитесь от обрезок, не мучайте себя. Я это испытал на своём сердце: чуть в больницу не попал. По крайней мере, не режьте проснувшиеся деревья. Сместите обрезку на начало-середину марта – в это время дерево ещё спит, и ему обеспечена анестезия.

С эл. страницы http://sadisibiri.ru/klimat-perehitrim-9.html


--- Подпишись на рассылку "Быть добру"... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится





Загрузка...