Информационная база Движения
создателей родовых поместий


Информационная база Движения создателей родовых поместий



Хорошие газеты
Газета Быть добру Международная газета
"Быть добру"


Родная газета Международная газета
"Родная газета"
Подписаться на рассылки
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка для тех, кто совершенствует среду обитания: как сделать, чтобы всем было хорошо. А на Земле быть добру!

Рассылка группы Google "Быть добру" Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом

Подпишись на рассылку "Движение создателей родовых поместий"
Рассылка для тех, кому интересен образ жизни на земле в гармонии с природой в своём родовом поместье. Родовое поместье – малая родина.

Рассылка группы Google "Движение создателей родовых поместий" Электронная почта (введите ваш e-mail):











Группы
















Как странные странники стали старожилами (23 февраля 2011 г.)

Городские жители перебрались в глухой хутор
Четыре с лишним года назад в «АиФ на Дону» вышел материал «Странные странники».
Речь шла о необычном начинании: больше десятка семей из Ростова, Батайска, Таганрога, Сочи и т.д. перебрались из обустроенных городских квартир в глубинку — хуторок Дубовой, что примерно на середине пути от Шахт до Белой Калитвы.
Горожане мирились с тем, что из коммунальных благ в Дубовом, обычном хуторе, есть лишь электричество. Они купили там пустовавшие дома. Живя в них, одновременно обустраивали на краю хутора родовое поселение Росток.
…Со временем поселенцем стал даже иностранец — русский немец Алексей Изаак, махнувший в Дубовой из… Мюнхена.
И даже сейчас редакция получает отклики на ту публикацию. Потому мы решили вновь побывать в этом затерянном хуторе.
 
Шалаши в степи
…Трасса даже не до Дубового, а до центра сельского поселения — хуторка Грушевка была пустынна. По обе стороны дороги — заметённые снегом поля да степные холмы.
— Хотите знать моё мнение о тамошних переселенцах? В целом люди как люди. Иные стали уже почти старожилами, — сказал «АиФ на Дону» председатель Грушево-Дубовского сельского поселения Сергей Сягайло.
— Первые горожане приехали в Дубовой 8 лет назад, — продолжает он. — Помню, местные возрадовались. Дом в Дубовом стоил 15 тысяч рублей, а тут их стали покупать за 40-50, а то и за 80 тысяч.
Самих переселенцев, как поясняет Сергей Сягайло, хуторская жизнь удалась не всем. Несколько из тех, кто приехал сюда одними из первых, уже уехали.
— Например, был колоритный переселенец из Ростова — Саша, до того работавший хирургом в Ростовской областной больнице, — говорит он. — Ему было лет 45. Вот приходим мы к нему как-то среди зимы. У него печь топится. Но углём не обзавёлся, а дрова колоть толком не умеет. Да и руки у него не сплошная мозоль, как у многих наших, а нежные. Человек, кроме скальпеля, прежде ничего в них не держал. Чтобы не замёрзнуть, ходил в степь, рвал там сухой болиголов, им топил. Но мы-то знаем: болиголов сгорает мгновенно, как порох. Его надо чуть ли не каждую минуту в печь подкидывать. Словом, он пожил-пожил и уехал.
Тем не менее многие переселенцы в Дубовом уже несколько лет.
— И за многое их зауважали, — продолжает Сягайло. — Чистят родники, ведь здесь хорошая питьевая подземная вода. Начали проводить у себя в поселении фестивали — бардовской песни и пр. Я поначалу отправлял на эти их фестивали милицию. Потому что по опыту знаю: фестивали — это выпивка, сигареты. Заканчивается всё как в анекдоте: «Кто заказывал драку?» А на их мероприятиях участковые просидят по полдня и звонят мне: «Леонидыч, да отпусти ты нас отсюда. Скучно нам. Они не пьют, не курят, не матерятся…».
…Так как дорога до Дубового узкая да и накануне её замело, нас взялись довезти туда на бывалой «Ниве», принадлежащей администрации.
Въехали с того края, где и расположилось родовое поселение. По сторонам от дороги стояли забавные разной степени готовности мазанки, крытые камышом, высились стожки из срезанных камышовых стеблей.
Водитель-грушевец улыбнулся:
— Это и есть их экологически чистые шалаши.
 
