Информационная база Движения
создателей родовых поместий


Информационная база Движения создателей родовых поместий



Хорошие газеты
Газета Быть добру Международная газета
"Быть добру"


Родная газета Международная газета
"Родная газета"
Подписаться на рассылки
Подпишись на рассылку "Быть добру"
Рассылка для тех, кто совершенствует среду обитания: как сделать, чтобы всем было хорошо. А на Земле быть добру!

Рассылка группы Google "Быть добру" Электронная почта (введите ваш e-mail):

Рассылка Subscribe.Ru "Быть добру"
Подписаться письмом

Подпишись на рассылку "Движение создателей родовых поместий"
Рассылка для тех, кому интересен образ жизни на земле в гармонии с природой в своём родовом поместье. Родовое поместье – малая родина.

Рассылка группы Google "Движение создателей родовых поместий" Электронная почта (введите ваш e-mail):











Группы
















Как живётся семье, добровольно отказавшейся от всех благ цивилизации (26 января 2009 г.)

Никакого жаркого. Мяса семейство Сириков не ест в принципе. Их стол предельно прост и скуден, как и одежда
 
Семья украинских художников поселилась на опушке леса в доме без электричества. Они живут в счастье и согласии уже несколько лет

Пять лет назад житомирские художники Василий и Виктория Сирики оставили благоустроенную городскую квартиру и собственную мастерскую и поселились на участке заброшенной земли в сорока километрах от Житомира. Тогда в селе Стрибиж мало кто верил, что семья с двумя сыновьями (младшему тогда было всего пять лет) останется здесь надолго. Однако они доказали: в автономном режиме можно и жить, и развиваться. Фокус решил воочию понаблюдать жизнь в «автономии» Сириков. 
 
Не продаётся. Автор картины – Василий Сирик; свои работы он не продаёт

Первоклассник дядя Стёпа
Ещё до поездки приходилось слышать, что на их выставки, которые пару раз в год проходят в Житомире, собирается местная элита; что Василия называют не просто художником, а с приставкой «космо-»; что живут Сирики чуть ли не под открытым небом и обладают невиданными сверхспособностями. Когда Фокус созвонился с отшельниками, необычное сочетание практичности и «потусторонности» отца семейства привело в некоторое замешательство. 

– Мы уже неделю как чувствуем, что к нам кто-то пробивается, – бодро чеканил Василий в трубку. – Да-да, мы вас на энергетическом уровне почувствовали. Вы когда к нам ехать будете, заверните в соседнее село Барашевку за нашими бочками. И Стёпку нашего из сельской школы заберите. 

С первым заданием справились легко. Да и школу нашли быстро. Подъехали к ней как раз, когда подходил к концу дет­ский утренник. Из спортзала гурьбой высыпали принцессы, снежинки, парочка ниндзь-черепашек, человек-паук. И Стёпа. 10-летний мальчуган с длинными волосами, перехваченными повязкой, выглядел далёким славянским отроком. И он, как оказалось, был вовсе не в маскарадном костюме. Не хватало только лаптей. 

– Я хожу в первый класс, а после каникул должны перевести во второй, – по дороге домой пояснял Степан. 

Первоклашку-переростка совсем не смущает такое положение дел. Для него учёба – что-то вроде хобби: занятие необязательное, но временами интересное. На том чтобы ребёнок пошёл в школу, настояли чиновники из районного управления образования, которые несколько раз приезжали к Сирикам. Те в итоге согласились с системой, правда, на своих условиях. Стёпа посещает школу раз в неделю и сдаёт учебный материал экстерном. 

– Родители говорят, что школа больше отвлекает, чем помогает найти своё призвание, – рассуждает он. – Главное, это воспитать свою душу, а знания – они вокруг нас, в природе, а не в книгах. Надо учиться видеть и чувствовать. 

Планов на будущее Стёпа пока не строит. Большую часть времени он проводит в творческих экспериментах или созерцании мира. Мастерит обереги, которые охотно покупают в городе. Его старший брат 20-летний Тимофей работает в Житомире маляром-штукатуром. По словам Стёпы, Тимофею по душе образ жизни родителей, он собирается пойти по их стопам, только «найдёт свою половинку». Тогда, как и Сирики-старшие, будет обустраиваться на земле. 
 
Обязательно. Дважды в день художники непременно купаются в ледяной воде

Сотовый вигвам
Угодья семьи – это два гектара земли на краю села, возле леса. Двор не похож на сельский: нет ни забора, ни скотины, ни лающих псов. Зато впечатляют колоды с пчёлами, банька в виде храма и странная конструкция, издалека напоминающая приземлившуюся на стог сена летающую тарелку. 

– Это наш сеновал, – показывает на «НЛО» Степан и кивает на три палки с колокольчиком, сложенные наподобие арки, – а вот ворота. 

Навстречу выбегает бородач в шортах, за ним – женщина в лёгком платье. Кажется, они и не замечают, что на дворе –10ºС. Мороза для Василия и Виктории, которые напоминают фантастических героев, вроде бы и не существует. После недолгого знакомства нас приглашают в дом. Внутри он напоминает соты. Центральное помещение – гостиная и кухня: здесь стоит печка и готовится еда. К нему примыкают ещё три подобных комнатки, стены которых образуют тупые углы: спальня, кабинет, чулан. 

– Так в дохристианские времена славяне строили, – уверяет хозяин. – Это энергосберегающее пространство, на его обогрев ресурсов уходит меньше, чем на такую же жилплощадь классической формы. 

– Когда мы сюда приехали, то и не думали строить дом, – подключается к разговору супруга Василия. – Хотели сделать что-то вроде индейского вигвама или шалаша. Мы ведь больше времени проводим на улице, а в доме просто вещи храним. В прошлом году даже спали на дворе. 

За угощением – тыквенной запеканкой с травяным чаем – хозяева рассказывали, как дошли до такой жизни. Сирики считают теперешнее своё бытие куда более интересным, чем годы, проведённые в Москве, где Василий работал главным художником театра «Дикси», и в Петербурге, где супруги трудились в керамической мастерской. В родном Житомире у них осталась своя студия, но бегством от нереализованных творческих устремлений и жёсткой конкуренции их переезд в глубинку назвать нельзя. 

– Как-то услышали по радио передачу про людей, которые оставляют свои городские квартиры и уезжают в сёла, – говорит Виктория. – Идея заключается в том, чтобы создать своё родовое поместье, где можно жить, основываясь на духовных принципах. Такой способ ухода от манипуляций современного общества мы посчитали нормой. 

Своё место они нашли как раз рядом с лесом, который до раскулачивания принадлежал прадеду Василия. Так что поместье и в самом деле вышло родовым. 

Низкокалорийно. Глава семейства показывает хранилище с запасами на зиму: они впечатляют простотой и малым количеством


Просто мало едим
Кажется, отшельники живут в режиме героя фильма «День сурка». Но Сирики уверяют, что, наоборот, их жизнь здесь гораздо разнообразнее, чем в городе. 

– Мы живём в познании, а не в спешке, – объясняет Василий. – У человека, который наблюдает за природой, развиваются ум и интуиция, ощущается своя связь с окружающим пространством, со Вселенной. Мы стали понимать, как наши мысли формируют реальность. Научились чувствовать на расстоянии и друг друга, и людей, которые думают о нас. Кстати, в нашем доме ненужные вещи дематериализуются – предметы, которыми никто не пользуется и которые никому не нужны, сами исчезают. 

Быт Сириков предельно прост. По сути, так и жили сто лет назад. Электричества, а стало быть, и холодильника в доме нет. Стратегические запасы вегетарианцев – это овощи со своего огорода, мочёные яблоки, берёзовый сок, сухофрукты, травы и мёд. Хлеб выращивают сами, изредка покупают в городе крупы – за покупками отправляются на велосипедах или пешком. По два килограмма риса и гречки хватает на всю зиму. 

– Мы просто мало едим, – отмечает Василий. – Весной питались через день, больше не хотелось. Летом употребляем в основном только фрукты. 

С тех пор как семья перебралась в поместье, Василий принципиально отказывается творить на продажу. Основная часть его картин – сюжеты из собственной жизни. Именно эти работы больше всего интересуют посетителей выставок. После нескольких «выходов в свет» по соседству с художниками-отшельниками даже появились их последователи. Правда, пока в своих владениях они бывают наездами. Всё-таки для того, чтобы жить, как Сирики, нужно не только очень этого хотеть, но и уметь всё делать своими руками. 

Что же касается денег, то художники их не зарабатывают, а, по семейному выражению, выменивают. Раз в месяц на одной из центральных житомирских улиц появляется небольшой раскладной столик, за которым стоит Виктория. На нём – её картины и обереги. Выручка и идёт на нужды семейства, а они настолько скромные, что удовлетворить их не помешают никакие финансовые катаклизмы.
 
Анастасия Рингис, фото автора
26 января 2009, 08:11 ФОКУС №1-2

--- Подпишись на рассылки и газеты... --- --- Информационная политика газеты... ---

--- Приобрести экотовары "Быть добру"... ---

Поделиться в соц. сетях

Нравится