«Мы посадили две тысячи деревьев»
…Поначалу непривычные, явно несовременные жилища могут действительно показаться смешными, как, наверное, и сама затея поселенцев — зачем-то уехать в глубинку, где по нужде ходить в уличный туалет, гнуть спину над грядками и т.д. Это тем более странно, что большинство переселенцев — люди с высшим образованием, достигшие в городе успеха.
Два не глиняных, а основательных, деревянных дома в поселении — у экс-немца Заака и экс-батайчан Владимира и Елены Кузуб.
…46-летний Владимир Кузуб, долгое время работавший в Администрации Ленинского района Ростова, встречает у своего участка. Без хвастовства говорит: на гектаре земли, что они с женой арендуют здесь, посадили уже 2000 деревьев. Указывает на молодые сосенки: мол, только сосен и берёз по 100 саженцев, больше 150 туй, а ещё дубы, вишни, черешни, сливы, яблони и т.д. Сливы, несколько яблонь и груш у него этим летом впервые плодоносили.
 А потом мы проходим в дом. Елена, в недалёком прошлом учительница высшей категории в одной из батайских школ, наливает вкуснейший чай.
— Что это — какой-то зелёный чай? — спрашиваю у неё.
— Что вы, обычный чабрец — в здешней степи собираем. Точнее, конечно, не совсем обычный, а смесь из трёх его видов — мятного, лимонного и ещё какого-то, растущего на здешних скалах.
…Они эмоционально перечисляют, к чему невозможно привыкнуть в городской жизни: смрад вместо воздуха, давка в общественном транспорте, вонь от текущей канализации и т.д.
— Нашему сыну 8 лет, — говорит Лена. — Так в городе ему и выйти было некуда, всюду застройка или гоняют машины. А здесь он всё лето бегает босиком по земле. Когда жарко, 20 раз за день искупается в речке, научился плавать. Пьёт здешнюю родниковую воду.
Они угощают печёной тыквой, выращенной на своём огороде, мёдом от своих пчёл.
— А если спустимся в подпол, там у нас ещё бочка своих, домашних, солёных огурцов, полбочки арбузов квашеных, свои картошка, чеснок, варенья, — перечисляет Владимир. — Конечно, ради всего этого надо вкалывать. Но как иначе?!
 
А как же без любви?
…История хозяина белёной мазанки — новочеркасца Виктора Урса иная, но тоже запоминающаяся. Ему 60. Почти всю жизнь работал на заводе металлоизделий. Несколько лет назад прочёл объявление о том, что можно взять в аренду в родовом поселении гектар земли (годовая стоимость аренды здесь 400-700 руб.), заинтересовался. Жена и взрослый сын увлечения отца деревней не поняли. Он отписал нажитое в городе им («сделал дарственную») и перебрался в Дубовой. А здесь… встретил другую.
— Её тоже, как и первую жену, зовут Татьяной, — говорит он.
В то время она арендовала с мужем в Дубовом землю. В их семье хуторской быт не пришёлся по сердцу мужу. Тот вернулся в город, и начатую стройку Татьяна тянула одна.
— Сама месила глину с соломой. Потом вбивала колышки, натягивала верёвку и вдоль неё выкладывала слоями смесь, — вспоминает Виктор Петрович.
А потом они полюбили друг друга. Достраивали хатку уже вместе.
— Почему выбраны именно такие материалы? — интересуюсь я. 
Урс объясняет: экологические материалы в поселении приветствуются. К тому же они дёшевы.
— Глина, щебень, солома, камыш — всё почти под ногами, — поясняет он. — За то, чтоб нам привезли машину, скажем, глины, платили 500 рублей.
Окна и двери в домах у поселенцев бэушные, купленные по объявлению у тех, кто вставил евроокна и не знал, куда деть прежние. Камыш растёт у реки и т.д.
Ростовчанка, прежде сотрудница Ростовского НИИ нейрокибернетики, Людмила Жарова (одна из первых переселенцев) по-прежнему живёт в Дубовом с младшей дочерью Власой. Вторая, старшая, поступила на первый курс таганрогского вуза и переехала в город. По-прежнему живут в хуторе ростовчане Лукины. У сочинца, офицера запаса Александра Аликаева, умерла жена. Долго горевал. А спустя какое-то время встретил на брачном слёте Татьяну Большакову: раз в год, летом, в поселении устраивают неделю знакомств для одиноких людей, приглашают желающих создать семью из городов и из других родовых поселений. Татьяне было 42, жила в Ростове. Она разведена, дети выросли.
— Мы встретились с Сашей и больше не расстались, — говорит она.
Три года они вместе, его 7-летний сын зовёт её мамой.
…Конечно, большинство переселенцев наладили жизнь в деревне благодаря городским доходам. Кто-то сдаёт в аренду городскую квартиру, кто-то ларёк. Жена Виктора Урса неделю работает в Новочеркасске, на вторую приезжает в деревню. Да, некоторые поселенцы уже продают излишки мёда, овощей. Радиофизик Александр Самофал научился мастерски выкладывать печи, и это стало его хлебом.
Многих переселенцев это устраивает, они справедливо замечают, что «в деревне большие деньги вообще не нужны, в одежде-обуви мы непривередливы, кормит огород». Другие, напротив, не прочь наладить здесь бизнес — со временем поставить на поток, скажем, выращивание экологически чистых овощей или… экотуризм. В общем же, жизнью довольны все.
 
Виктория ГОЛОВКО.
 
Газета «АиФ на Дону», № 8 (876) от 23 февраля 2011 г., http://don.aif.ru/issues/876/012

--- Подпишись на рассылки и газеты... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится